Варвара НАЗАРОВА: «Мне стало совсем неинтересно играть положительных персонажей»

1
750

Варвара Назарова – многогранный и творческий человек. Помимо игры в театре и съёмках в кино, она ещё рисует удивительные картины. И всё, к чему прикасается её рука, расцветает и превращается в искусство. В этой маленькой, хрупкой девушке находится безграничная энергия. Она «вечный двигатель» идей и креатива.

– Варвара расскажите про свой творческий путь. Как и в какое время вы поняли, что хотите стать актрисой?

– Стать актрисой, это первое, что я придумала, научившись думать. Мне было 13. Я оказалась в театре «На Таганке», на спектакле «Мастер и Маргарита». Актриса, играющая Маргариту, сидела голая, спиной к зрительному залу и её партнер с размаху вбивал в пень, на котором она восседала, два настоящих огромных острых топора. Это показалось мне невероятно красивым и опасным. Я подумала: «Эй, мне тоже стоит это попробовать, кажется это нескучная работа!»

– Где вы учились, насколько тяжело было поступить и как проходила учеба? Можно ли сказать, что ваш талант раскрылся благодаря вузу или вы сами себя открывали? Кого из педагогов можете выделить и кто впечатлил вас, как профессионал? Насколько актёру необходимо заканчивать вуз по специальности?

– Я поступала в театральный целых пять лет. На пятый год, когда никто уже не верил в эту затею, я поступила в Щепкинское театральное училище, на курс Ю.М. Соломина. Спустя пол года меня отчислили ссылаясь на то что я деструктивный элемент и дестабилизирую весь курс своими современными постановками и любовью ко всему яркому и загадочному. Я забрала документы и уже на следующий год поступила в ГИТИС на заочный факультет к Т.В. Ахрамковой. Там я не была деструктивным элементом. Сейчас я могу сказать, что безусловно, если тебе 15, тебе нужно учится в театральном. Тебя научат говорить так чтобы тебя было слышно со сцены, и научат бесшумно переставлять мебель, но на самом деле, закончив институт, ты понимаешь что это какие то ненужные мелочи, которые ты выучишь, взяв пару частных уроков, или один раз получив выговор от режиссера.

В институте тебя не научат, что у тебя будут смены в кино по 22 часа и ты будешь падать в обморок от холода и усталости. Тебе не расскажут как вести себя, если твой партер медийный, а ты второй раз в жизни на площадке, тебе не расскажут что у тебя должен быть директор, иначе на всех проектах тебе будут рассказывать что денег нет, пока в один день ты не узнаешь что твои партеры получают в десять раз больше тебя, ничего не делая. Тебя не научат, что перед выходом на сцену, кто то может стащить твое платье, потому что ты нравишься режиссеру. Я работаю в театре Школа драматического искусства, у Дмитрия Крымова, и мне невероятно повезло, потому что мы все как семья друг другу, но я часто слышу от друзей актеров что творится в других театрах. Поэтому ответ на вопрос стоит ли учиться звучит так: нельзя научиться стрелять, читая книжки про оружие или тренируясь на пистолете из детского мира.

Первая работа в театре? В кино? Расскажите подробно.

– Не поступив в театральный первый раз, я устроилась в театр помощником оператора. Помощник из меня был так себе, тяжести таскать я не могла, поэтому таскала кофе и провода от камер. Это давало мне возможность сидеть на репетициях и смотреть как репетируют актеры. Как то Дмитрий Крымов собрал труппу и обьявил что готовит спектакль по произведениям Чехова, и что ролей много. Я пришла на собрание и сказала что тоже хочу роль. Дмитрий Анатольевич скептически отнесся к этой просьбе, и сказал что посмотрит. Я сидела на репетициях и ждала чем могу быть полезна. Много придумывала и предлагала. Потом, по мере репетиций, я все таки доказала что могу. Потом были другие роли в других постановках. Так и начала работать в театре. На тот момент я кажется уже училась на втором курсе ГИТИСа. А с кино тоже было забавно. Я всем всегда раздавала фотокарточки со своими данными и номером телефона. Я заваливала этими фотокарточками все кинокомпании и любого околокиношного человека. У меня дома стояли целые коробки этих фото и я вручную подписывала их по ночам. Я изобрела схему, и щедро делилась ей с другими актерами. Ты попадаешь на «Мосфильм» любыми путями, идешь по длинному коридору, делаешь вид что ищешь нужную комнату, заглядываешь в каждую дверь, делаешь самое удачное свое лицо и говоришь ой извините я ошиблась, мне не к вам. Из ста дверей два три человека говорили, подождите подождите, а вы актриса? Может быть из за этой схемы теперь на каждой двери «Мосфильма» висит табличка «фотографии не принимаем». И видимо что-то из этого сработало, потому что однажды мне позвонили и взяли на небольшую роль в каком то детективном сериале. Я играла жертву маньяка. Снимать мы начали летом, а досьём был в начале ноября. Группа отважных ментов в ватниках, борясь с мокрым снегом, воодушевленно «спасали» меня из горящего логова маньяка, а я еле перебирая окоченевшими ногами в босоножках, в топе и шортах, под снегом, играя десять дублей подряд, облизывая синие губы, думала что к этому в театральном меня не готовили.

– Ваш любимый русский и зарубежный режиссер? И почему? С примерами фильмов.

– Я в фан-клубе Ларса Фон Триера, его депрессия и меланхолия это то, что питает меня. мне очень близко то, как он понимает этот мир. Я понимаю его примерно так же. Как можно быть веселым, если прямо в эту секунду где-то люди гибнут от голода или кто-то пытается порезаться в ванной? Всякий раз, когда я встречаю человека со шрамами на венах, я обнимаю его и даю ему свой номер телефона. Я прошу чтобы он звонил мне в любое время дня и ночи, если он снова захочет убить себя.

– Вы снимались у Германики, насколько вам близки её фильмы и творчество – андеграунд и нестандартный подход? Расскажите о героях которых вы играли в её картинах. Насколько они близки вам в жизни?

– Все что делает Лера, это всякий раз радость и боль. Я знаю, что мне будет трудно на площадке, но только потому, что она постоянно выгоняет актеров из зоны комфорта. Это не сериалы где ты можешь расслабиться и с красивой прической говорить слова. Это трудная работа и всегда встреча с собой. После каждого проекта я открываю в себе какое то новое качество, и начинаю использовать его в жизни. и всякий раз удивляюсь «я и так могу?» после работы с Лерой я становлюсь лучше, сильнее и старше на несколько лет. Но это трудная работа. Я наверно в каком то смысле мазохист, а Лера классный психотерапевт. Все что я делала у нее на площадке, всегда было отражением моих личных ситуаций в жизни на тот момент. Лера подарила мне очень жесткую школу. Она не возится с актерами, она кидает их на середину реки и кричит «плыви!»

– Что самое сложное в работе актрисы? Какие трудности приходится преодолевать? Стеснение, страх, невыносимые условия? Пару примеров из ваших ролей.

– Самое сложное в работе актера, это поиск работы. Когда у тебя много работы, ты подыхаешь, когда у тебя нет проектов ты начинаешь маяться, тосковать и думать всякие глупые мысли. Этим страдают все актеры. и я даже не знаю что хуже, если честно. много работы, или когда ее нет совсем. однажды мы выпускали детскую сказку в театре. Я играла там главную роль. На мне шапка, свитер, колготки, валенки, все это под жаром софит и за 1 ч 40 мин я схожу со сцены всего раз. Забегаю за кулисы, и залпом выпиваю бутылку ледяной воды. У нас был прогон с 9 до 12.00, затем спектакль в 12.00, потом обед и спектакль в 15.00. А потом я ехала на ночную смену. Мы снимали тогда короткометражку «Ночные зимние люди». Зима. Конец декабря. Жуткий мороз. Ночная смена. Мы снимаем в маршрутном такси, и поскольку звук пишется в чистую, нельзя включать печку. И это такой ледяной склеп на колесах в котором еще и дует из всех щелей. Мы снимали её дней 10. В крайние дни все уже заболели и работали с температурой 39. Я спала все эти дни не больше 1-2 часов в сутки и почти не успевала поесть. В итоге вес рухнул до 36 килограмм. У меня даже есть фотокарточка в инстаграме за тот год, где весы показывают 36,6 и я шучу что мой вес равен моей температуре. Чтобы быть актером нужно иметь лошадиное здоровье.

– Как вы настраиваетесь на работу, вживаетесь в образ? Пару секретов от Варвары Назаровой, как правильно подготовиться к роли и полностью перевоплотиться в свой персонаж?

– Прежде всего я смотрю кто мой персонаж. Если это врач, то я часами смотрю ролики хирургических операций на «Ютубе» и достаю городские больницы на предмет того, чтобы мне рассказали как все устроено. Я наблюдаю за лицами врачей, за тем, какие эмоции они испытывают. Это моя любимая часть подготовки к роли. Я очень люблю наблюдать за людьми. Я хочу все делать по правде. Я думаю, что люди чувствуют где правда, а где её нет. Даже если они ни разу не держали в руках скальпель. А затем начинается какой то волшебный микс, процесс которого я обьяснить не могу. Я скрещиваю себя и свой персонаж. В итоге и получается то, что вы видите. Какой-то новый человек.

И у меня, например, есть в фильме какие-то события, есть какой-то парень, и у нас безумная любовь. А на самом деле всего этого нет, мы все это придумали. Но люди воспринимают этих персонажей, как живых. И это кайф. Жить жизнью людей, которых никогда не существовало.

Мои персонажи лучше меня.

– Какие роли вам ближе, драматические или комедийные и почему? Какие чаще всего предлагают именно вам? Есть ли какой-то ярлык?

– Драма мне, безусловно ближе. У меня было несколько драматических ролей в сериале Гай Германики «Бонус» и в новой картине Ивана Твердовского «Подброс», но в основном мне дают комедийных персонажей. Говорят, я смешная. Я так не вижу. Я грустный человек. Я вообще не люблю веселье.

– Говорят, что актеры часто и в жизни играют роли. И сложно угадать истинное настроение и мотивы человека, пользуетесь ли вы своими навыками в обычной жизни?

– Пользуюсь. Но это скорее из области психологии. Просто я знаю что многие вещи можно получить в этой жизни притворившись веселой, глупой, серьезной, инфантильной и так далее. И, как актрисе мне не трудно сделать это, и существовать в этом. Но я это делаю редко и только если человек мало значит для меня, а получить я могу в итоге много.

Я никогда не буду дурить близких и важных. Но, по-моему, мы все в жизни что-то играем, особенно девушки. Просто мне как актрисе, проще сделать это убедительно.

– Как известно, вы ещё и художник. Давно ли у вас тяга к рисованию? Как часто приходит вдохновение? Что больше всего любите рисовать, и кому достаются ваши работы?

– Как-то мой бывший парень притаранил мне коробку масла и холсты. А я рисовала последний раз лет в 11. Потом мы расстались, а коробка осталась. Я думаю, чего она стоит просто так, надо её монетизировать. Вообще, монетизация – это мой способ борьбы с болью. Я написала картину, выставила её на Фейсбук и написала пост, что я рассталась с парнем, написала картину и вот продаю её по свободной цене. У меня её купили за 20.000 рублей.

Какая-то незнакомая мне девушка, которая тоже рассталась с парнем влюбилась в эту картину. Дальше, в течении года, я продавала масло по каким-то очень хорошим ценам. А ещё дальше стали появляться люди, которые говорили, что они себе заказывают, а потом оказывалось что это артдиллеры. И они перепродавали мои работы в три раза дороже на каких-то платформах для художников.

Появились люди, которые писали, что я их вдохновляю. Рассказывали свои истории, и я советовала им «иди — рисуй!». Так у меня называется альбом на Фейсбуке с моими работами. И всё вроде бы ничего. Но в один день я проснулась и поняла, что мне больше не хочется рисовать. Я почти, как Форрест Гамп который бежал, собрал вокруг себя толпу единомышленников, и вдруг остановился и сказал «я пошел домой». Теперь я пишу что то друзьям на день рождения, или себе в квартиру.

– Жизнь актёра всегда на показ, съёмки, интервью, светские мероприятия… Насколько вам близок мир публичности и популярности? Любите ли вы быть на виду или предпочитаете остаться дома и почитать книгу, посмотреть кино? Или посещение пафосных тусовок это всего лишь часть профессии?

– Этот вопрос делит мир на чёрное и белое. Конечно я хожу на тусовки, чтобы иметь больше работы, но это не отменяет того, что я встречаю там людей по которым очень скучала. Или вижу кого то, с кем давно хотела познакомится. Хотя, моя бы воля, я бы днями напролёт сидела у окна с толстой книжкой… Я мало нуждаюсь в людях.

– Были ли предложения от которых вы отказывались? И почему?.. Есть ли у вас табу в ролях? Например вы никогда не будете играть убийцу или в жестоких сценах насилия. Есть ли моральные принципы, через которые вы никогда не сможете переступить, не смотря на то, что если вам предложат огромный гонорар и у лучшего режиссёра?

– Когда мне было 17, мне дали одну из главных ролей в фильме где были сплошь известные актеры, причем такие, по настоящему известные. Это был последний фильм в котором играл Александр Абдулов. Я отказалась, потому что в сценарии был мат и сцены с презервативами. На тот момент мне это казалось критичным. Мне хотелось нести только добро. Со временем я поняла что нет абсолютного добра, и абсолютного зла, и мне стало совсем неинтересно играть положительных персонажей. Они скучны.

Мне нравится оправдывать человека, который в обществе условно называется «плохим». Мне нравится искать, что заставляет его поступать так или иначе. На этом кстати я вечно горю в жизни. Иногда человек просто ведет себя по-свински, и этому нет оправдания. Ему просто так удобно. Но прежде чем я это пойму, я истрачу добрую пару лет на то, чтобы найти в нем что то хорошее и оправдать его.

Я никогда не стану играть что либо в гробу. У меня нет суеверий, просто гробы меня «кошмарят». и я очень негативно отношусь к наркотикам, а при виде шприца вообще впадаю в панику. Хотя вот у Гай Германики, не могу раскрывать сюжет, но дело было примерно так, я захожу в ванну а там все усеяно шприцами. У меня была паническая атака и истерика. А деваться уже некуда. Это был мой крайний сьёмочный в проекте «Бонус».

Это как раз к вопросу о том, как Лера умеет выводить из зоны комфорта. Кажется, вроде бы, я больше не боюсь шприцов после такой терапии. но все равно тема наркотиков для меня очень неприятна. Больше всего мне нравится играть сук. Потому что внутри каждой такой суки сидит сильно раненный кем-то человек, который справился с этим как мог.

– Гонорар имеет значения? Что заставляет вас дать положительный ответ в выборе того или много проекта? Имя режиссёра? Гонорар? Наличие знаменитых партнёров?

– В первую очередь значение имеет режиссёр, и материал. Что он хочет сказать миру. Стану ли я помогать ему в этом или нет. Потому что я знаю точно, что отвечаю за то, что я несу людям. Финансовыми вопросами я не занимаюсь, у меня есть мой прекрасный директор Рита Ленских, и я вообще не знаю что бы я без нее делала. Наверно снималась бы везде бесплатно. Она отбирает проекты, она занимается финансами, она договаривается про условия на сьёмках. Я могу спокойно думать о пробах или как сделать роль. Мы всегда советуемся по поводу проекта, иногда даже спорим. Это очень здорово.

– Кто ваш любимый русский актёр, с кем бы вы мечтали сняться в одном фильме и может быть в лавстори?

– Мне очень нравится как работает Саша Паль. Он такой очень русский парень. Надеюсь как нибудь пересечемся на площадке. Я мечтаю заполучить ходя бы микророль у Василия Сигарева, он очень русский и суровый. Яна Троянова моя любимая русская актриса. Сумасшедшая энергия у нее. Мне нравятся яркие работы Анны Меликян. Они про людей. Всё очень живо и понятно… Я лет с 14 люблю группу «Ночные снайперы», они бессменно у меня в плеере, и мне бы хотелось тоже как-то творчески с ними пересечься.

Мне нравится сниматься в музыкальных видео. Я несколько лет любовалась работами режиссера клипмейкера Ирины Мироновой и вот мне свезло, в октябре я снималась у Ирины в музыкальном клипе. Надеюсь еще поработаем, очень понравилась атмосфера на площадке. Такое хочется повторить. Так, как Ирина, никто не снимает клипы в России.

– Часто говорят, что на съёмочной площадке между актёрами, которые играют любовь могут возникнуть чувства и в жизни, с вами такое бывало? Влюблялись ли в коллег на площадке?..

– Всегда немножко влюбляюсь. Но я бы скорее назвала это нежностью. Вообще, на площадках с правильной психологической атмосферой все немножко заботятся друг о друге. Ну а как иначе? Мы все много времени проводим вместе. Это, как правило, приводит к дружбе после проекта. Встречаешь где-то на тусовке и бежишь обниматься, столько ведь вместе прошли. В кадре, мы для зрителя – персонажи. Никто не знает как на самом деле мы друг друга поддерживали, и какие у нас были секреты от всех, в том числе и от режиссёра. 🙂

– Двум творческим людям, говорят, тяжело ужиться – характер, эго и так далее! А что вы думаете на этот счёт? Вы могли бы полюбить простого «айтишника», или в вашей жизни чувства всегда возникают именно к творческим людям? Часто ли вы влюбляетесь? Во что влюбляетесь, прежде всего в человеке ?!

– Зачем вы так по «айтишникам»? Многие «айтишники» лучше многих актёров. Но всё-таки тот же «айтишник» должен понимать особенности моей профессии. Не каждый мужчина поймет, что я целуюсь или играю постельные сцены с другими мужчинами. И только актёры и режиссёр понимают, что ни я, ни мой партнёр, не испытываем при этом никаких чувств, потому что у меня слишком много других задач. Из серии, где стоит свет и камера… Что мне холодно или жарко, или очень неудобно в костюме. Или вообще у меня какая-то лажа с текстом и он никак не ложится. Или, что мне нужно уйти на какую-то вечеринку, которая начинается в 12 ночи. Или я хочу спать до обеда, потому что снималась всю ночь. Или, что я впала в депрессию, потому что сегодня какая-то сцена вышла не так, как мне хотелось. Как правило люди не творческой профессии с трудом это понимают. Хотя у меня был парень продюсер который вроде бы должен был все понимать, но почему-то адски ревновал меня к каждому столбу. Значит дело наверно не в профессии, а в человеке.

– Вы сейчас влюблены? Ваше сердце занято или свободно? Есть ли шанс у мужчин покорить ваше сердце? Если да, то каким должен быть мужчина вашей мечты?

– Я сейчас влюбленна но мы не встречаемся. Не складывается. Но я спокойна к этому. Я просто люблю любить. К мужчинам у меня очень простые требования – он должен быть добрым и спокойным, без вот этой всей «альфасамцовой» ерунды. Я вообще не люблю красавчиков. Я люблю серьезных молчаливых людей.

– Варвара, опишите пять или более любимых мест в Москве, где любите гулять, памятные места, где черпаете вдохновение.

— Первое – 32.05 — это место ассоциируется у меня с получением эмоций. там вечно что то происходит и чего там только не было! Второе – Сретенка, и весь участок от Сретенки до Тверской. Переулочки в райне Маяковской. Третье — Чаянова и «Миусы». Мой любимый район для проживания. Там есть все что нужно для счастливой жизни. Четвертое – ступеньки на Ростовской набережной. Это мое место силы. Часами могу там зависать. Пятое – аэропорты. Я помешана на самолетах и могу часами смотреть как они взлетают и садятся. это успокаивает меня больше чем что либо.

– Опишите ваш обычный день или неделю, как выглядит жизнь актрисы ? Чем каждый день похож на предыдущий и чем отличается?

– Когда я много работаю, я много работаю. И это весело и это отдельная жизнь, наполненная событиями, трудностями и новыми знакомствами. А потом между работой я тихонько сижу дома, потому что я вопреки своей профессии жуткий интроверт и после таких насыщенных недель мне как минимум нужно неделю лежать дома с книжками, спать и набираться сил и красоты. Иначе я не хочу и не могу делать что то дальше. Так вот я устроена.

– О чём вы мечтаете? Грандиозные планы на будущий год? В творчестве и в жизни…

– Я не люблю строить планы, жизнь она гораздо умнее меня, и сама все придумает для меня. Но год начнется хорошо. 4 января у меня маленькая прьемьера. Фильм Марюса Вайсберга «Ночная смена» у меня там крошечная роль, но смешная. я пожелала Марюсу удачи в новом проекте, в который пробовалась, но меня не утвердили, а Марюс сказал эй, у нас есть для тебя другая роль, приезжай к нам в Питер. И я приехала буквально на два дня, и все два дня мы всей сьёмочной группой не переставая смеялись. у него на площадке все постоянно шутят по доброму. это было круто. Мы работали с Пашей Деревянко, и это кстати не первый раз, мы уже снимались вместе в картине Валеры Полиенко «ночные зимние люди» играли двух сумасшедших влюбленных у которых невыносимые отношения, но они все равно вместе несмотря ни на что, потому что любовь… Паша прекрасный. Умудряется шутить и поддерживать даже если сам уже на последнем дыхании. Такие разные вот персонажи. А еще в январе я еду в Питер на пару дней сниматься в музыкальном клипе у одного известного рок-музыканта из таких, настоящих рокеров на чьих плечах и держится мой любимый русский рок… А дальше посмотрим.

– Расскажите о последней работе в кино, когда ждать премьеру!

– В ноябре я закончила сниматься в картине Ивана Твердовского «Подброс». Когда я прочитала сценарий, я очень удивилась что меня приглашают на эту роль, я увидела совсем другого персонажа. Поэтому пришла на пробы в черной одежде, без каблуков и даже не накрашенная, посчитав что это какая то ошибка. Мы познакомились, и проговорили 1,5 часа. И я даже не заметила как они пролетели. Я просто поняла что передо мной сидит человек, который видит во мне больше, чем я сама про себя знаю.Потом еще были пробы, и пробы с партнером. я очень волновалась, но понимала что Ваня видит во мне что то другое, ему одному понятное. Потом был месяц сьёмок, и это отдельная история. Ваня не позволяет соврать ни на секунду в кадре. Он переснимает дубли до тех пор, пока не будет идеально. Очень долго разбирали сцены. У меня не было опыта такой подробной работы. В итоге это моя любимая роль теперь. У нас сложилась невероятная команда на этом проекте. мы все общаемся до сих пор, дружим, ходим куда то вместе.

– Пожелания читателям.

– Ничего не бойтесь! если вам что то нужно, идите к этому любыми путями, потому что вы, это единственный человек, который точно будет с вами всю жизнь. Позаботьтесь о нём. 🙂

Беседовала Светлана БОГДАНОВА,
Фото из личного архива

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Какое душевное интервью! Варвара так интересно рассказывает, видно что человек тонкой душевной организации….))) Спасибо редакции за такое подробное интервью, давно слежу за творчеством Варвары, ждем новых ролей ))) Всех с наступающим !!!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here