Кинорежиссер Светлана ЯШИНА о фильме «Помада»: «Пока делаешь фильм, всегда чувствуешь себя немного сумасшедшим»

321

Ультракороткий фильм Светланы Яшиной впечатлил зрителей на нескольких международных фестивалях (прим. CINEPROMO: фестивальное продвижение фильма продолжается) и стал единственной российской картиной на престижном LUSCA Fantastic Film Festival в 2020 году. Кино-Театр.Ру совместно с компанией по фестивальному продвижению фильмов CinePromo представляют онлайн-премьеру короткометражной картины Светланы Яшиной «Помада».

Синопсис: Девушка уходит в ванную, чтобы передохнуть от шумной вечеринки, но сталкивается с пугающим отражением в зеркале. Преодолев прилив страха, она находит неожиданное решение проблемы.

В «короткометражном» интервью режиссер немного рассказала читателям «АртМосковии», как сделать кино практически в одиночку и с нулевым бюджетом.

– Вы сразу видели картину в таком суперкоротком формате? Или пришли к этому постепенно, отбросив всё лишнее?

– Из-за карантина не было возможности снимать полноценный фильм, поэтому я придумала такую ультракороткую комедийную версию. Результатом я довольна и теперь планирую все-таки снять полную версию, такую, какой она была задумана изначально.

– Сколько времени у вас ушло на создание картины? Что запомнилось больше всего?

– В карантин невозможно было ничего спланировать, поэтому сняли фильм за один день, у меня дома, пока муж с дочкой уехали на шашлыки. Еще около недели у меня ушло на постпродакшн. Фильм ультракороткий, и сделала я его на одном дыхании. Это, наверное и запомнилось: внезапная возможность снимать, такая вспышка радости на фоне унылого карантина.

– При создании фильма вы одна отвечали практически за все этапы его производства — каково это было?

– Немного трудно, конечно, сочетать в себе почти все роли одновременно. У меня есть оператор, с которым я работаю, а все остальное я сделала сама. Реквизит, монтаж, цветокоррекция, грим. В «Помаде» грим был для меня очень важен, нужно было чтобы он одновременно был и страшным, и стильным. Чтобы в сочетании с красной помадой получался такой гламурный хоррор-лук. Отражение девушки в зеркале, конечно, остается в памяти надолго. У меня был изначальный образ этого грима, но в процессе пришлось экспериментировать. Очень переживала, что грим будет бросаться в глаза в кадре, что не будет страшно. Но когда мой муж (прожженный экстремал) посмотрел на пару кадров в монтаже и сказал, что ему жутко, я успокоилась.

– Картина дает полную свободу для интерпретаций — ее можно увидеть и как зарисовку о принятии себя, и даже как политическое высказывание. Слышали ли вы какие-то интересные трактовки от ваших зрителей?

– Когда я показала фильм своей подруге, она испугалась и сказала, что это история о внутренне мертвом человеке, который пытается замаскироваться, чтобы окружающие не увидели его внутреннюю пустоту. Меня это поразило, потому что это очень далеко от моей изначальной задумки. Но это здорово — значит, фильм живет своей жизнью. Я люблю истории, которые оставляют пространство для зрителя, в которые он может интегрировать себя как камень в оправу. Для меня текст, у которого есть только одна трактовка — мертвый текст. Мне вот очень интересно узнать, какое политическое высказывание можно увидеть в этом сюжете!

– Над чем вы работаете сейчас или хотели бы начать работать? Интересно ли вам продолжать режиссерскую карьеру?

– Дописала сценарий короткометражной хоррор-драмы, ищу продюсера. Еще я разрабатываю сценарий полного метра в этом же жанре и комедийный веб-сериал. Идей много, времени мало. А на следующей неделе я буду снимать два микрофильма для конкурса 60-секундного фильма фестиваля Raindance. Очень люблю такие челленджи, потому что они мотивируют больше придумывать и больше снимать.

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.