Елена ЖУРЕК: «Сказки пишутся не только для детей, но и для родителей»

0
111

Сказать что-то однозначное о детской литературе в современной России сложно. Объективно, это направление сейчас переживает не самые лучшие времена. Причин тому может быть достаточно много, начиная от непопулярности тематики, и, как следствие, малой заинтересованности авторов работать в данном направлении, заканчивая общим упадком культуры чтения. О творчестве и жизни детского писателя в реалиях нынешней России, о книжной культуре, о тенденциях детской литературы с психологом, автором книги «Долгая дорога Снежинки», «Сказки Изумрудного Леса» и серии рассказов про приключения «Хранемиров», детской писательницей Еленой Журек побеседовала студентка 1 курса кафедры журналистики МГИК Кристина Шестакович.

– Елена, почему вы решили заняться писательской деятельностью, ведь по образованию вы психолог?

– На самом деле, я не просто психолог. У меня два высших образования и несколько дополнительных. Я практиковала более десяти лет детскую и семейную психологию, открыла детский психологический центр, который ныне базируется в Австрии и действует как образовательный. Мне безумно нравилось то, чем я занимаюсь. Но у меня родился первенец, и я поняла, что продолжать жить в привычном мне ритме я уже не могу. Потом родился ещё один ребёнок, который сразу «дал всем прикурить». Вот так я и осела дома, где в кастрюлях и памперсах стала терять себя. Тогда пришла идея взять в руки блокнот, ручку и пойти писать. Вскоре появились «Сказки Изумрудного леса» и «Школа Изумрудного леса».

– Начинать что-то всегда задача непростая. В вас верили? Не говорили, что ничего может не получиться?

– Нет. Я постоянно совершенствовала свои навыки, посещая курсы и мастер-классы. Я думаю, что для начинающего писателя чуть ли не главным фактором является то, поддерживают ли его близкие. Меня поддержали все, а самое главное – муж. Он всегда помогал, восторгался текстами и, помимо этого, редактировал, кропотливо проверяя каждую запятую. Только после его одобрения издательство публикует текст. Я думаю, что без него, не вышло бы ни одной книги.

– А вы сразу нашли свой стиль и манеру письма?

– Я сама не знаю, какой у меня стиль. Читая тексты коллег, я часто узнаю перо автора, но вот свой даже не искала. Конечно, он формируется, и когда-нибудь обязательно появится. Нужно учиться и работать.

– Есть мнение, что литература в современных реалиях деградирует. Как вы считаете, книжная культура уходит, ведь читают всё меньше и меньше?

– Нет. Все зависит от того, через какую призму мы смотрим на мир. К примеру, если ты развелся, то кажется, что вокруг тебя все разводятся. Естественно, ты скажешь, что все браки несчастны и в 50 лет все становятся одинокими. На меня однажды вышла библиотекарь из Красногорска и сказала: «К нам пришло две ваши книжки, они всем так понравились. Дети записываются в очередь за книгой и мечтают познакомиться с автором. Примерно 560 детей очень ждут вас». И вот я вошла в аудиторию, где сидят с горящими глазами начитанные дети, которые обсуждают мои книги, спорят и задают вопросы. И когда я дарю ребенку одну книгу и говорю: «Вот тебе ссылка, можешь скачать остальные», то я вижу, как он расстраивается. Дети хотят читать, чувствуя книгу. Им нужна книга, которая даёт возможность гармонично развиваться. Они читают, и в силу своего небольшого запаса визуальных образов, не могут представить себе флорентийскую мозаику, по которой идет Золушка и канделябры, висящие на стенах. Тут единственный помощник — иллюстрация. Перед тобой стоит толпа детей, и каждый хочет живую книгу. После таких встреч веришь, что книжная культура у детей умрет еще очень нескоро, если вообще умрет когда-нибудь.

– Как обстоит дело с детской литературой в современном мире?

– Кто главный покупатель деткой литературы? Человек взрослый. Детских писателей часто называют самоубийцами, потому что их не покупают. Про современных авторов почти никто не знает, ведь родители предпочитают купить старую классику, на которой выросли сами. Это менее рискованно. Хотя сейчас очень много детских писателей, которые пишут так, как понимают современные дети: об их проблемах и переживаниях, и, при том, очень талантливо. Безусловно, создаются выставки, конкурсы, но пробиться все равно крайне тяжело. Литература есть, просто никто о ней не знает.

– Сказки только для детей? Не зазорно их читать взрослым?

– Сказки пишутся не только для детей, но и для родителей. В моей новой книге «Большой пожар в Изумрудном лесу» будет очень много ситуаций, которые могут научить не только ребенка, но и родителя, как себя правильно вести. Всегда существует подтекст и посыл, адресованные родителям.

– У вас есть серия книг о «Хранимирах». Она были выпущена в связи с годом экологии. Вы планируете писать что-то в 2018, связанное с годом волонтёрства?

– Мы думали, что будет год театра, поэтому была написана пьеса по книжке «Вторая жизнь», которую сейчас ставят в Мытищах. А о волонтёрах пока не думали.

БЛИЦ-ОПРОС

– Ваша главная черта?

– Думаю, увлеченность. Если я чем-то увлеклась, то энергия начинает бить фонтаном, который и является мощным двигателем для реализации какой-либо идеи.

– К каким порокам вы испытываете наибольшее снисхождение?

– Я могу простить необразованность и некультурность, ведь это проблема родителей. Человек не виноват, потому что культурность не была заложена родителями, и он ведет себя естественно без задней мысли. Но не могу переварить жадность и подлость.

– Где бы вам хотелось жить?

– Там, где я живу сейчас. В Австрии, в маленькой деревне в горах с чистым воздухом и прекрасной водой. Хочется жить в спокойном и защищенном месте, где чувствуешь себя безопасно. В Москве меня убивают расстояния и то время, которое я на них трачу.

– Если не собой, то кем бы вы хотели быть?

– Собой! Я самодостаточная личность. Мне ничего не хочется поменять в своей жизни. И чем старше становишься, тем больше понимаешь, это твой багаж, он ценен, все твои впечатления, удачи и неудачи, твои семья и дети. Как это можно переписать? Мне ценно каждое мгновение. Пускай в молодости я глупила и делала ошибки, но это меня формировало. Ничего бы не переписала.

– Чем вам нравится заниматься больше всего?

– Писать. Это позволяет мне прожить совершенно новую, фантастическую жизнь. Для меня это как наркотик, как нирвана.

– Что в вашем понимании несчастие?

– Когда ребенок болеет. Весь мир сворачивается в одну точку, и ты не можешь ни то что писать, не можешь ни дышать, ни есть. Ты только ждешь, когда ему полегчает. И это чувство бессилия, когда ты дал уже все лекарства, а температура все равно не спадает. Ты все бы отдала, чтобы забрать болезнь себе, но не можешь. Несчастие – это все проблемы, связанные со здоровьем близких. Остальное пережить можно.

– А что тогда счастье?

– Счастье, это когда вы умеете слышать близкого не только ушами, но и сердцем. Самое важное — быть принятым, все остальное это уже дополнительные опции.

– Что приносит вам мотивацию?

– То, что имеет подлинную миссию. Это как с «Хранимирами». Они меня мотивируют, потому что я понимаю цель и масштабность проекта. Как для любой матери, для меня нет ничего более ценного чем мой ребенок. Мне важно, где будет жить мой ребенок, каким воздухом он будет дышать, что видеть. То, что я могу повлиять на это, меня и мотивирует.

– Ваше кредо?

– Надо ставить себе высокую планку, тогда ты полетишь высоко и далеко. Может быть и не долетишь, но зато пока летишь, будешь собирать попутные блага и достигнешь больших высот.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here