Артемий Воробьёв: «Волынка зацепила меня сильнее всего»

0
103

В канун Нового года гости фестиваля «Путешествие в Рождество» смогут увидеть выступление едва ли не самого оригинального музыкального коллектива столицы, а то и всей страны — Оркестра Волынщиков Москвы (ОВМ). Все, кто впервые видит и слышит волынщиков живьем, моментально встают «под их знамена», а ещё у них возникает множество вопросов. Об истории ОВМ сегодня рассказывает его художественный руководитель Артемий Воробьев.

Фото со страницы ВК

 

– Волынка популярна в России?

– С волынкой меня начали звать выступать сразу. По концертной практике она стала самым востребованным инструментом. Сначала, конечно, это было просто увлечение и халтура, но потом всё переросло в серьезную работу с оркестром.

– Ты помнишь момент, когда произошёл «щелчок»? Когда, скажем, появились первые гонорары от волынки?

– Это случилось буквально в первые полгода, когда я уже сносно начал играть. Стал выходить на люди, были самые низкоуровневые, по сегодняшним меркам, мероприятия на самом деле. Но тогда казалось, что это круто: какие-то кафе, рестораны, люди звали на свои дни рождения и свадьбы. Кто-то другой сразу цеплялся, брал контакты – работало сарафанное радио. И я расходился по своему будущему слушателю. Тогда я уже очень глубоко погрузился в тему, смотрел видео эдинбургского Military Tattoo, где они сотнями выступали. И мне стукнуло в голову, как же круто, если я не один буду играть, а со мной будут барабанщики, плюс кто-то в паре. В России этого не было на рынке, было только пара человек, которые работали сольно: Владимир Борисович Лазерсон (вообще первый волынщик в России) и Анатолий Исаев – с ним мы вместе начинали в Оркестре Волынщиков Москвы, но наши интересы разошлись и нам пришлось разбежаться достаточно быстро.

– Кстати, многие волынщики, которые не входят в твой близкий круг, вроде не очень тебя любят. Это зависть?

– Я достаточно импульсивно-экспрессивный персонаж. Даже сейчас мои студенты частенько рассказывают, что с кем-то встречались, кто в полном шоке: ты работаешь/учишься у Воробьева? Да он же ест девственниц на завтрак! Это уже стало какой-то легендой. Но если возвращаться к реальности, то, естественно, когда я занялся руководством коллектива, начали лететь какие-то головы, с кем-то мы расставались. Ну да, я справедливый, суровый и жесткий руководитель, но если бы я таковым не был, мы бы не оказались на таком высоком уровне. Но я бы хотел сейчас поблагодарить всех, с кем я когда-либо работал! Это были прекрасные дни и годы, даже если мы не очень хорошо расстались. Я благодарен всем этим людям, считаю их коллегами, друзьями и профессионалами. Всех имен, конечно, не назовешь, но я понимаю, о ком я говорю, да и они сами поймут.

Да и не мои проблемы, что обо мне говорят за спиной. Кому-то я нравлюсь, кому-то нет. Вообще в России так принято: каждый критикует любого музыканта и артиста – всегда все могут лучше, талантливее и круче. Это чисто культурный и этический момент.

– Оркестр Волынщиков Москвы не только четкая и сыгранная игра на инструментах, но и красивый перфоманс. Эта идея сразу появилась?

– Мы не совсем классический pipeband, то есть играем не только классическую музыку на волынках, но и современные жанры. И когда современной музыки стало много, появилась необходимость в новых решениях на сцене. В начале мы вставали как духовой оркестр и играли стоя. Тогда мы только учились играть вместе, в процессе жизни. Потом этот навык пришел, и надо было начать двигаться. Первый шаг – мы начали двигаться как маршевый оркестр, потом появились традиционные рок-позы, перестроения, прыжки, танцы. Это оказалось очень зрелищно и интересно, публика тоже высоко оценила.

– Это была твоя личная идея или все-таки где-то подглядел?

– Конечно, подглядел у американских духовых оркестров. Точнее, даже у студенческих. В США очень развита эта тема. А потом переложил на российские реалии. Рынок сам это попросил на самом деле: начали звонить концертные директоры, которые просили добавить немного «движа», чтобы всё было совсем идеально. И понеслось! Каждый номер теперь имеет какую-то картинку. С нами работает профессиональный балетмейстер Игорь Денисов, который ставит номера. Мы ломаем руки-ноги, иногда очень тяжело играть и параллельно делать все движения. Приходится оттачивать месяцами.

– Ты мечтатель? У каждого музыканта есть своя мечта, цель. Есть ли у тебя определенная?

– Есть, но я промолчу! Если мы её озвучим, она, скорее всего, слетит. Главное – не откладывать в долгий ящик свою мечту, если таковая есть. Цели, желания и мечты вне сроков недостижимы.

– Ты перепробовал невероятное количество различных инструментов: болгарская гайда, дудук, бамбуковая флейта и другие. Почему ты остановился именно на волынке?

– В какой-то момент своей жизни я начал изучать русскую фольклорную традицию, а потом и инструменты разных стран мира. Волынка зацепила меня сильнее всего, потому что она очень схожа с моей энергетикой. Как я уже сказал, человек я достаточно импульсивный и экспрессивный, а иногда и агрессивный. А волынка звучит как соло гитары – у нее тембр проникновенный и кричащий. Это голос, который нельзя не заметить. Этот инструмент – мое продолжение. Продолжение рок-н-рольной юности. Волынка – инструмент, который не только лучше слушать живьем, его нужно смотреть, она вышибает эмоцию моментально из людей и делает их максимально счастливыми!

Ниже мы публикуем фото и видеозаписи с выступлений оркестра:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

*

code