Ирина СВЕЧНИКОВА: «Новые оперные постановки важно смотреть, чтобы видеть, что бывает другая интерпретация. Это тоже очень интересно»

561

Ирина Свечникова – культуролог, музыковед, художественный руководитель фестиваля «Русские сезоны в Алгарве» (Португалия), автор блога «Музыкальные истории» (фэйсбук и Instagram: @muzhistory – прим.)

Беседа пойдет про современные оперные постановки, проблемы в оперном театре. Поговорим про премьеры опер «Садко», «Манон Леско», которые состоялись в 2020 году в Государственном Академическом Большом театре в Москве. Про гармонию и исполнителей, и почему на новые постановки стоит ходить.

Ирина Свечикова © Фотограф Светлана Бакушина-Мартинш

– Ирина, как у вас прошел ваш фестиваль, в период карантина и ограничений?

– У нас все прошло в несколько урезанном формате. Мы планировали фестиваль из 4 концертов. Но, в связи с общемировыми ограничениями, мы провести его в полном масштабе не смогли. Так как самолеты то летали, то не летали, таможня то пускала, то не пускала, и, соответственно концерты то отменяются, то нет. Поскольку изначально наша программа была рассчитана на участие артистов из Петербурга и Москвы, нам пришлось изменить концепцию фестиваля в этом году.

Мы сделали одно большое мероприятие, как раз во Всемирный День оперы – 25 октября. Мы совместили два в одном. В первом отделении струнный квартет играл камерную музыку Чайковского и Бетховена – двух самых важных музыкальных юбиляров этого года. Во втором отделении показали трансляцию «Иоланты» П.И. Чайковского из театра МЕТ Опера – это была постановка Мариуса Трелиньского.

Все прошло хорошо, насколько было возможно в этих условиях. Наполняемость зала была разрешена лишь на 50 % из-за ограничений. Но мы рады, что мероприятие вообще не отменили. Ведь до последнего момента мы не знали, состоится ли оно, разрешат ли.

К нашему счастью все состоялось. Публика была довольна. Чуть позже мы смонтируем и выложим видео о том, как это все происходило. Мы тоже были очень рады, но жаль, что пришлось пойти на некий компромисс, и мы не смогли показать все, что хотели.

– Какая сейчас ситуация в Португалии в связи с ограничениями?

– У нас мягкая форма чрезвычайной ситуации, судя по правительственным документам. Мы пока сами до конца не понимаем, как это. Пока концерты проводятся – в масках и с небольшим количеством зрителей. Но частично массовые мероприятия отменяются. Что, конечно, жаль.

В Лиссабоне должна была состояться фантастическая постановка «Валькирии» Вагнера, которую сейчас отменили. К ней готовились почти год. Приезжали на репетиции артисты и музыканты из других стран. Там очень много используется дополнительных современных эффектов и какая-то невероятно интересная режиссура. Мы ждали этого события, но оно не состоялось. Но, надеюсь, что ограничения у нас не насовсем. И когда-нибудь эта ситуация с коронавирусом и ограничениями закончится.

– А что вы скажете про недавнюю постановку «Манон Леско» в Большом театре? По этому поводу разразился скандал. Очень многие критиковали постановку за кадры, которые показала в своем Instagram Анна Нетребко.

– Я читала дебаты по этому поводу, но саму оперу пока не видела. Я бы не стала ориентироваться только на чьи-то представления. Я обязательно эту постановку посмотрю.

10 лет назад я была в театре Станиславского (Музыкальный театр им. Станиславского и Немирова-Данченко – прим.) на «Травиате». Там есть сцена бала у Флоры с великолепными танцевальными номерами. Прекрасные два хореографических номера, которых все зрители обычно ждут не меньше, чем знаменитую «Застольную» («Brindisi») из 1 действия. Если мы вспомним одноименный фильм-оперу Франко Дзефирелли, то непременно скажем, что были зрители, которые ходили посмотреть его в кино ради пары Максимова-Васильев, блистательно танцующих в этой сцене. И вот именно в этой прекрасной сцене в театре Станиславского появляются стриптизеры. Я была в некотором шоке, потому что, на мой взгляд, это был странный метод привлечения чьего-либо внимания. Вряд ли это сработало. Не то, чтобы я была вообще против стриптиза, но для этого есть специальные места. Я так же видела реакцию людей в зале во время представления. Когда бабушки и родители привели своих внуков и детей послушать оперу Верди, и вдруг на сцене они видят обнажающихся мужчин. Причем даже эта сцена была сделана не очень красиво, и все выглядело очень странно.

Но чтобы меня никто не упрекнул в ханжестве, приведу еще один пример. В свое время в Мариинском театре шла опера Прокофьева «Огненный ангел». В сцене массового сумасшествия (монахинь одолевают демоны) все начинают обнажаться, разрывая на себе одежды. Это было уместно и сюжетно целесообразно.

Я считаю, что подобные режиссерские ходы должны быть оправданы. То есть, если режиссер кого-то раздевает на сцене, то он должен показать, зачем он это делает. Не просто показать обнаженное тело, а иметь этому обоснование.

– Опера «Садко» в Большом театре, премьера которой состоялась в феврале этого года. Режиссер Дмитрий Черняков. Так же после премьеры имела много нареканий по поводу того, в каком виде показали героев и режиссерской интерпретации. Например, ругали за то, что главный герой Садко все время в джинсах. Но мне, например, эта постановка понравилась. Я увидела идею, которую режиссер хотел донести до зрителя. Что думаете вы?

– Что касается этой оперы и главного героя, то мне джинсы на нем совершенно не мешали воспринимать исполнение. Но данную постановку я оцениваю как повтор Черняковым самого себя. Несколько лет назад у него была постановка «Кармен», которая была представлена на фестивале в Экс Ан Провансе. Там был использован очень похожий сценарный ход – попадание главного героя в некую психологическую ролевую игру. По этому поводу у меня есть две версии. Первая, что в случае с «Садко» режиссер решил сделать что-то вроде оперного психологического сериала, и, возможно, последует и третья, и четвертая постановка. Вторая версия – режиссер рассчитывал на то, что люди, которые придут смотреть «Садко», не видели его «Кармен».

Ирина Свечникова и Максим Егоров, директор фестиваля «Русские Сезоны в Алгарве» © Фотограф Ирина Купцова

Но в случае с «Кармен» сама идея попадания в некую игровую ситуацию, на мой взгляд, была раскрыта лучше. Тот спектакль оставил более яркое впечатление, если говорить конкретно о режиссуре и не вызвал душевного диссонанса.

Что касается всего остального в опере «Садко» Чернякова, то я видела отзывы, что кому-то не хватило профессионализма исполнителей. У меня нет претензий к артистам. Ни к Нажмиддину Мавлянову, ни к Екатерине Семенчук, ни к Аиде Гарифуллиной. Мне кажется, что они как раз отыграли и спели ровно то, что они должны были сделать. Они очень хорошо сочетались друг с другом.

Я видела претензии и по исполнению Гарифуллиной, но ведь она играет не непосредственно Волхову. Она играет девушку, которая в свою очередь играет роль Волховы. Это двойная актерская задача, и она очень сложная. И с этой двойной ролью она, на мой взгляд, справилась хорошо. Что касается конкретно вокала, то хоть Аида и не относится к числу моих любимых певиц, но я считаю её хорошей исполнительницей. Мне, например, очень нравится её Мюзетта в «Богеме».

Образ Екатерины Семенчук как раз очень хорошо контрастирует с образом Аиды Гарифуллиной. Они очень разные абсолютно во всем, а не только тембрально: внешний типаж, возраст, эмоциональный склад. Это удачное сочетание, ведь герой оказывается между двумя по-своему привлекательными, но очень разными женщинами.

Что касается сцены с гостями (индийский, варяжский, веденецкий), то это, на мой взгляд, был режиссерский провал. Можно было бы не выпускать их в тех же самых белых париках, в которых пребывали на сцене прочие персонажи. Ведь этой сцены зрители (в особенности, дети) ждут как сказки. Я помню ещё своё детское восприятие, помню и то, как мои дети реагировали на костюмы и декорации. Всё это усиливает впечатление от музыки и делает сюжет более запоминающимся. Поэтому они должны очень отличаться от других героев. В этой постановке этого не хватило.

Я не могу сказать, что в целом мне постановка «Садко» понравилась. Мне интересно было это увидеть как специалисту, и я составила свое собственное мнение. Рекомендовать или нет к просмотру эту постановку другим людям, я бы стала в зависимости от их индивидуальной подготовки. Для того, чтобы воспринимать искусство в том или ином виде, важен уровень так называемой «наслышанности» и «насмотренности» человека.

Я бы рекомендовала смотреть эту версию «Садко» тем, кто видел ранее классическую постановку спектакля, более традиционную. Всегда важно увидеть, что бывает другая интерпретация. Любителям оперы посмотреть новую версию Чернякова обязательно нужно, это будет очень интересно. Понравится это людям или нет, это уже дело вкуса. Очень много зависит и от состава артистов, играющих спектакль.

Но я не рекомендую смотреть тем, кто эту оперу не слышал вообще. Для первого раза это был бы не самый лучший вариант. Я считаю, когда зритель приходит на оперу, которая была создана композитором и либреттистом, то хорошо, если первый раз это будет опера, представленная именно в том виде, в котором онам была задумана изначально.

Это же касается и оперы «Кармен» Д. Чернякова. Она мне очень понравилась, но я видела раньше очень много разных классических постановок этой оперы. Это точно не вариант для первой встречи зрителя с «Кармен».

Еще такой нюанс. Ведь раньше на афишах писали имена композитора и либреттиста. А когда-то, совсем давно, писали только либреттиста. То есть важен был тот, кто написал сам текст и указал обстоятельства, в которых всё происходит. Но сейчас в качестве полноценного автора нужно было бы писать и имя режиссера. Получается, что мы видим на сцене новое произведение, которое режиссер уже представляет через призму своего мировосприятия. Пропускает через самого себя. И это по-своему очень ценно.

– Большое спасибо за беседу!

Текст подготовила Анна ВОРОБЬЕВА

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.