Елена ПОДДУБСКАЯ: «...необходимо оставаться человеком, несмотря ни на что»

819

Не так дав­но вышел в свет роман Еле­ны Под­дуб­ской «Воз­мез­дие за безу­мие, или Паде­ние деон­то­ло­гии лич­но­сти». С авто­ром побе­се­до­ва­ла Ана­ста­сия Поме­ран­ская. Основ­ная тема бесе­ды — эти­ка нера­вен­ства в «доме с анже­ли­ка­ми», или «Убить нель­зя поми­ло­вать». Позна­ко­мить­ся с рецен­зи­ей на кни­гу мож­но по пред­ло­жен­ной ссылке.

13672283

- Еле­на, пред­ставь­те, пожа­луй­ста, нашим чита­те­лям Вашу новую кни­гу. О чем она? Если мож­но так выра­зить­ся, дай­те ей реко­мен­да­цию-визит­ку. Кому она будет инте­рес­на и поче­му?

- Роман «Воз­мез­дие за безу­мие» заду­ман как семей­ная сага. Но по мере под­го­тов­ки мате­ри­а­ла я поня­ла, что жанр кни­ги будет сме­шан­ным. В резуль­та­те у меня полу­чил­ся роман, где в любов­ную лири­ку втор­га­ет­ся детек­тив, а дра­ма геро­ев сопо­ста­ви­ма с теми про­цес­са­ми разо­ча­ро­ва­ния и раз­ло­же­ния людей, с кото­ры­ми стал­ки­ва­ем­ся еже­днев­но и повсе­мест­но. Все­му это­му я пыта­юсь дать свое­об­раз­ный социо-пси­хо­ло­ги­че­ский ана­лиз, про­ве­дя его через лёг­кое, как утвер­жда­ют все, кто про­чёл роман, повест­во­ва­ние. Хоте­ла бы сра­зу ска­зать, что это кни­га обо всех нас, о Чело­ве­ках. Исхо­дя из ска­зан­но­го, думаю роман будет инте­ре­сен тем, кто ищет пони­ма­ния про­ис­хо­дя­ще­му в обще­стве и с обще­ством. Одно­знач­но – это не чти­во под пиво и семечки.

- Как воз­ник замы­сел это­го рома­на? Быст­ро и лег­ко или мед­лен­но и слож­но выстра­и­вал­ся сюжет? Сколь­ко вре­ме­ни потре­бо­ва­лось, что­бы завер­шить работу?

- Физи­че­ски напи­са­ние рома­на заня­ло 7 меся­цев. Я закон­чи­ла его в нояб­ре 2014 года. Потом ещё шесть дол­гих меся­цев кро­пот­ли­во раз­би­ра­ли напи­сан­ное с редак­то­ром на «азъ», «буги» и так до «ижи­цы». Здесь долж­на выра­зить огром­ную бла­го­дар­ность Васи­лию Галак­ти­о­но­ву, чле­ну Сою­за писа­те­лей Рос­сии из г. Ново­куз­нец­ка. Но, если поду­мать над тем как дол­го я осмыс­ли­ва­ла и реша­лась выдать текст листу, то, навер­ное, этот пери­од опре­де­ля­ет­ся как мини­мум теми 25 года­ми, в кото­рые вме­ще­но повест­во­ва­ние кни­ги. Если не ска­зать всю созна­тель­ную жизнь. Реша­ю­щим фак­то­ром для напи­са­ния ста­ла чере­да печаль­ных собы­тий, про­изо­шед­ших с дру­зья­ми и близ­ки­ми. Тогда я поня­ла, что с нами, людь­ми, про­ис­хо­дит что-то не то. Нача­ла ана­ли­зи­ро­вать. Захо­те­лось об этом не про­сто писать – кри­чать. Вот так я при­шла не к идее, а к необ­хо­ди­мо­сти напи­сать эту кни­гу. Если бы меня не опе­ре­дил некий Фёдор Михай­ло­вич Досто­ев­ский – один из самых люби­мых мною авто­ров, ? то назва­ние у рома­на было бы дру­гое – «Пре­ступ­ле­ние и наказание».

- Для меня и думаю, что для чита­те­ля тоже, оста­лось непо­нят­ным, где имен­но про­ис­хо­дит дей­ствие? На какой и на чьей тер­ри­то­рии? Поче­му в тек­сте нет ни точ­но­го назва­ния реги­о­на (толь­ко абстракт­ный Юг), ни, напри­мер, назва­ния валю­ты (пер­со­на­жи гово­рят абстракт­но — «моне­ты»)? Если Вы хоте­ли таким обра­зом под­черк­нуть, что пло­щад­кой, аре­ной явля­ет­ся весь мир, то поче­му Ваши герои носят рус­ские име­на и фами­лии? В этом есть какая-то загад­ка, кото­рую нуж­но раз­га­дать или подоб­ную зада­чу Вы перед собой не ставили? 

- Роман дей­стви­тель­но не под­ра­зу­ме­ва­ет реаль­но­го гео­гра­фи­че­ско­го фоку­са. Имен­но жанр аллю­зии поз­во­ля­ет это сде­лать. Обви­не­ния, кото­рые я предъ­яв­ляю геро­ям сво­ей кни­ги, порой настоль­ко страш­ны, что мне никак не хоте­лось бы, что­бы чита­тель поду­мал, что я при­вя­зы­ваю к ним какую-то опре­де­лён­ную нацию. Тогда вполне резо­нен ваш вопрос: поче­му кон­текст сла­вян­ский и герои – сла­вяне? Это объ­яс­нить про­сто. Я, хотя и живу мно­го лет во Фран­ции, а роди­лась в Казах­стане, все­гда счи­та­ла и счи­таю себя толь­ко Рус­ской. Пото­му исполь­зо­вать в про­из­ве­де­нии геро­ев со сла­вян­ски­ми име­на­ми мне удоб­нее. Ну не знаю я, если хоти­те, гер­ма­но-роман­ских или латин­ских осо­бен­но­стей харак­те­ров. Не знаю настоль­ко хоро­шо, что­бы прав­до­по­доб­но выпи­сы­вать их. А рабо­та по пси­хо­ана­ли­зу геро­ев пред­сто­я­ла кро­пот­ли­вая и объ­ём­ная. Поэто­му ныр­ну­ла в зна­ко­мые мне при­выч­ки, назва­ния, мен­та­ли­тет, образ жиз­ни и тра­ди­ции. Кро­ме того, кни­га была пред­на­зна­че­на в первую оче­редь рус­ско­го­во­ря­щим чита­те­лям. Зна­чит, для них сла­вян­ские име­на и фами­лии геро­ев будут понят­нее, и они смо­гут лег­че их отож­деств­лять с окру­же­ни­ем, выяв­лять схо­жесть харак­те­ров или фак­тов. Кста­ти, так и полу­чи­лось: в сво­их откли­ках чита­те­ли, уже озна­ко­мив­ши­е­ся с кни­гой, пишут, что узна­ют себя и зна­ко­мых. Это помо­га­ет сохра­нять уве­рен­ность в необ­хо­ди­мо­сти такой кни­ги, тешит моё автор­ское мне­ние, ука­зы­вая на «чутье», кото­рое необ­хо­ди­мо при созда­нии про­из­ве­де­ния. Ведь в конеч­ном ито­ге, автор, ищу­щий при­зна­ния у чита­те­ля, пишет для него само­го, чита­те­ля, дабы что-то в нём пробудить.

- Поче­му Вы назы­ва­е­те Вашу кни­гу «поли­ти­че­ской аллю­зи­ей»? Озна­ча­ет ли, что «Воз­мез­дие за безу­мие» отра­жа­ет некие акту­аль­ные собы­тия поли­ти­че­ской жиз­ни и наме­ка­ет на то, что про­ис­хо­дит сей­час на Украине?

- Сто раз «нет»! Роман не про Укра­и­ну, не про Рос­сию, не про Фран­цию и так далее. В то же вре­мя он и про Укра­и­ну, и про Рос­сию, и про Фран­цию... Что такое аллю­зия? Это схо­жесть, намёк, ана­ло­гия. Кста­ти, этим жан­ром успеш­но поль­зо­вал­ся дру­гой мой люби­мый автор – Миха­ил Бул­га­ков, ? когда взял, как про­то­тип, ново­го чело­ве­ка, создан­но­го рево­лю­ци­ей, для опи­са­ния обра­за Шари­ко­ва в «Соба­чьем серд­це» или мон­стров в «Роко­вых яйцах». Но я – не Бул­га­ков. Так и хочет­ся доба­вить: я толь­ко учусь. Поэто­му риск­ну­ла наме­кать, не обли­чая. Да и мож­но ли утвер­ждать, что моя кни­га про какую-то отдель­ную стра­ну, если по все­му миру дети выбра­сы­ва­ют­ся из окон, отцы бро­са­ют семьи на про­из­вол, мате­ри насаж­да­ют детям исклю­чи­тель­но соб­ствен­ное мне­ние, сосе­ди зави­ду­ют друг дру­гу, дру­зья пере­ста­ют быть тако­вы­ми из-за денег и так далее. Мас­со­вый пофи­гизм пра­вит МИРОМ, и не при­сущ толь­ко одной стране. До тех пор, пока мы не пой­мём, что бес­чест­ность и без­раз­ли­чие – самые страш­ные из поро­ков, всем нам гро­зит исчез­но­ве­ние, как осо­би, наде­лён­ной не толь­ко рефлек­са­ми, но и выс­шим разу­мом. А уж он-то, разум, вклю­ча­ет в себя такие поня­тия как совесть, состра­да­ние, жерт­вен­ность, доб­ро… Вол­ку, кото­рый хочет есть, поря­доч­ность – поме­ха. Чело­ве­ку, кото­рый хочет жить она – путе­вод­ная звезда. 

- Что озна­ча­ет тер­мин «деон­то­ло­гия лич­но­сти»? Резон­но ли его упо­треб­лять в дан­ном слу­чае, тем более в назва­нии, на облож­ке, когда мно­гие чита­те­ли могут ока­зать­ся незна­ко­мы с этим поня­ти­ем? К тому же, оно отсы­ла­ет нас к науч­но-попу­ляр­ной или учеб­ной лите­ра­ту­ре, тогда как мы име­ем дело с худо­же­ствен­ной про­зой. Вы рис­ку­е­те тем, что ваша целе­вая ауди­то­рия прой­дет мимо кни­ги и не возь­мет ее в руки, даже что­бы про­ли­стать… То есть, вы пута­е­те и дез­ори­ен­ти­ру­е­те потен­ци­аль­но­го поку­па­те­ля, инфор­ми­руя его, что это явно не тот товар, за кото­рым он пришел. 

- Здесь вы пра­вы в том, что я не долж­на была так отпу­ги­вать потен­ци­аль­но­го чита­те­ля. Кста­ти, редак­тор «Вече» С. Н. Дмит­ри­ев пред­ла­гал мне убрать под­за­го­ло­вок и не хотел, что­бы я опре­де­ля­ла жанр, как поли­ти­че­ская аллю­зия. Я отка­за­лась. Теперь пла­чу за это тем, что кто-то, как вы гово­ри­те, кни­гу в руки не возь­мёт, кто-то, даже про­чи­тав её, не замо­ро­чит себя най­ти в сло­ва­ре опре­де­ле­ние поня­ти­ям «деон­то­ло­гия» или «аллю­зия». Роко­вую роль в моём выбо­ре сыг­ра­ли годы, про­жи­тые за пре­де­ла­ми Рос­сии. Во Фран­ции любой взрос­лый зна­ет, что такое «деон­то­ло­гия». Есть деон­то­ло­гия вра­ча, юри­ста и так далее. Это – свое­об­раз­ный код чести, кото­рый не име­ет ниче­го обще­го, ска­жем, с про­фес­си­о­наль­ным инте­ре­сом. Для луч­ше­го пони­ма­ния тер­ми­на деон­то­ло­гия при­ве­ду сле­ду­ю­щий при­мер. В Рос­сии врач избе­га­ет гово­рить паци­ен­ту о страш­ном диа­гно­зе. На Запа­де, во вся­ком слу­чае во Фран­ции, соглас­но деон­то­ло­гии вра­ча, медик не име­ет пра­ва скры­вать перед боль­ным диа­гно­за, каким бы фаталь­ным он ни был. Как не име­ет пра­ва умыш­лен­но ста­вить лож­ный диа­гноз, отправ­ляя паци­ен­та на десять кру­гов ада к сво­им кол­ле­гам и на ком­мер­че­ской осно­ве. И всё же, воз­вра­ща­ясь к раз­мыш­ле­ни­ям зря или не зря так назван роман, навер­ное я всё же отве­чу, что тако­вым было моё автор­ское поже­ла­ние. Пере­ве­дём под­за­го­ло­вок на понят­ный язык и тогда он зазву­чит как «паде­ние кода чести лич­но­сти». И тогда ста­но­вит­ся ясным, что кни­гу нуж­но не толь­ко про­честь, её ещё жела­тель­но и понять. В под­за­го­лов­ке – моё внут­рен­нее стрем­ле­ние не выпенд­рить­ся, а при­влечь к рома­ну вни­ма­ние не толь­ко чита­ю­щей пуб­ли­ки, но и дума­ю­щей. К сожа­ле­нию, пока кон­ста­ти­рую, что мно­гие их чита­те­лей вос­при­ня­ли роман как быто­вую исто­рию и хва­лят меня за удач­но сфор­ми­ро­ван­ный и раз­вёр­ну­тый сюжет, за лёг­кий язык, за инте­рес­ное повест­во­ва­ние, не заме­тив лека­ла аллю­зии. Увы, таков, зна­чит, мой удел. 

В фина­ле рома­на дела­ет­ся неуте­ши­тель­ный вывод о том, что чер­та­ми совре­мен­но­го чело­ве­ка ста­ли «само­на­де­ян­ность и лице­ме­рие, зависть и жесто­кость, без­во­лие и эго­изм и при этом пол­ное отсут­ствие стра­ха перед поте­рей близ­ких». Вы дей­стви­тель­но так счи­та­е­те? Раз­ве в дру­гом веке и даже при дру­гом строе пере­чис­лен­ных вами недо­стат­ков и поро­ков не суще­ство­ва­ло? А в нашем мире хоро­ших людей, пра­виль­ных и чело­веч­ных поступ­ков никто не совер­ша­ет?.. Может, изме­ни­лись какие-то жиз­нен­ные реа­лии, уро­вень тех­ни­че­ско­го про­грес­са, но люди оста­лись при­мер­но те же и баланс добра и зла тоже. Вы не соглас­ны? Или вы хоти­те сно­ва под­нять к попыт­кам осмыс­ле­ния и раз­ре­ше­ния веч­ные «чер­ны­шев­ские» вопро­сы: «Кто вино­ват?» и «Что делать?»? Не дума­е­те ли вы, что боль­шин­ство людей, в каком веке они бы ни жили, про­сто не хотят при­знать, что вино­ва­ты все­гда лишь они сами? Они совер­ша­ют ошиб­ки, под­да­ют­ся сла­бо­стям, гре­шат, а потом ищут того, кто за это в ответе...

- Сла­ва богу, в мире гораз­до боль­ше людей поря­доч­ных и целе­устрем­лён­ных, прин­ци­пи­аль­ных и чест­ных! Ина­че при­шлось бы писать дра­му с назва­ни­ем «Безыс­ход­ность от без­вы­ход­но­сти». К сча­стью для всех нас, выход у каж­до­го все­гда есть (если не брать в учёт совсем экс­тре­маль­ные слу­чаи).

Дру­гое дело ? как под­хо­дить к вопро­су о том, как рас­по­ря­дить­ся сво­им пра­вом жить и быть (или не быть) чело­ве­ком. Быв­ший СССР уже мно­го лет живёт по капи­та­ли­сти­че­ским зако­нам. Но зна­е­те в чём раз­ни­ца мыш­ле­ния, ска­жем, рус­ско­го чело­ве­ка и евро­пей­ца? На Запа­де люди с рож­де­ния зна­ют к какой соци­аль­ной нише они при­над­ле­жат и это их не шоки­ру­ет. Выбить­ся из раз­ря­да «соци­аль­но­го слу­чая», так сего­дня здесь назы­ва­ют бед­ных, в ста­тус, ска­жем, сред­не­го клас­са, мож­но толь­ко через труд и дости­же­ния. Мы же вышли из стра­ны, где все были соци­аль­но рав­ны и где мы при­вык­ли к оди­на­ко­во­му рас­пре­де­ле­ния благ и дохо­дов. Доб­ро­воль­но (или, как счи­таю я, волею руко­во­ди­те­лей, раз­ва­лив­ших СССР одним толь­ко росчер­ком пера) при­няв зако­ны капи­та­лиз­ма, мы поче­му-то про­дол­жа­ем счи­тать, что и в новой стране каж­до­му долж­но воз­да­вать­ся поров­ну. Но это, увы, не так. 

Отсю­да рас­ко­лы в обще­стве, непо­ни­ма­ние и непри­я­тие про­ис­хо­дя­ще­го, обыч­ное неуме­ние вжи­вать­ся в усло­вия этой новой жиз­ни. В романе мно­гие мои герои – боль­шин­ством поря­доч­ные люди, кото­рые, под вли­я­ни­ем вре­ме­ни и при сла­бой вла­сти, лома­ют­ся и ста­но­вят­ся неузна­ва­е­мы­ми. В жиз­ни про­ис­хо­дит то же самое. Имен­но доб­рым и поря­доч­ным в усло­ви­ях дико­го Запа­да тяже­лее все­го. Уже на осно­ве опы­та про­жи­тых лет могу ска­зать – не быва­ет совер­шен­но иде­аль­но­го строя, пра­ви­тель­ства, зако­нов и обы­ча­ев. Поэто­му нуж­но либо при­ни­мать капи­та­лизм, в кото­рый мы оку­ну­лись, играя по всем его пра­ви­лам, либо сно­ва менять стра­ну так, что­бы всем все­го доста­ва­лось оди­на­ко­во. Выбор – за народом. 

Про баланс добра и зла не ска­жу, ибо вижу сре­ди сво­их близ­ких и дру­зей гораз­до боль­ше добра. А вот без­раз­ли­чия в людях точ­но ста­ло боль­ше, в этом уве­ре­на. Поче­му-то нам ста­ло все рав­но, когда пла­чет чужой ребё­нок, когда все вокруг зло­сло­вят, когда обман – это не про­сто образ жиз­ни, но и для мно­гих при­мер для под­ра­жа­ния, а жесто­кость к близ­ким – свое­об­раз­ный метод вос­пи­та­ния. Те, кто живут теперь, руко­вод­ству­ясь одним толь­ко жела­ни­ем – соот­вет­ство­вать опре­де­лён­ным сло­ям обще­ства – люди обре­чён­ные. Мно­го их или мало – не ска­жу. Знаю, что они есть. Знаю, что меня они оттал­ки­ва­ют. Не пом­ню, что­бы я умыш­лен­но пыта­лась уди­вить кого-то сво­им внеш­ним видом или нали­чи­ем у меня чего-то, чего нет у дру­гих. Такое «ребя­че­ство» про­сти­тель­но до опре­де­лён­но­го воз­рас­та, но не зре­лым людям, созда­ю­щим имидж стра­ны. Я вырос­ла в стране, где духов­ное пре­об­ла­да­ло над мате­ри­аль­ным, где матер­ное сло­во счи­та­лось пороч­ным, где пошат­нув­ший­ся чело­век мог рас­счи­ты­вать на помощь раз­лич­ных пио­нер­ских яче­ек, ком­со­моль­ских бюро, рабо­чих проф­ко­мов и так далее. Имен­но пото­му я стра­даю не мень­ше, чем будет стра­дать любой, кто ста­нет читать «Воз­мез­дие за безу­мие», от непра­виль­но­го про­яв­ле­ния чувств или испол­не­ния обя­зан­но­стей, что при­су­щи геро­ям рома­на, живу­щим сего­дня. Но, пока­зы­вая их обра­зы, я вряд ли отве­чу на два веч­ных вопро­са Н.Г. Чер­ны­шев­ско­го. Зато пред­ло­жу чита­те­лю поду­мать само­му как быть. 

Пой­ми­те, у меня не было цели напи­сать какой-то про­во­ка­ци­он­ный паск­виль. Хоте­лось толь­ко дать понять – мы боле­ем от самих себя. Ведь любой врач, кста­ти теперь я по про­фес­сии тоже медик, ска­жет, что при­чи­на болез­ни чаще все­го внут­ри нас. Так что лечить – да, вое­вать – нет. Да и вооб­ще я по при­ро­де паци­фист с двой­ным рядом зубов. То есть тот самый миш­ка, с каким часто ассо­ци­и­ру­ют рус­ских, что нико­гда не поле­зет в дра­ку пер­вым. Но и, ввя­зав­шись в спор, не отсту­пит от сво­их убеж­де­ний и дока­зы­вать их будет все­ми сила­ми. Очень наде­юсь, что смог­ла отве­тить на вопро­сы это­го поряд­ка не толь­ко вам, но и себе.

elena_poddubskaya_vozmezdie_za_bezumie

- Как вы счи­та­е­те, есть ли у нас всех, вме­сте или по отдель­но­сти, шанс что-то изме­нить? Если да, то для это­го нуж­но сде­лать?

- Думаю, частич­но уже осве­ти­ла этот вопрос выше. Шанс есть все­гда и у всех. Что делать? Есть прит­ча про лягуш­ку, кото­рая, что­бы не уто­нуть в моло­ке, бол­та­ла лап­ка­ми до тех пор, пока моло­ко не пре­вра­ти­лось в мас­ло. Так вот я всех при­зы­ваю быть таки­ми лягуш­ка­ми в соб­ствен­ных крын­ках с моло­ком. А ещё нуж­но сохра­нять инсти­тут семьи, ибо из неё в чело­ве­ке всё хоро­шее или всё плохое.

- Пер­со­на­жи рома­на пыта­ют­ся най­ти доро­гу к Богу, но у них не полу­ча­ет­ся. Вы сами – веру­ю­щий чело­век? У вас полу­чи­лось?

- Я не прак­ти­ку­ю­щая веру­ю­щая. Бог или выс­ший разум, пусть каж­дый назо­вёт это для себя по-сво­е­му, глав­ное — что­бы мы не пре­да­ва­ли все те исти­ны, что про­по­ве­ду­ет рели­гия. Счи­таю, что до Биб­лии я пока ещё не дорос­ла. Хотя и без неё у меня есть соб­ствен­ный круг поня­тий, пере­сту­пать через кото­рые, я себе не поз­во­ляю. Чело­ве­ко­лю­бие и прин­ци­пи­аль­ность – сре­ди них основ­ные. Нико­гда не ста­ну лице­ме­рить, назы­вая чёр­ное белым. 

- Ваши герои выпи­са­ны живо и узна­ва­е­мо. У них были реаль­ные про­то­ти­пы или это соби­ра­тель­ные обра­зы несколь­ких людей?

- Здесь тоже долж­на насто­я­тель­но ска­зать, что все герои и собы­тия – соби­ра­тель­ны. Сре­ди моих зна­ко­мых есть, напри­мер, такая зна­ко­мая, кото­рая, после смер­ти мужа не смог­ла най­ти обще­го язы­ка с доче­рью. Но Лена Ива­но­ва из рома­на, это не она, тем паче это не я. Один из моих чита­те­лей при­вёл при­мер Г. Фло­бе­ра, кото­рый гово­рил, что «мадам Бова­ри – это я». Так вот, Лена Ива­но­ва – это не я. Счи­таю эго­из­мом посвя­щать кни­ги себе, для это­го суще­ству­ют авто­био­гра­фии. Что каса­ет­ся мое­го рома­на, то мне про­ще ска­зать, что для фор­ми­ро­ва­ния нуж­ных обра­зов у меня были опре­де­лён­ные про­то­ти­пы, хотя и они цели­ком не соот­вет­ству­ют физи­че­ским или пси­хо­ло­ги­че­ским харак­те­ри­сти­кам геро­ев. Была цель пока­зать что, напри­мер, сла­бый и трус­ли­вый Вик­тор Ухов, не вос­поль­зо­вав­ший­ся дан­ной ему вла­стью гла­вы семьи, читай стра­ны, довёл ситу­а­цию до кра­ха. В то же вре­мя тот, кого я выде­ли­ла в про­то­ти­пы Ухо­ву как сла­бо­го руко­во­ди­те­ля, не пья­ни­ца или лен­тяй, как сам герой рома­на. И так по каж­до­му случаю. 

- Кто из геро­ев Вам бли­же все­го? Поче­му?

Как ни стран­но, Вера Ива­но­ва. Она – целост­ная и прин­ци­пи­аль­ная, хотя недо­ста­точ­но муд­рая. Но раз­ве все мы доста­точ­но умны, что­бы не было в чём себя упрек­нуть одна­жды? Думаю, нет. 

- Роман закан­чи­ва­ет­ся явным наме­ком на про­дол­же­ние. Вы соби­ра­е­тесь писать вто­рую книгу? 

- Сна­ча­ла даже думать про это не мог­ла. Эта кни­га вытя­ну­ла с меня столь­ко сил и энер­гии, что, напи­сав её, я посчи­та­ла свой граж­дан­ский долг выпол­нен­ным. Но теперь пони­маю, что буду писать про­дол­же­ние. И даже уже соби­раю для него материал.

- У мно­гих писа­те­лей есть одна глав­ная тема, лейт­мо­тив, кото­рый крас­ной нитью про­хо­дит через все твор­че­ство, соеди­ня­ет бусин­ки в одно оже­ре­лье. У Вас он есть? Сфор­му­ли­руй­те его, пожалуйста. 

- Хоро­ший вопрос. Спа­си­бо. Пожа­луй, я ска­жу, что для меня самое важ­ное во всех моих кни­гах, это дать понять, что необ­хо­ди­мо оста­вать­ся чело­ве­ком, несмот­ря ни на что. Про­хо­дят вре­ме­на, меня­ют­ся назва­ния стран, руко­во­ди­те­ли и окру­же­ние. Мож­но поме­нять миро­воз­зре­ние, нель­зя и даже опас­но поме­нять устои и мораль­ные цен­но­сти. Врать себе – самое страш­ное, что может слу­чить­ся с человеком. 

- Хоро­шо. Есть тема, а есть сверх­за­да­ча, мис­сия писа­те­ля, твор­ца, вли­я­ю­ще­го на обыч­но­го чело­ве­ка сво­им сло­вом. В чем Вы види­те имен­но Вашу цель, для чего и поче­му Вы пишете? 

- Пишут не для чего, насколь­ко я пони­маю, а поче­му. Я пишу пото­му, что, во-пер­вых, не писать не могу. Это как нар­ко­тик. Когда я впер­вые поня­ла, что напи­сан­ное мною нра­вит­ся не толь­ко мне, труд писа­те­ля при­об­рёл для меня дру­гой смысл, и это — во-вто­рых. Если нуж­но что-то в тре­тьих, то ска­жу, что выра­жать свои мыс­ли – это спо­соб не толь­ко само­ре­а­ли­за­ции и воз­мож­ность быть услы­шан­ной, но и спо­соб про­яв­лять свой граж­дан­ский долг.Я люб­лю свою Роди­ну. Изда­ле­ка люб­лю её ещё боль­ше и не могу оста­вать­ся рав­но­душ­ной к тому, что про­ис­хо­дит вокруг. Отто­го пишу о том, что мне кажет­ся стран­ным, страш­ным, непо­нят­ным и необ­хо­ди­мым понять. Мис­си­о­не­ра из себя никак не строю и нико­го ниче­му учить не берусь. Если моё сло­во дой­дёт не толь­ко до люд­ских глаз, но и сер­дец – это уже побе­да. Зна­чит есть надеж­да, что одна­жды оно дой­дёт и до умов. 

- И послед­ний, тра­ди­ци­он­ный вопрос: Ваши даль­ней­шие твор­че­ские пла­ны? Какие темы, про­бле­мы и поро­ки обще­ства при­вле­ка­ют Ваше вни­ма­ние и тре­бу­ют, что­бы о них гово­ри­ли, писа­ли, вскры­ва­ли их хирур­ги­че­ским скаль­пе­лем, что­бы вос­па­ле­ние про­рва­лось нару­жу? Буде­те ли Вы в даль­ней­шем исполь­зо­вать науч­ные тер­ми­ны в Ваших худо­же­ствен­ных текстах или названиях? 

- Нач­ну с послед­не­го вопро­са. Не буду боль­ше экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать с назва­ни­я­ми. Думаю, если это­му рома­ну суж­де­но стать попу­ляр­ным, (о чём я меч­таю) и быть пере­ве­дён­ным на мно­гие язы­ки (что уже не про­сто меч­та, а меч­та завет­ная) то чита­те­ли, уже зная мой уро­вень, ста­нут поку­пать мои кни­ги без вся­ких «фишек». Хотя, чест­но ска­жу, я пишу настоль­ко раз­ны­ми сти­ля­ми, что удив­ляю тех, кто зна­ет несколь­ко моих книг. Мне нра­вит­ся, напри­мер, писать совер­шен­но лёг­кие жен­ские рома­ны, исто­ри­че­ские пье­сы, рома­ны на тему судь­бы рос­сий­ской глу­бин­ки. По сте­пе­ни серьёз­но­сти они настоль­ко отли­ча­ют­ся, что все спра­ши­ва­ют: все­гда ли я их автор. В дан­ный момент рабо­таю над рома­ном о сту­ден­тах-физ­куль­тур­ни­ках. Это ско­рее лёг­кая коме­дия, неже­ли фаталь­ный детек­тив, вме­щён­ная в четы­ре круп­ных кни­ги, каж­дая из кото­рых состо­ит из 2 частей. Я закан­чи­ваю тре­тью книгу. 

Про­бле­мы там те же, что и вез­де – жад­ность, гру­бость, хит­рость, жела­ние хоро­шо при­стро­ить­ся в жиз­ни и соот­вет­ство­вать, а вос­хи­ще­ние вызы­ва­ют те же поря­доч­ность и доб­ро­та. Един­ствен­ное, что раз­нит­ся – это вре­мя. Боль­шая часть рома­на рас­по­ло­же­на в нача­ле счаст­ли­вых и бес­печ­ных 80‑х. Но и тогда были люди, спо­соб­ные разо­ча­ро­вы­вать или вызы­вать непри­язнь. Так что пишу я о при­выч­ных всем нам чув­ствах. Что каса­ет­ся поро­ков, то я уже ска­за­ла, что не выно­шу лжи и при­твор­ства. Не пони­маю без­раз­ли­чия и непро­ни­ца­е­мо­сти. Не могу сосу­ще­ство­вать с льсте­ца­ми и обы­ва­те­ля­ми. Не выно­шу малей­шей гру­бо­сти или жела­ния обо­льстить. Это – кан­ва для всех мыс­лей. Что ещё вол­ну­ет, так это агрес­сия, кото­рая воз­рас­та­ет в мире. Отча­сти она от неустро­ен­но­сти, отча­сти от неже­ла­ния что-то делать, но быва­ет и от того, что чело­век дове­дён до край­но­сти сте­че­ни­ем обсто­я­тельств. Тогда кто-то пред­по­чи­та­ет уйти из это­го мира тихо, как девуш­ка Юля, геро­и­ня рома­на «Воз­мез­дие за безу­мие», а кто-то – обви­нив во всём кого угод­но и уне­ся с собой мак­си­мум жиз­ней, как это было недав­но в Ниц­це. Думаю, в про­дол­же­нии рома­на тема наси­лия над обще­ством в лице сума­сшед­ших кара­те­лей, вро­де нор­веж­ско­го Брей­ви­ка, или рели­ги­оз­ных фана­тов, всё боль­ше про­яв­ля­ю­щих себя как изъ­яви­те­лей воли Алла­ха, най­дёт своё место. Спа­си­бо за вни­ма­ние и вдум­чи­вые вопросы. 

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.