Художник-ювелир из Москвы стал героем недели по версии проекта «Гордость России»

871

Победитель национального чемпионата для людей с инвалидностью «Абилимпикс» Алексей Юдин, после сложнейших операций по выпрямлению конечностей поступил и успешно окончил Строгановскую академию, является примером для своих учеников.

«На национальном чемпионате профессионального мастерства для людей с инвалидностью «Абилимпикс» я занял 1-е место в компетенции «Ювелирное дело». В конкурсе меня попросили поучаствовать коллеги из колледжа, в котором я работаю. Хотя изначально мне было неловко, ведь я участвовал в категории «Специалист», где соревнуются уже работающие люди. Я понимал, что за моей спиной опыта больше, чем у других, хотя до этого в подобных соревнованиях никогда не участвовал. Но когда я пришел на конкурс, то понял, что недооценивал соперников. В финал вышли 5 человек, и все мы, выполняя задание (нужно было сделать кулон с логотипом «Абилимпикса»), шли нога в ногу. Я рад, что была такая жесткая конкуренция, это означает, что у нас в стране много ювелиров. Эту победу на конкурсе я посвящаю своим педагогам Валентину Ивановичу Вдовченко, Константину Михайловичу Гребенкову, Максиму Андреевичу Косареву, Александру Львовичу Скворцову, Геннадию Дмитриевичу Щёкину. Именно они сделали из меня мастера своего дела, художника-ювелира.

О причине маленького роста

У меня ахондроплазия. Это заболевание, при котором поражены связки конечностей и нарушается процесс роста костей, поэтому у меня расшатаны связки верхних и нижних конечностей и небольшой рост – 1,5 м. Но я мог бы быть еще меньше, если бы не две операции в детском возрасте. Мне их сделали в Курганском научно-исследовательском институте экспериментальной и клинической ортопедии и травматологии, с 2010 года он официально называется Российский научный центр «Восстановительная травматология и ортопедия» имени академика Г.А.Илизарова. Операции были еще до распада СССР, в то время они были экспериментальными, на мое счастье, эксперимент врачей удался. Они максимально выпрямили меня. Благодаря врачам у меня прямые ноги и руки и рост не 115 см, какой был до первой операции. Конечно, реабилитация после хирургического вмешательства была очень тяжелой, но все мучения того стоили.

Об изучении заболевания

Ахондроплазия в нашей стране изучается плохо, можно сказать, что вообще не изучается. В других странах лучше. Например, в США медики считают, что ахондроплазия – не всегда наследственное заболевание, а, в основном, внутриутробная мутация. Считаю, что в моем случае причиной заболевания был грипп, которым во время беременности заболела моя мама, и это отразилась на мне. Но наши врачи не желают рассматривать эту версию. Им очень удобно обвинить наследие моих родителей, у которых в роду не было родственников с ахондроплазией, тем самым сняв с себя всякую ответственность.

О самооценке и волейболе

Я родился в подмосковном городе Красногорск. Ходил в обычную школу и художественную. В школе у нас были замечательные учителя по труду, мы многое делали своими руками. Одним из учителей был Александр Львович Скворцов, он одновременно работал и в Московском государственном художественно-промышленном университете им. Строганова. Он заметил, что у меня хорошо получается работать руками, и в старших классах сказал: «Давай к нам поступать, у тебя все получится». И у меня действительно получилось поступить на отделение подготовки мастеров факультета художественной обработки металлов, в знаменитую Строгановку. Это престижный вуз, студентами которого мечтают стать выпускники со всей страны. После поступления у меня стали исчезать комплексы по поводу моей внешности. Они появились лет в 15, но когда я стал обучаться любимому делу и увидел, что у меня это хорошо получается, то они исчезли, поднялась самооценка, я стал уверенным в своих силах. Я даже занимался волейболом и выше всех прыгал, но мне сказали, чтобы дальше играть, мне нужно собрать команду таких, как и я, и еще команду таких же соперников. Но в плане гибкости волейбол мне очень хорошо помог, еще я до сих пор занимаюсь плаванием.

Об учебе в Строгановке

Сказать, что было сложно учиться в Строгановке, значит ничего не сказать. Это были бессонные ночи. В нашем деле ведь на экзаменах ничего не спишешь, поэтому все студенты как на ладони, видно и старания, и талант. В академии нас обучали, прежде всего, академическому рисунку, скульптуре и художественной обработке металла, это основа основ. Я лично себя считаю художником по металлу. Мне повезло учиться у сильнейших педагогов, таких как Врубель Анатолий Васильевич, Потапов Геннадий Иванович, Лукшт Игорь Владимирович, Морозова Татьяна Аполлоновна, Регент Ирина Ивановна, Лопухина Наталья Владимировна, Никитин Александр Владимирович, Терещенко Сергей Сергеевич, Мельник Анатолий Авксентьевич, Федунов Сергей Николаевич. Это были учителя старой школы, которые отдавали все свои знания, но и требовали от студентов по максимуму. Оценивали так строго, что даже тройка у нас была хорошей оценкой. Но в итоге я закончил академию без троек и считаю это своим большим достижением. После получения диплома меня приняли в нашу академию мастером производственного обучения. Через некоторое время я перешел работать в Московский политехнический колледж имени Овчинникова. Сменилось только место, должность осталась прежней: я учу молодежь, как из куска металла сделать что-то красивое.

Об учениках

На данный момент возраст моих учеников варьируется от 14 до 20 лет. Занятия в колледже построены как увлекательное мероприятие, открывающее детям мир ювелирного искусства. Рассказываю им об истории ювелирного и художественного дела, о знаменитых ювелирах и художниках. Стараюсь ребят заинтересовать, рассказать, для чего конкретное задание пригодится им в дальнейшем, в учебе или жизни. Как правило, ученики прислушиваются. Ювелирное дело – это большая напряженная работа, и я для них организую эту работу так, чтобы она вселяла чувство удовлетворенности и приятного ощущения, что они сами творят чудесные изделия.

О жизненной позиции художника-ювелира

У меня есть мастерская. Я создаю авторские украшения, но не делаю на них заоблачный ценник. В магазинах сейчас много дорогих изделий, но не все из них качественно сделаны. Я же хочу, чтобы у наших людей была возможность покупать авторские украшения по более доступной цене.

О сложностях человека с маленьким ростом

Мой рост мне иногда даже помогает, могу пролезть там, где другим трудно. А если говорить более серьезно, конечно, сталкиваюсь с неудобствами. Это бывает в общественных местах, так как в моем доме все устроено под мой рост. Я вожу машину, до педалей достаю. А вот, например, когда приходишь в супермаркет, часто по закону подлости нужный тебе продукт расположен на верхней полке, приходится просить помощи у окружающих. Я уже привык к этому. Кстати, в последнее время в одной торговой сети появились лесенки-подставки, которые выручают людей с маленьким ростом. Еще бывает, заходишь в какое-нибудь общественное помещение, а там выключатели высоко, казалось бы, мелочь, но не для меня. В таких случаях приходится искать палку или что-то похожее, чтобы дотянуться. А это ведь не только людям маленького роста неудобно, колясочникам, например, тоже. Надеюсь, в будущем во всех современных зданиях выключатели, розетки и подобные вещи будут невысоко от пола. Большая сложность у меня с одеждой, ведь торс у меня обычного размера, а руки и ноги короче, поэтому мама перешивает мне купленную в магазинах одежду, приходится комбинировать. Размер ноги 37-й, с этим проблем нет, сейчас много хорошей обуви этого размера можно найти.

О реакции общества на людей с ахондроплазией

Я как художник понимаю, почему люди обращают внимание на людей с ахондроплазией и другими заболеваниями, которые отражаются на внешности. У нас пропорции тела отличаются диспропорцией. Нам об этом в университете на занятиях рассказывали, когда шла речь о золотом сечении. Человеческий глаз всегда цепляет то, что для него выходит за пропорции золотого сечения. Меня, бывает, тоже инстинктивно раздражает диспропорциональное телосложение других людей, это естественно из-за требований человеческого глаза: видеть спокойно только пропорцию 3х4х5, то есть золотое сечение. Любая другая пропорция человеческий глаз раздражает, и он невольно обращает свое внимание на этот объект. Но человек воспитанный не реагирует на этот раздражитель в его глазу, а человек невоспитанный начинает тыкать пальцем на диспропорцию, которую видит. Я это понимаю, поэтому спокойно реагирую. Здесь важно во всем и всегда находить компромисс, а также быть тактичными по отношению друг к другу. Людям, которые в силу разных причин отличаются своей внешностью, я хочу сказать: «Все люди разные, все индивидуальны, одинаковых среди нас нет. Каждый из нас сильный, красивый, умный человек. Движение – это жизнь, идите вперед, не обращая внимания на возникающие трудности, и у вас все будет хорошо».

О семье

О личной жизни я предпочитаю не распространяться, на то она и личная. Могу сказать, что у меня есть племянники, дети моего брата Александра, которых я очень люблю».

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.