В столице представили спектакль французского режиссёра Джеймса Тьерри «Лягушка была права»

0
46

Международный театральный фестиваль им. А.П. Чехова — важнейшее театральное событие, позволяющее раз в два года увидеть громкие театральные постановки со всего мира. Лучшие режиссёры: Роберт Лепаж, Филипп Жанти, Деклан Доннеланн, Питер Брук, Джеймс Тьере и многих другие представляют свою программу в Москве. Всего с 24 мая по 20 июля покажут больше двадцати спектаклей из полутора десятков стран, в том числе из Германии, Франции, Южной Кореи, Тайваня, Кубы, Великобритании, Голландии.

XIII Международный театральный фестиваль им. А.П. Чехова особенный – юбилейный, ему исполняется 25 лет. Новые и старые друзья встречают это знаменательное событие. Один из них — Джеймс Тьерре, любимец московской публики и давний участник фестиваля.

Спектакль «Лягушка была права» в постановке французского театра «Компания майского жука» (режиссёр Джеймс Тьере) – это не рассказанная конкретная история с привязкой ко времени и месту, а скорее томный, чувственный танец зрителей и актеров, поглощающий все вокруг. Эмоции как электрические токи проходят через тело и оседают в голове и на кончиках пальцев. Погружение в фантасмагорный мир начинается с полупрозрачного алого занавеса, который непривычно опускается в низ и открывает нет, не декорации, а другой потусторонний мир, напоминающий то подводное царство, то чрево космического корабля, то пристанище постапокалиптического богемного мира.

Сценой является абсолютно все, включая воздух, где Джеймс Тьерре парит, играя при этом на скрипке. Воздушное пространство используется по максимуму, груда железа, лежащая на подмостках, вырастает в винтовую лестницу, уходящую в никуда, гигантские листья кувшинок перевоплощаются то в колыбель для актеров, то в сложную систему светосигналов внеземного происхождения. Конструкция то распадается на части, то собирается в целое, напоминая узор в калейдоскопе. Декорации в спектакле не просто фон, а полноправные участники действия, со своими характерами и «репликами», механическое пианино то безвольный предмет, то живой персонаж, с которым смешно ссорятся актеры. Гигантская сюрреалистическая полиэтиленовая жаба, появляющаяся в конце спектакля, сливается с актерами и механизмами, являя единое целое живое существо, возрождающее в голове образы творений Сальвадора Дали.

Диалоги спектакля – движения тела, слова практически отсутствуют, но, выдуманный язык «гибриш», понятен всем, как утверждает Тьерре: «Ведь по сути мы все говорим одинаково. Одинаково радуемся и грустим, хотим что-то или наоборот не хотим. Главное тут играть с интонацией». Трюки и чудеса человеческого тела выполняются легко и непринуждённо, и зритель только догадывается о феноменальной трудоспособности актеров, помогающей воплощать фантазии режиссера. Один человек или это уже два, может ли голова огибать тело и как способны сплестись два человека?

Происходящее на сцене является неотделимой смесью игры актеров, сложнейших декораций, света и музыки, чудесных колыбельных, которые напевает коварная лягушка, написанных Джеймсом Тьере – невероятно талантливым и харизматичным человеком своего времени.
Что же до названия… то оно из детства Джеймса…

«Я занимаюсь Театром именно для того, чтобы не объяснять то, что внутри, скорее, чтобы побродить вокруг. Побродим вместе максимально интенсивно несколько бессмысленных мгновений, в них все же, возможно, есть смысл, который не распространяется далее кончика носа… Лягушка расскажет нам…», — сказал накануне премьеры в Москве Джеймс Тьерре. — «Я очень много думал над названием спектакля. И как-то я вспомнил одну забавную историю из детства. Мне было лет пять, мы возвращались после долгого путешествия с цирком. Помню, мои родители ушли переносить чемоданы из машины домой, а я остался стоять на дороге. Я стоял там час. Дома уже начали волноваться, где же я. А я просто нашел лягушку и разговаривал с ней. Когда вернулся домой, сказал: «Лягушка мне так много рассказала! А еще она сказала, что я ничего не знаю о жизни. Это, конечно, была моя фантазия. Прошло много лет и, знаете, мой папа, когда не понимает меня, до сих пор шлет сообщения с текстом: «Она была права». Лягушка была права».

Анна ОКОНОВА,
Фото автора

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here