Певица Варвара: «Моя музыка — это отражение меня самой»

696

Попу­ляр­ная этно-фольк испол­ни­тель­ни­ца, Заслу­жен­ная артист­ка Рос­сии Вар­ва­ра в бук­валь­ном смыс­ле живет музы­кой. Все, что бы она ни дела­ла, про­пи­та­но любо­вью к музы­ке. Зри­те­ли для нее – как семья, она при­слу­ши­ва­ет­ся к ним и при­зна­ет­ся, что ее твор­че­ство созда­ет­ся в тан­де­ме с поклон­ни­ка­ми. Ее жизнь пол­на при­клю­че­ний и встреч с необыч­ны­ми людь­ми. Совсем ско­ро артист­ка пора­ду­ет сво­им новым кли­пом на пес­ню «Ах, душа». И в пред­две­рие его выхо­да мы пого­во­ри­ли с Вар­ва­рой о самом сокро­вен­ном – как созда­ет­ся ее музы­ка, что она в нее вкла­ды­ва­ет, что слу­ша­ет сама и о мно­гом другом.

img_1650_r

- Вар­ва­ра, как-то в интер­вью вы ска­за­ли, что поклон­ни­ки уже сами под­ска­зы­ва­ют вам, что петь. Как это происходит?

- Да, дей­стви­тель­но, мож­но ска­зать, что мое твор­че­ство созда­ет­ся в тан­де­ме с мои­ми поклон­ни­ка­ми. Я мно­го езжу с гастро­ля­ми, и по реак­ции зри­те­лей пони­маю, какие пес­ни луч­ше все­го вос­при­ни­ма­ют­ся, что они хотят слы­шать. Ино­гда даже по ходу кон­цер­та пере­стра­и­ва­ем­ся, какие-то пес­ни уби­ра­ем, вклю­ча­ем дру­гие. По настро­е­нию зала я чув­ствую, в каком клю­че про­дол­жить выступ­ле­ние. Музы­кан­ты, с кото­ры­ми мы рабо­та­ем уже 16 лет, пони­ма­ют меня по одно­му дви­же­нию руки. В послед­ние годы, к моей боль­шой радо­сти, инте­рес к рус­ской куль­ту­ре и рус­ской песне повы­сил­ся, и на кон­цер­тах люди боль­ше хотят слы­шать имен­но эти ком­по­зи­ции, под­пе­ва­ют всем залом. Имен­но поэто­му было при­ня­то реше­ние запи­сать аль­бом «Лён», где будут толь­ко рус­ские пес­ни. У меня они уже были в копил­ке, и я поня­ла, что при­шло их вре­мя. Этот аку­сти­че­ский аль­бом был выпу­щен в 2015 году и в него вошло 12 ком­по­зи­ций. Там пред­став­ле­ны как извест­ные всем пес­ни — «То не вечер» и «Ивуш­ки», так и ста­рин­ные пес­ни, кото­рые мы реши­ли вос­со­здать. Одна из таких ста­рин­ных ком­по­зи­ций — «Ска­за­ние о Вар­ва­ре», ей уже более 300 лет и напе­ла мне ее одна бабуш­ка под Смо­лен­ском во вре­мя гастро­лей. Все ком­по­зи­ции пере­ра­бо­та­ны и пред­став­ле­ны в аль­бо­ме в совер­шен­но новой интер­пре­та­ции, пере­ве­де­ны на совре­мен­ный язык. В запи­си мы исполь­зо­ва­ли как клас­си­че­ские инстру­мен­ты – гита­ра, напри­мер, так и этни­че­ские, ста­рин­ные — рожок, волын­ка, музы­каль­ный инстру­мент 11–12 веков колес­ная лира…

- Вы гово­ри­те, что пес­ни пред­став­ле­ны в новой интер­пре­та­ции. Не бои­тесь, что зри­тель не вос­при­мет такие вер­сии люби­мых песен? 

- Нет, не боюсь. Наобо­рот, люди, кото­рые при­хо­дят на мои кон­цер­ты, зна­ют и любят мой музы­каль­ный стиль, музы­каль­ное зву­ча­ние. К тому же, в исход­ном состо­я­нии ста­ро­рус­ский текст непо­ня­тен, и мы пере­во­дим его на более понят­ный для слу­ша­те­ля язык. В этом деле мне помо­га­ют про­фес­си­о­наль­ные фило­ло­ги. Мы адап­ти­ру­ем окон­ча­ния, суф­фик­сы, пред­ло­ги, затем дол­го рабо­та­ем над аран­жи­ров­кой. Обя­за­тель­но сохра­ня­ем основ­ную мело­дию, пото­му что в ней заклю­ча­ет­ся душа рус­ско­го наро­да. На кон­цер­тах все­гда рабо­та­ем вжи­вую. От это­го во мно­гом зави­сит вос­при­я­тие песни.

Мы не пере­де­лы­ва­ем пес­ни до неузна­ва­е­мо­сти, наобо­рот, мы сохра­ня­ем все самое важ­ное и даем им вто­рую жизнь. Вре­мя дик­ту­ет свои пра­ви­ла — если я буду испол­нять эти ком­по­зи­ции в том виде, в кото­ром они были 200 лет назад, совре­мен­но­му зри­те­лю это будет неин­те­рес­но, он ниче­го не пой­мет. Ему нуж­но доне­сти эти шедев­ры на понят­ном ему язы­ке. Если брать извест­ные рус­ские народ­ные пес­ни – в исход­ном виде они пере­пе­ва­лись уже мно­го раз, это тоже уже неин­те­рес­но. Поэто­му я про­но­шу музы­ку через себя и пока­зы­ваю ее зри­те­лю с дру­гой сто­ро­ны, но суть оста­ет­ся та же. Я пер­фек­ци­о­нист. Преж­де чем пред­ста­вить что-то новое зри­те­лю, про­хо­дит мно­го меся­цев рабо­ты, сот­ни репе­ти­ций, и любую импро­ви­за­цию я про­ду­маю до мель­чай­ших деталей.

Моя музы­ка – это сово­куп­ность чте­ния, филь­мов, путе­ше­ствий, зна­ния исто­рии. Каж­дую нот­ку, каж­дое сло­во я про­но­шу через себя.

- Есть ли люби­мые песни? 

- Они все люби­мые, все важ­ные. Каж­дая из них отра­жа­ет любовь к при­ро­де, к рус­ской куль­ту­ре. Моя музы­ка — отра­же­ние меня самой, мое­го настро­е­ния, миро­ощу­ще­ния, жела­ний, пере­жи­ва­ний. В мире суще­ству­ют тыся­чи раз­ных тра­ди­ций, фольк­ло­ра, и мне хочет­ся делит­ся этим всем со зри­те­ля­ми. Хочет­ся пере­дать им свою жаж­ду зна­ний и люб­ви к истории.

Но, отве­чая на ваш вопрос, я могу выде­лить пес­ню «Гре­зы». Это ком­по­зи­ция, кото­рая осо­бен­но отра­жа­ет глу­би­ну моей души и любовь к природе.

- Что вам дает ваша про­фес­сия кро­ме музыки?

- Имен­но мое направ­ле­ние дает мне очень мно­го все­го. Это посто­ян­ное раз­ви­тие, узна­ва­ние чего-то ново­го, экс­пе­ри­мен­ты, инте­рес­ные встре­чи. Что­бы най­ти пес­ни, мы во вре­мя гастро­лей ездим в экс­пе­ди­ции, спе­ци­аль­но закла­ды­ва­ем на это вре­мя. Воз­вра­ща­ясь к «Ска­за­ни­ям о Вар­ва­ре», ска­жу, что она при­шла ко мне из Кар­ды­мов­ско­го рай­о­на Смо­лен­ской обла­сти. В этой ком­по­зи­ции мож­но услы­шать тра­ди­ци­он­ный этни­че­ский рас­пев, издрев­ле извест­ный в Смо­лен­ской обла­сти со вре­мен Алек­сандра III, на кото­рый поло­же­но ста­рин­ное духов­ное ска­за­ние. С бабуш­кой, кото­рая «пода­ри­ла» мне эту пес­ню, мы позна­ко­ми­лись слу­чай­но. И такие бабуш­ки есть в каж­дой деревне. Имен­но они несут в себе куль­ту­ру и пом­нят совер­шен­но неве­ро­ят­ные вещи. Когда заез­жа­ем к ним во вре­мя экс­пе­ди­ций, можем часа­ми их слушать.

Не менее инте­рес­ны и встре­чи с малы­ми наро­да­ми. На Саха­лине мы встре­ти­ли нивхов — корен­ных жите­лей ост­ро­ва. Их оста­лось мень­ше 5 тысяч. А вер­ность тра­ди­ци­ям чук­чей меня про­сто пора­жа­ет. Я объ­ез­ди­ла весь рус­ский Север и зна­ко­ма со мно­ги­ми пред­ста­ви­те­ля­ми малых народ­но­стей Рос­сии. Их куль­ту­ра – бога­тей­ший, само­быт­ный пласт обще­рос­сий­ской куль­ту­ры. Что такое гжель, хох­ло­ма, зна­ют все. Но это лишь малая часть — у Рос­сии очень бога­тая исто­рия, и столь­ко все­го инте­рес­но­го мож­но най­ти в твор­че­стве и куль­ту­ре наших пред­ков и их тра­ди­ци­ях. Я ста­ра­юсь все это задей­ство­вать в рабо­те. Мне хочет­ся под­черк­нуть в сво­ем твор­че­стве эти мало­из­вест­ные образ­чи­ки рус­ской культуры.

0img_5743

- Ансамбль «Чукот­ка», насколь­ко извест­но, при­ни­мал уча­стие в вашем концерте...

- Да, мы позна­ко­ми­лись во вре­мя гастро­лей и, с тех пор, дру­жим и сотруд­ни­ча­ем. Они при­ни­ма­ли уча­стие в запи­си аль­бо­ма «Гре­зы» и в моей кон­церт­ной про­грам­ме «Исто­ки». Это уни­каль­ные и совер­шен­но неве­ро­ят­ные музы­кан­ты и тан­цо­ры, в соста­ве кото­рых есть насто­я­щие шама­ны. Когда они при­е­ха­ли в Моск­ву, я при­гла­си­ла их оста­но­вит­ся у меня в доме. Но они отка­за­лись, ска­за­ли, что там слиш­ком жар­ко, и что им при­выч­нее жить в яран­ге. Поста­ви­ли ее пря­мо око­ло дома за счи­та­ные мину­ты. Там они жили, там же и репе­ти­ро­ва­ли. Пом­ню, мы пили чай с морош­кой из дере­вян­ных, выре­зан­ных вруч­ную чашек. А после зазву­ча­ли тра­ди­ци­он­ные чукот­ские пес­ни, нача­лись пляс­ки. Ощу­ще­ния были очень необыч­ны­ми, учи­ты­вая, что мы нахо­ди­лись в Москве.

- Одно из ваших увле­че­ний – кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ние ред­ких и ста­рин­ных музы­каль­ных инстру­мен­тов. С чего это нача­лось? Есть ли сре­ди них особенные?

- Я нахо­ди­ла их во вре­мя путе­ше­ствий и гастро­лей, дари­ли дру­зья и поклон­ни­ки. Но я кол­лек­ци­о­ни­рую их не про­сто так, для кра­со­ты. Я их исполь­зую их во вре­мя кон­цер­тов, на запи­си песен. Такие инстру­мен­ты очень цен­ны не толь­ко как релик­вии. Глав­ная их цен­ность, что они дают то самое осо­бен­ное музы­каль­ное зву­ча­ние, о кото­ром я гово­ри­ла ранее. Осо­бен­ные есть, конеч­но. Колес­ная лира, напри­мер. Лич­но мне очень нра­вит­ся, как зву­чит армян­ский дудук. От него у меня мороз по коже. Нра­вит­ся бал­кан­ская гай­да, калю­ка, варган.

- Вы пое­те на 6 раз­ных язы­ках. Как вам это уда­ет­ся, слож­но их осваивать?

- Да, я пою на гэль­ском, иври­те, ста­ром швед­ском, фар­си, армян­ском, турец­ком. Конеч­но, сама бы я не осво­и­ла их. У меня есть педа­гог, кото­рый помо­га­ет. Мы пере­во­дим пес­ню, раз­би­ра­ем смысл и выучи­ва­ем про­из­но­ше­ние каж­до­го сло­ва. Это все очень инте­рес­ный про­цесс, кото­рый зани­ма­ет мно­го времени.

- На теле­ви­зи­он­ных съем­ках и на радио­эфи­рах вы с удо­воль­стви­ем пое­те на них. Мно­гие арти­сты отка­зы­ва­ют­ся петь вне концертов.

- Это дело каж­до­го. Для меня не слож­но испол­нить пару песен ака­пел­ло, если про­сят. Ино­гда даже сама могу пред­ло­жить. Это моя про­фес­сия, и я гото­ва все­гда что-то спеть. Для неко­то­рых людей, кото­рые не были на моих кон­цер­тах, это быва­ет неожи­дан­но. И потом я полу­чаю мно­го откли­ков, что очень при­ят­но. Кон­церт это или эфир – я пою и рабо­таю для сво­е­го слу­ша­те­ля. И мне при­ят­но, если после это­го кто-то при­дет на мой кон­церт и уви­дит все это вживую.

- Какие у вас твор­че­ские пла­ны на бли­жай­шее время?

- Сей­час я нахо­жусь в гастроль­ном туре. С нетер­пе­ни­ем жду выхо­да ново­го кли­па на пес­ню «Ах, душа». Пес­ню уже мож­но услы­шать на радио, и ско­ро видео появит­ся на музы­каль­ных кана­лах. Съем­ки, как это обыч­но у меня быва­ет, про­шли с при­клю­че­ни­я­ми. Мы сни­ма­ли в рес­пуб­ли­ке Ады­гея, в рай­оне горо­да Джуб­га, выбра­ли кра­си­вей­шие лока­ции в горах и на море. Закон­чив съем­ки на бере­гу, мы отпра­ви­лась в горы, где наткну­лись на цыган­ский табор. Атмо­сфе­ра была очень коло­рит­ная — раз­би­тая кибит­ка, костер, зву­ки гита­ры и боль­шая цыган­ская семья. Мы уго­во­ри­ли их снять­ся в кли­пе, и в ито­ге задер­жа­лись у них на несколь­ко дней. Связь была пло­хая, теле­фо­ны сели, и, конеч­но, моя семья уже нача­ла вол­но­вать­ся. В какой-то момент в допол­не­ние ко все­му мы пере­пу­га­лись, что нач­нет­ся кам­не­пад, что в горах это очень опас­но. Но, Сла­ва Богу, все обошлось.

0img_1013

— Пого­во­рим о дру­гих видах искус­ства. Ска­жи­те, что вы люби­те читать, что слу­ша­е­те сами?

- Мне очень нра­вит­ся клас­си­ка. «Масте­ра и Мар­га­ри­ту», напри­мер, я пере­чи­ты­ва­ла четы­ре раза. Люб­лю исто­ри­че­ские кни­ги, очень люб­лю Мар­се­ля Бри­о­на. Очень нра­вит­ся Дина Руби­на из современных.

Что каса­ет­ся музы­ки — слу­шаю в зави­си­мо­сти от настро­е­ния и обста­нов­ки. Когда нуж­но отдох­нуть, вклю­чаю клас­си­че­скую музы­ку — Виваль­ди, Бах, Моцарт. Нра­вит­ся Питер Габ­ри­эль, Ната­лья Имб­ру­лья, Мадон­на, Стив Уан­дер, Элтон Джон.

- Поми­мо музы­ки вы недав­но пред­ста­ли и в роли дизай­не­ра. Как это получилось? 

- Это было в про­шлом году. Дизай­нер Еле­на Шипи­ло­ва, с кото­рой мы дру­жим, пред­ло­жи­ла мне сде­лать что-то сов­мест­ное. Я дав­но хоте­ла попро­бо­вать себя в этом, и согла­си­лась. На Неде­ле Моды мы пред­ста­ви­ли сов­мест­ную кол­лек­цию «Воз­вра­ще­ние к исто­кам», кото­рая была выпол­не­на в сти­ли­сти­ке рус­ско­го севе­ра и этни­ки. Я в дан­ном слу­чае была не дизай­не­ром, а лицом кол­лек­ции и идей­ным вдох­но­ви­те­лем. Это тот слу­чай, когда музы­ка и мода пере­пле­лись. Обра­зы кол­лек­ции наве­я­ны Севе­ром, а лейт­мо­ти­вом послу­жи­ло мое твор­че­ство. Про­цесс был очень инте­рес­ный и я полу­чи­ла огром­ное удо­воль­ствие. Нача­лось все с того, что я собра­ла и под­го­то­ви­ла для Еле­ны мно­же­ство рефе­рен­сов – кар­ти­нок, рисун­ков, видео и музы­ки. Имен­но они зада­ли пра­виль­ное направ­ле­ние кол­лек­ции. А даль­ше за дело при­ня­лись про­фес­си­о­на­лы – а точ­нее, Еле­на Шипи­ло­ва. Она все это вопло­ти­ла в жизнь. В кол­лек­ции были пред­став­ле­ны пла­тья, брю­ки, жилет­ки, блу­зы, паль­то – все, что при­го­дит­ся в холод­ное вре­мя года. Мы исполь­зо­ва­ли тви­до­вую ткань, кото­рая извест­на сво­им каче­ством и мяг­ко­стью, и кото­рую очень лег­ко и ком­форт­но носить. Моде­ли укра­ша­ли крас­ки дико­го леса, фло­ри­сти­че­си­ке прин­ты, аппли­ка­ции в виде живот­ных, при­сут­ство­ва­ли эле­мен­ты одеж­ды чукот­ско­го, хан­ты-ман­сий­ско­го, яма­ло-ненец­ко­го округа.
Это насто­я­щая «одеж­да силы»!

Для пока­за я спе­ци­аль­но при­нес­ла экс­клю­зив­ные и ста­рин­ные аксес­су­а­ры из лич­ной кол­лек­ции. Это был инте­рес­ный опыт.

Бесе­до­ва­ла Ален ШТЕФАН,
Фото из лич­но­го архива

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.