Галина БОСАЯ: «В первую очередь, я музыкант, человек, воспевающий жизнь при помощи звуков»

0
18

16 ноября в трапезной Зала церковных соборов Храма Христа Спасителя состоялся круглый стол, посвящённый выходу альбома «ХII Священных Псалмов«. В беседе принимали участие музыканты, культурологи и журналисты, которым оказалась близка тема синтеза духовной лирики и современной музыки. В дискуссии приняли участие лидер группы “Калинов мост” Дмитрий Ревякин , музыкант и журналист Александр Липницкий, теле- и радиоведущая Тутта Ларсен, композитор и исследователь корневой музыки Сергей Старостин, лидер группы “Ихтис” Адриан Гусейнов, музыкальный обозреватель газеты “Коммерсантъ” Борис Барабанов, участник телевизионного шоу “Голос” иеромонах Фотий, певица и автор проекта «XII Священных Псалмов» Галина Босая. Презентация альбома состоится 26 ноября в Зале церковных соборов. Предлагаем вашему вниманию самые интересные фрагменты беседы.

1image5

Галина Босая:
— Сегодня можно отчетливо проследить как на музыкальных каналах, в телепередачах процветает вестернизация. На этом фоне мне захотелось создать что-то духовное. Я профессиональный музыкант, получила дирижерско-хоровое, вокальное образование, красный диплом. В годы обучения пела в церковном хоре «Благовест», у меня даже была мечта стать регентом. Альбом «XII священных псалмов» создан в стиле «неоклассицизм», это синтез классики и современных музыкальных направлений. Все оркестровые, вокальные, хоровые, инструментальные партии записаны так, чтобы они легко ложились на слух, так как классика в чистом виде достаточно сложно воспринимается неподготовленным слушателем. Мной были выбраны те псалмы, которые созвучны моей душе, а из существующих переводов на современный русский язык я отобрала варианты из греческого перевода Библии (Септуагинты), поскольку данная версия перевода фонетически лучше ложится на мелодию. Могу, например, рассказать о том, как появилось музыкальное воплощение «Псалма №90» — «Живущий под кровом Всевышнего!». Мелодия пришла ко мне в 4 часа утра, во сне. Помню сразу проснулась, побежала к ноутбуку, открыла музыкльный редактор и зафиксировала то, что услышала, и далее работа над «Псалмом 90» заняла две недели. Позже я узнала, что его никогда не перекладывали на музыку. Затем появились псалмы: 25 и 23, их я представила звукозаписывающей студии современных искусств Magic Voice, которая занимается благотворительными проектами. Они поверили в наш материал, и в течение двух лет работа велась в этой студии на благотворительной основе. Там мы записывали весь аль с Патриаршим хором Храма Христа Спасителя под управлением Ильи Толкачева, Первым Симфоническим Оркестром под управлением Сергея Желудкова (псалом 23,25), с незвависимой группой Bosaya. Остальная работа с молитвенными песнопениями велась в Германии — с немецким струнным оркестром под управлением Лоренца Блаумера, он же исполняет соло скрипки на студии у Доминика Шафера, с которым мы уже записали мой сольный альбом «BOSAYA». Мы много экспериментировали, например, записывая псалом 25, II ч, мы брали фужер из тонкого стекла, наполняли его водой, достигая нужной тональности, смачивали пальцы и водили по краю, добиваясь чистого небесного звучания. Так как я болезненно придирчиво отношусь к звуку, сведение альбома также осуществлялось в Германии.

Александр Липницкий:
— Сама идея проекта Галины Босой меня очень увлекла. Я с нетерпением жду концертной премьеры альбома. Для меня это главное событие осеннего сезона. Я сейчас дочитываю знаменитые дневники протоиерея Александра Шмемана, который всю жизнь проработал в русской церкви в Америке. Главный пафос и главное сыскание этой книги состоит в том, что современная ему православная церковь (это 1960-е — 70-е годы) не могла найти точки соприкосновения с молодежной культурой. Галин проект для меня — это одна из тех тропочек, которые могут вести к сердцам молодых слушателей. Это один из путей сближения новых людей XXI века и ортодоксальной священной истории .

Галина Босая:
— Спасибо, я тогда чуть подробнее расскажу о концерте. Концерт состоится 26 ноября в Зале Церковных Соборов, сбор гостей в 19:00 начало строго в 20-00. В программе участвует Патриарший хор Храма Христа Спасителя под управлением Ильи Толкачева, симфонический оркестр «Глобалис», дирижер Антон Шабуров и независимая группа Bosaya. Все это будет подкреплено видеоинсталляцией. Ее сюжет — история Бога от сотворения мира, величие человека, его падение, познание низших и высших сторон между светлым и темным, где высшая сторона — это и есть Бог.

1image4

Тутта Ларсен:
— У меня двойственное впечатление от альбома Галины Босой. С одной стороны, у Гали фантастический голос, огромные вокальные возможности. Да, наверное, есть смысл обращать внимание современного человека на духовные тексты и таким образом тоже. С другой стороны, мне немного непонятна целевая аудитория этого проекта. Для молодежи, как мне кажется, это очень замысловато. Вивальди или Моцарт могут оказаться понятнее для неподготовленного слушателя. Как человек с музыкальным вкусом, я слушаю этот альбом и, извините, балдею, а как человек православный, я не понимаю, то ли меня это смущает, то ли это все же нечто правильное. Галя, вы вначале сказали, что это альбом для вас — способ борьбы с вестернизацией. Не могли бы вы объяснить, что имеется в виду? Вообще, мне было бы интереснее узнать, что это лично для вас. Брали ли вы благословение на этот проект у своего духовника?

Галина Босая:
— Я получила Благословение от Митрополита Иллариона. Мы пять месяцев ждали одобрения этого проекта Патриаршим советом по культуре. Так сложилось, что в данный момент моей жизни моя главная цель — донести идеи теистического гуманизма в массы.

Тутта Ларсен:
— А зачем? Зачем это вам? В какой период вашей жизни эта искра загорелась?

Галина Босая:
— Этот период происходит прямо сейчас. Все, что связано с добром, со светом в жизни, это и есть Бог. От проделанной работы со священным псалмами я получила огромное удовольствие. И стала взрослее.

Тутта Ларсен:
— Я задаю этот вопрос потому, что мое журналистское прошлое и моя нынешняя воцерковленная жизнь находятся в антитезе. Особенно для посторонних. Однажды мы пришли на комиссию по частотам с проектом радио «Вера», и один из членов комиссии сказал: «Я все понимаю, у вас семейная радиостанция, но при чем здесь Тутта Ларсен?». Приходится доказывать, что ты разносторонний человек. Поэтому мне очень интересен галин опыт, что ее двигает в этом вопросе?

Галина Босая:
— В первую очередь, я музыкант, человек, воспевающий жизнь при помощи звуков. В этом проекте для меня на первом месте содержание, а форма — это следствие. Каждый, кто приходит на концерт, уже становится лучше, прямо в этот момент. Хорошо бы, чтобы человек пришел домой с концерта и открыл Псалтирь. Или вспомнил, что кому-то он сделал что-то не очень хорошее, позвонил и попросил прощения, стал ближе к родным, более внимательным к любимым и близким. Вспомнил, что такое настоящая любовь. В моем формате, как музыканта, это миссионерская деятельность. Главное в молитвенных песнопениях — слово. А мелодические излишества отвлекают от главного.

Иеромонах Фотий:
— Я послушал альбом Галины Босой и могу сказать, что мне было интересно. Я вообще люблю разные музыкальные эксперименты. Тем более интересно, если это связано с религиозным материалом. Музыка здесь очень интересная. Композитор, который ее сочинял, судя по всему, достаточно опытный и в то же время любящий экспериментировать. Что касается вокальной части, то здесь есть некоторые замечания, какие-то минусы. Но в целом картинка довольно приятная.

Борис Барабанов:
— Уважаемый Фотий, мы среди прочего здесь говорим о том, как духовная музыка и священные тексты могут существовать в светском контексте, как сегодня взаимодействуют традиционные представления о духовности, вере и реалии нашего времени, такие, как телевидение, например. Правильно ли я понимаю, что ваше участие в шоу «Голос» не всеми вашим прихожанами и вашими соратниками восприняты однозначно?

Иеромонах Фотий:
— Я стараюсь оставаться вне влияния каких-то критиканов. Я хочу, чтобы мое ощущение на сцене не было ничем замутнено. Я четко знал, зачем я иду на этот проект, знал свою цель. Я стараюсь не поддаваться на провокации со стороны тех, кому не по душе мой выход на публику. Я ведь не ушел из церкви. Я остаюсь в монастыре, могу так же молиться. Я нисколько не жалею о том, что пошел на “Голос”, я вижу в этом благую миссию. Она не проявляется в вербальном смысле, я не пропагандирую открыто православие, но может быть, все еще впереди. Мое появление в светском шоу еще даст свои плоды.

1image8

Сергей Старостин:
— Я только что вернулся из Вильнюса, где проходил фестиваль русской музыки. Участвовали восемь российских фолькорных коллективов. Литва в наших СМИ подается сейчас, как оппозиционный по отношению к нам регион. Тем не менее, три местных телевизионных канала присутствовали на русском фестивале в Вильнюсе, был мэр города. Я это к чему говорю, если один из посылов проекта Галины — демонизация Запада, противостояние западной культуре, это, с одной стороны, хорошо, а с другой — слово в этом альбоме почти ушло на второй план. Попытка его проявить есть, читается. Но музыкальный подход очень эклектичный. Здесь сталкивается несколько стихий, можно услышать и романс, и классическую оперу, и нью-эйдж. От смысла текстов это как раз уводит. Может быть, это можно списать на молодость Галины. Может быть, пройдет пять лет, и вам захочется переписать эту историю совершенно по-другому. Но замечательно уже то, что вы в принципе обращаетесь к этой теме. Я вот скоро буду отмечать 60-летие и при этом не считаю себя в силах и в праве распеть псалмы. А у вас есть эта смелость, и это хорошо. Действительно серьезный вопрос: кто это будет слушать? Если у вас есть уже сформированная своя аудитория, сможет ли она с таким же энтузиазмом отреагировать на эту работу? Каковы должны быть залы? Какова должна быть реклама? 95% нашего населения, я думаю, вообще не имеют понятия об этих текстах. Это очень ответственная история. А с другой стороны, кто не рискует… У нас ведь было много попыток как-то приблизить молодежь в том числе к священным текстам. Есть, например, несколько групп, которые исполняют православный рэп. Опять же, есть группа «Ихтис». Наверное, нужно использовать все способы…

Галина Босая:
— Что касается контакта с аудиторией, мы не боимся гастролей и готовы ездить в любом составе, как по крупным городам, так и по регионам. С нами будет гастролировать Патриарший Хор Храма Христа Спасителя под управлением Ильи Толкачева, и нас поддерживает Министерство Культуры.

1image3

Дмитрий Ревякин:
— Из истории обращения наших известных композиторов к духовной музыке я знаю, что они с небывалым сердечным трепетом приступали к этому, причем, в достаточно серьезном возрасте. Случай с Галиной в этом смысле меня ошеломляет, я даже не могу в себя прийти. Я читаю письма Рахманинова, Каретникова, Мартынова о духовной музыке, и тут в друг — раз! Вчера пела панк, а сегодня уже псалмы, два года в Германии… И министерство культуры поддерживает, и определенное крыло Патриархии. Это удивительно, но это и настораживает. Те фрагменты альбома, которые мне удалось послушать, меня не впечатлили. Правильно сказал Сергей: слова вообще не слышно. Слышны какие-то псевдоизыски. Что касается гармонизации духовной лирики — это вообще самый сложный вопрос. Мне кажется, только девушка могла пойти на это. Мужчина не решился бы в таком возрасте. Я думаю, что это какая-то PR-кампания, и Галина Босая выбрана ее лицом.

Александр Липницкий:
— А я вот как раз вспомнил о том, что провел несколько лет в одном ансамбле с человеком, который у нас олицетворяет перерождение рокера в истового православного. Это Петр Мамонов. Фильм «Остров» произвел просто переворот. Уже упомянутые мною Александр Шмеман пишет о том, что все, что связано с правослвавием, у нас принято воспринимать очень трагично, очень пронзительно и мучительно. Когда Мамонов или Башлачев пытались писать песни, связанные со своим движением к Богу, у них это всегда выходило именно что очень драматично. Шмеман утверждает, что это неправильно, что религия и движение к Богу — это чистая радость, и она должна быть беспримесной, она не должна быть трагичной. Вся история православия XX века — это дискуссия о том, как нужно идти к богу, просто, легко и радостно или обязательно загоняя себя в драматические ситуации, знакомые нам по биографиям многих рок-артистов. А вот другой вопрос к Галине, который пока не прозвучал. До тебя к Богу приходили многие рок-музыканты, у некоторых это выходило замечательно, достаточно вспомнить Боба Дилана или Боба Марли. Но лучше всего в процессе этого поиска они чувствовали себя в привычной ситуации концерта — на сцене перед толпой. Не казалось ли тебе, что проще петь песни на эти темы в привычном для себя жанре?

Галина Босая:
— Во-первых, я хочу сказать, что никакая это не PR-акция! (смеется)

Тутта Ларсен:
— Дмитрий, а уточните пожалуйста, PR чего? PR лично Гали? Или PR православия?

Дмитрий Ревякин:
— Совершенно верно. Попытка осовременить ситуацию.

Тутта Ларсен:
— А это плохо?

Дмитрий Ревякин:
— Конечно. Зачем?

Тутта Ларсен:
— То есть, добру не нужен PR?

Дмитрий Ревякин:
— Какому добру? Давайте сделаем концерт группы «Алиса» в Храме Христа Спасителя, тоже осовременим как бы православие. Или концерт нашей группы «Калинов мост».

Тутта Ларсен:
— Я, кстати, не уверена, что это невозможно.

Дмитрий Ревякин:
— Я просто хотел ответить Александру насчет радостного пути к богу.

Александр Липницкий:
— Прочти эту книгу.

Дмитрий Ревякин:
— Да не собираюсь я ее читать. Есть очень много книг, которые не надо читать.

Галина Босая:
— Нужно отметить, что Зал Церковных Соборов — это светское учреждение, здесь люди выступают на сцене, дают концерты, это не имеет никакого отношения к богослужению, пожалуйста не надо путать! Что касается моего интереса в этой истории. Я хочу понять саму себя, кто я есть. Это моя жизнь, моя история. Я, как любой артист, хочу быть услышанной.

Тутта Ларсен:
— Я благодарна Дмитрию Ревякину, он подсказал мне тему для программы «Светлый вечер» на радио «Вера — PR добра». Так ведь и миссионерство можно назвать. Обязательно поговорю об этом в эфире с каким-нибудь протоиереем. Мне кажется, добро имеет право на любые формы, грубо говоря, продвижения.

Дмитрий Ревякин:
— Давайте до китча не опускаться.

Александр Липницкий:
— Я вернусь к своему вопросу. Уже два человека за этим столрм указали тебе на эклектичность материала. Ты не думала о том, что в более традиционной ритмичной поп-музыке, которой ты профессионально занимаешься, эти тексты существовали бы более органично, достаточно вспоминить американские спиричуэлс?

Галина Босая:
— Мне нравится работать в разных музыкальных направлениях, да. Но в этом случае я не хочу слишком отходить от традиции. Если разложить мой альбом на музыкальные составные части, можно заметить, что вокальные, хоровые партии совершенно не противоречат правилам духовной музыки. В годы обучения на дирижерско-хоровом отделении колледжа у нас был предмет «духовная музыка». Может быть, простота формы навеяла на Дмитрия ощущение легкомысленности всего проекта. Но это не так, я не собиралась все упрощать до предела в угоду кому-то, я даже не представляю, как это сделать.

Александр Липницкий:
— Но таким образом ты сужаешь свою аудиторию.

Галина Босая:
— Это станет ясно только после концертной презентации.

1image2

Адриан Гусейнов:
— Галина, я очень переживаю за вас. Вы мне бесконечно симпатичны. Я боюсь, что ваши продюсеры, кто бы они ни были, бросят вас сейчас на заколачивание бабла и сломают ваш удивительный потенциал. Я послушал альбом, а также послушал все ваше хулиганское творчество, которое было до «Псалмов», и мне это было интересно. Мне всегда интересна личность. Когда вы произнесли слово “неоклассицизм”, вы дали мне инструмент , при помощи которого я могу вас оправдать. Потому что до этого мне казалось, что альбом ближе к нью-эйджу, который со священными текстами, с моей точки зрения, не сочетается. Почему я переживаю? Наш ансамбль “Ихтис” исполняет православные песни народов мира, на 10-11 языках. В этом смысле тоже несем радость правослвавия. Но мы берем народные духовные песни, не богослужебные. То, что народ поет за столом. Мы не меняем вокальный материал, просто обрамляем его в доступные аранжировки. Но к священным текстам мы прикасаться опасаемся. Может быть это, действительно, мужское видение. Так вот, вы замахнулись, замахнулись. Можете воспринимать это, как слова мистика, но вы готовы к тому, что ваша жизнь теперь должна этому всему соответствовать? Неверующий художник не может писать иконы. Готовы вы впредь соответствовать этой новой жизни или это останется хобби? Если это останется хобби, я за вас очень-очень боюсь. Если нет — бог вам в помощь и будьте осторожны. У вас есть все — вокальный диапазон, эльфийская внешность, у вас огромный потенциал. И держитесь Сергея Старостина, мой вам совет. Он будет вашим проводником. А вообще я в последнее время рад любому, кто хоть что-то делает.

Галина Босая:
— Я ничего не боюсь. Псалтирь обладает удивительной силой и художественной красотой. Это вечный жанр. Онеггер, Шенберг перекладывали псалмы на музыку. Губайдуллина, Пярт, Волконский. Их тоже критиковали. “12 священных псалмов” я не брошу, и свою. группу я не брошу. У нас в планах — объехать весь мир. Для вас я хожу по краю. Я делаю все возможное и чувствую ответственность.

Тутта Ларсен:
— Но в какой-то момент придется выбирать. Быть миссионером наполовину не получится.

Галина Босая:
— Я верю в бога, но не хочу об этом кричать.

Адриан Гусейнов:
— Тогда не нужно говорить о миссионерстве. Лучше говорить: “Это одна из граней моего творчества”. Так будет честнее и безопаснее. И если вы планируете гастроли за рубежом, лучше обязательно делать ремарку, что вы предствляете современную русскую культуру, потому что с традиционной культурой такой стиль мало связан.

Галина Босая:
— Я согласна, это верное замечание.

Подготовила Наталья КРАСИЛЬНИКОВА.
Фото автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here