В Екатеринбурге поставили мировой мюзикл о коварстве и любви «Парижские тайны»

0
358

Феерично, ярко, зажигательно и современно – это первые эпитеты, которые рождаются, когда начинаешь говорить о мюзикле «Парижские тайны», премьера которого прошла в конце октября в Свердловской государственной детской филармонии. Это первая в мире постановка по мотивам одноименного произведения Эжена Сю. Композитором и продюсером постановки выступил Ким Брейтбург, режиссером стала Алла Чепинога – выпускница ГИТИСа, на счету которой более 25 спектаклей на сценах Мариинского театра, Новой Оперы и других лучших площадок страны.

Сцена в доме барона Лансиньяка: барон (Сергей Василейко) и Ирэн (Анна Дуванова)

Горгона (актриса Христина Макарова)

 

Классика жанра в эстрадной версии

Как комментирует сам создатель музыки Ким Брейтбург, сюжет «Парижских тайн» более схож с кинофильмом, популярным в 60–х годах прошлого века, главную роль в котором исполнил Жан Марэ. Тем не менее, основные линии сюжета остаются неизменными. Действие разворачивается в Париже XIX века. Во время бала в собственном доме барон Лансиньяк предлагает маркизу де Самбрею деньги за хранящиеся у того секретные карты будущих новых улиц столицы, чтобы использовать их в личных корыстных целях. Маркиз находит предложение оскорбительным и вызывает барона на дуэль. Трусливый барон отказывается, но клянется отомстить за унижение. В параллельной сюжетной линии появляется Мари – ее матери маркиз де Самбрей перед смертью помог, и та попросила его разыскать дочь. Мари оказывается заложницей в кабаке Горгоны – предводительницы шайки бандитов, которая, как выясняется, служит барону Лансиньяку, ему же банда отдает половину всего награбленного. Также Горгона ежемесячно поставляет барону юных девушек. Маркиз вместе со старым товарищей Капралом находит Марин в забегаловке и немедленно влюбляется в нее. Само собой, взаимно. Но у Горгоны свои планы на девушку – она должна попасть к Лансиньяку…

Сцена в доме барона Лансиньяка: барон (Сергей Василейко) и маркиз де Самбрей (Евгений Бушуев)

Партия барона Лансиньяка «Не может быть иначе» (Сергей Василейко)

Как композитор Ким Брейтбург не только имеет талант идеально подбирать уникальные мелодические рисунки к каждой мизансцене, – он также невероятно тонко чувствует каждого персонажа, и, соответственно, его исполнителя. Каждая его композиция – это органичный образ, который локально ложится на вокальную и внешнюю фактуру исполнителя. Благодаря этому, в результате перемешивания всех, даже изначально довольно статичных сцен, в итоге складывается яркая и четкая картина музыкального сюжета.

Надо понимать, что «Парижские тайны» – это не классический мюзикл, а эстрадный, где шоу органично переплетается с перипетиями классическими классического источника. Ким Брейтбург отмечает, что целью его было по максимуму театрализовать эстрадное представление, и можно сказать, что затея эта вполне удалась. Зрители видят осовремененный мюзикл, где классика ловко синтезируется с современными ходами эстрадных номеров. Довольно легкая по восприятию музыка, авантюрный сюжет, великолепные артисты, лаконичное либретто – все это делает постановку интересной и понятной для зрителя. Кроме того, надо отметить, полное отсутствие популярных нынче ходов в виде пошлых заигрываний со зрителем. Артисты органично существуют на сцене, не вовлекая зрителя в модные интерактивные действия. Что дает возможность самим исполнителям спокойно работать и выполнять свои задачи, а зрителям свои – отдыхать и наслаждаться ярким, захватывающим спектаклем.

Все в мире случайно, и все неслучайно

Тот факт, что спектакль поставлен на сцене детской филармонии, смущать не должен – создатели изначально позиционируют «Парижские тайны» как постановку для семейного просмотра, выставляя возрастной ценз 16+. Это настоящий экшен, где есть приключения, интриги, убийства, погони, коварство и, конечно же, любовь, которая преодолевает все преграды и несправедливости, и феерично торжествует под финальную композицию под названием «Парижские тайны».

Кроме того, Свердловская государственная детская филармония уже давно перестала ассоциироваться с чем–то легковесным и несерьезным. Благодаря директору филармонии Людмиле Скосырской здесь ставятся не только привычные детские спектакли, но и происходят достаточно смелые творческие эксперименты, для работы над которыми приглашаются лучшие специалисты в области театрального и музыкального искусства. На сцене Екатерининского зала – одной самых молодых и технически совершенных театральных площадок Екатеринбурга – с успехом идут самые разные музыкальные спектакли. Такой «ассортимент» обусловлен стратегией развития филармонии, в составе которой работают лучшие детские коллективы страны – Ансамбль танца «Улыбка», Джаз – хор, Капелла мальчиков, Ансамбль скрипачей, Оркестр народных инструментов, а с недавнего времени и – Театр мюзикла, на который, к слову, руководство учреждения возлагает большие надежды.

Барон Лансиньяк (Сергей Василейко) и Горгона (Христина Макарова)

Сцена в доме маркиза де Самбрея. Маркиз (Евгений Бушуев) находит убитым своего слугу Жака (Артем Аксенов)

Кстати, место действия «Парижских тайн» и комплект приглашенных авторов отнюдь не случайны. Так, в 2016 году Ким Брейтубрг уже поставил на сцене Свердловской филармонии мюзикл «Дубровский», который имел ошеломительный успех как у критиков, так и у зрителей. На данный момент на свердловской сцене состоялось уже тридцать семь спектаклей, все они прошли при неизменном аншлаге. Именно успех «Дубровского» и подтолкнул к созданию в январе 2018 года в Свердловской государственной детской филармонии собственной профессиональной труппы, которая и составила актерский костяк «Парижских тайн» – наличие в филармонии собственного театра мюзикла очень помогло при подборе артистов. Кроме того, по рекомендации директора Людмилы Скосырской и при полном согласии продюсера Кима Брейтбурга в постановке были задействованы дети, обучающиеся в студиях филармонии. Это оказался по–настоящему масштабный ресурс для работы проекта: ребята участвуют в большинстве сцен, они и играют, и танцуют, и поют. Порой, не уступая, и даже превосходя профессиональных артистов в своей легкости, подвижности и искренности.

Постановка нового мюзикла была реализована при поддержке Министерства культуры Российской Федерации, на нее был выделен Правительственный грант в размере 8 млн. рублей. Именно поэтому, когда возникла идея столь масштабного проекта, руководство филармонии обратилось к Киму Брейтбургу с предложением посотрудничать.

Над постановкой Ким Брейтбург работал вместе с супругой – Валерией Брейтбург. Она взяла на себя роль супервайзера и музыкального руководителя проекта. Также в создании мюзикла была задействована лучшая постановочная команда: автор либретто – поэт – песенник Евгений Муравьев, хореограф – художественный руководитель балета «Street Jazz» Сергей Мандрик, художник – постановщик – Марина Абдуллаева; одну из музыкальных тем – «Мама», исполняемую Мари, написал известный французский шансонье Нильда Фернандес.

Show must go on

Несомненная заслуга режиссера Аллы Чепинога в том, что она сумела из стартового материала – музыки, либретто, отрывочных сцен, совершенно разноплановых артистов «слепить» – в хорошем смысле этого слова – по–настоящему уникальный цельный проект.

Включившись в работу практически с самого начала, Алла придумала ряд ролевых рисунков, сцен, драматургические партитуры и сюжетные дополнения, а также нового героя – Шарманщика, – героя, казалось бы, второстепенного, который мог бы даже остаться проходным, однако, именно благодаря ему, на протяжении всего мюзикл в зале витает дух настоящего Парижа. Шарманщик появляется в ряде мизансцен, своим присутствием, порой разрешая сложные ситуации, давая советы героям и как бы походя привнося некую стабильность в жизнь героев.

Капрал и Маркиз в кабаке (Сергей Боднев и Евгений Бушуев)

Финальная сцена в доме барона Лансиньяка. Маркиз (Евгений Бушуев) и Капрал (Сергей Боднев) освобождают Мари из дома Лансиньяка (Сергей Василейко)

Важный момент – в мюзикле на равных задействованы профессиональные оперные певцы и драматические артисты. Несмотря на наличие в филармонии собственного Театра мюзикла, актеров не хватало, в связи с чем пришлось проводить дополнительный кастинг. Как рассказывают продюсер Ким Брейтбург и режиссер Алла Чепинога, на кастинг пришло около 200 человек, из которых буквально за несколько дней пришлось выбирать лучших из лучших. Несмотря ни на что, состав получилось собрать вполне талантливый и жизнеспособный. Более того, удалось собрать два состава, по мнению Кима Брейтбурга, не уступающих друг другу в мастерстве и профессионализме. Это демонстрирует то, что по подбору была проведена поистине титаническая работа. Среди участников мюзикла есть и артисты эстрады, и драматические актеры, студенты консерватории и театральных вузов, есть и непрофессиональные исполнители, тем не менее, сумевшие занять вполне достойное место среди героев «Парижских тайн». Итог – яркое, зрелищное шоу, в котором задействовано порядка 40 артистов, для которого отшито 86 костюмов, на подготовку которого ушло более года.

Танцуют все!

Нельзя не сказать и о потрясающей работе хореографа. Ни одного неверного движения, четкие выверенные пластические этюды и совершенно собранные танцевальные фрагменты способны заворожить любого, даже равнодушного к танцевальным номерам зрителя. Стоит отметить, что в постановке Сергея даже классические этюды выглядят современно. Брейтбург поясняет, что приглашение Сергея Мандрика в качестве хореографа было его целенаправленной позицией. Музыка в спектакле, что называется, продвинутая и современная, соответственно, и танцевальные номера должны были быть такими же, даже в, казалось бы, ну совсем классических фрагментах типа вальсов. В свою очередь Сергей Мандрик комментирует, что когда музыка располагает, даже вальс можно легко сделать модным и современным. Впрочем, Сергей хорошо известен как хореограф, владеющий собственным уникальным и узнаваемым хореографическим почерком. Другой вопрос в том, что перед ним стояла задача выдержать границы, учесть особенности времени, где происходит действие спектакля, и сделать стильные, танцевальные номера, не опошленные осовремененными элементами.

Блокинг чувств и эмоций

Валерия и Ким Брейтбурги на премьере мюзикла

Одной из основных проблем стала именно работа с артистами. Ким и Валерия Брейтбурги способствовали тому, чтобы в процессе подготовки «Парижских тайн» возникла четко простроенная рабочая схема – внутри которой актер был бы абсолютно свободен во всех своих чувственных проявлениях. Что делать, как двигаться, куда идти – все эти нюансы уже построены по партитуре. А вот какими психологическими мотивами руководствоваться в более тонких деталях и главное – как это выразить физически и эмоционально достоверно в своей игре? Все это нуждалось в серьезной и кропотливой доработке, которую провела Валерия Брейтбург, на счету которой успешные работы более чем в 20 мюзиклах. Действительно, не так просто «подогнать» исполнителей разного уровня друг под друга. И, если, задачей режиссера Аллы Чепинога стало собрать воедино глобальный проект в масштабном его воплощении, то Валерия Брейтбург в качестве супервайзера работала над мелкими деталями, позволяющими артистам не просто досконально знать роль, но и ощущать все свои действия и поступки в рамках мизансцен. Жесты, движения по сцене, поведенческие мотивы, которые зритель видит в общем процессе игры – все это тщательно проработано и отрепетировано. Валерия Брейтбург давно работает по западной системе «блокинг». При использовании ее выстраивается схема, которая считается опорной точкой работы актера в предлагаемых обстоятельствах, она становится настоящим спасением при освоении артистом локального сценического пространства. Работая по заданной программе, артист не может ни на сантиметр сдвинуться с заданной траектории. Один неверный шаг – и ты попадаешь в другую мизансцену, где происходит совершенно иное действие. «Блокинг» можно рассматривать также как пошаговые во времени физические изменения поведения персонажей, связанные с их мотивацией, соответствующие их побуждениям и целям – успешно или неудачно реализованным в каждом случае на протяжении развития сюжета.

Финальная сцена, улица Парижа. Полицейский (Антон Панфилов), Капрал (Сергей Боднев), Мари (Дарья Квасова), маркиз де Самбрей (Евгений Бушуев), Тетушка Годен (Валерия Розенблит), дядюшка Годен (Алексей Рычков)

Сцена в доме барона Лансиньяка «Не может быть иначе» (Сергей Василейко)

Постановочный принцип, казалось бы, непривычный для российского театра, издавна склонного к актерской импровизации и большей творческой свободе. Однако жанр мюзикла предполагает именно такую методику работы с актерами, особенно учитывая то, что в постановке собрались совершенно разного уровня исполнители, она, безусловно, оправдана. Как еще можно «уравнять» в сценическом исполнении профессионального певца и, скажем, драматического актера? Или вообще – оперного исполнителя и студента второго курса музучилища? Артисты должны играть в равных координатах, и это не прихоть постановщиков. Схема блокинга выравнивает игру артистов, приводя ее к общему знаменателю. Единственное «но» — вокальные данные она не уравнивает, так что мелкие недочеты в музыкальных номерах остаются на совести артистов. Естественно, что многие вокальные партии оказались немного технически трудны для исполнителей, «заточенных» на драматическую игру, однако, в основном это вполне окупается идеально подобранными образами героев и их неимоверным трудом – невозможно переоценить старания актеров. С другой стороны, спасает ситуацию и уровень профессиональных вокальных исполнителей – на протяжении всего спектакля приятно удивляют исполнители ролей маркиза де Сомбрея, Капрала – друга маркиза, дядюшки Годена, Шарманщика и многих других. Кроме того, для многих артистов главные роли в «Парижских тайнах» стали дебютными, поэтому есть надежда, что уже через пару месяцев мюзикл станет гораздо более сыгранным, органичным и цельным. Хотя и сейчас, в первые дни премьер «Парижские тайны» получили восторженные отклики у зрителей – на протяжении всех трех дней, пока шли премьеры, зрители стоя приветствовали героев в финале спектакля.

Шарманщик (Алексей Глухов)

Общее фото — артисты мюзикла и постановочная команда

Ниже мы публикуем видеозаписи отдельных сцен:

Алина КОЧАНОВА,
Фото Аксиния МЕДВЕДЕВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here