«Диалоги с Бетховеном». Евгений Кисин выступил с единственным сольным концертом в российской столице

246

Концерт Евгения Кисина в Белом зале Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина — событие экстраординарное в истории насыщенной музыкальными событиями культурной жизни Москвы. Этот концерт-посвящение Святославу Рихтеру (к 105-летию со дня рождения) пианист связал с другой, не менее значительной датой музыкального календаря — 250-летием со дня рождения Людвига ван Бетховена.

Как-то в одном из своих интервью Евгений Кисин признался: «Бетховена я всегда находил слишком сложным». Рано, или поздно должен был настать тот самый момент, когда пианист сознательно решил погрузиться в неисчерпаемый мир музыки Бетховена. Евгений Кисин тщательно выстроил драматургию программы вечера. Выбор произведений для концерта-посвящения Святославу Рихтеру оказался вполне закономерным — практически, каждое из них составляло основу репертуара великого пианиста.

Слушая фантастическую игру Евгения Кисина, порой, забываешь о времени. Глубочайший музыкант-интеллектуал, он сохраняет в своей игре юношескую непосредственность, поэтическую тонкость и страстность исполнения. Кисин – действительно один из последних романтиков наших дней. Головокружительная техника исполнения, ярчайший темперамент, изысканная фразировка — все эти качества искусно переплелись в творческом облике музыканта.

Произведения Людвига ван Бетховена по праву занимают одно из центральных мест в репертуаре Евгения Кисина. Мужественный и волевой характер музыки композитора, её императивный тон и мощные эмоциональные контрасты созвучны творческой натуре пианиста. Он черпает вдохновение в музыке Бетховена и находит в ней своё исполнительское амплуа. Фресковая манера исполнения свойственна интерпретации Кисина Восьмой «Патетической» сонаты до минор, соч.13. Именно она открыла программу вечера. Мелодика оказалась предельно интенсивной, а контрасты темпов сдержанными. Бетховен посвятил эту сонату князю Карлу Лихновскому.

15 вариаций с фугой на оригинальную тему соч. 35 ещё называют «Героическими вариациями». Это произведение Бетховена Евгений Кисин не так часто включает в программы своих выступлений. Тема, на которой основаны вариации, звучит в финале балета Бетховена «Творения Прометея» и, в первую очередь, играет доминирующую роль в финале знаменитой Третьей «Героической» симфонии. Цикл был создан в 1802 году. Бетховен с присущим ему остроумием и изобретательностью создал в каждой из разнохарактерных вариаций короткие музыкальные зарисовки, жанровые сценки, масштабные полотна, приводящие цикл к грандиозной финальной фуге. Евгению Кисину удалось мастерски раскрыть образную драматургию сочинения, соблюдая при этом цельность формы и концептуальность идей.

Не менее впечатляющим оказалось исполнение Cонаты № 17 ре минор, соч. 31 № 2 («Буря»), насыщенное глубокой страстностью и патетикой чувств. Бетховен ориентировался на зашифрованную программу, которую раскрыл своему другу, австрийскому скрипачу и дирижёру Антону Шиндлеру, произнеся: «Прочтите-ка “Бурю” Шекспира». Трактовка Евгения Кисина отличалась частой сменой эмоциональных контрастов, граничащих с пасторальностью и блаженным созерцанием. Все эти настроения пианист блестяще передал в своей виртуозной игре.

Концерт завершила Соната № 21 до мажор, соч. 53 («Аврора»). Бетховен посвятил её графу Вальдштейну, одному из своих боннских покровителей и друзей. Сочинение открыло новые горизонты фортепианной техники, гармонии и фактуры. Ромен Роллан справедливо заметил, что «пианистическая перегруженность сочинения часто мешает уловить его интимность. Эта белая соната в до мажоре, текущая, как чистая вода, опьянительнейшее восхищение природой, подчинённое разуму». Сочетание монументальности и лиризма можно было проследить в одухотворенной игре Евгения Кисина в интерпретации этого бетховенского шедевра. Пианист многогранно воспринимает мир музыки композитора, во всем богатстве и необозримом многоцветье красок доносит это до слушателей.

Публика Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина, одухотворенная магической игрой Евгения Кисина, не желала отпускать пианиста со сцены. Среди гирлянды бисов, эффектных миниатюр Бетховена Евгений Кисин импозантно сыграл несколько искромётных багателей и затейливый экосез.

«Я существо «всеядное» и мне многого хочется, – иронично замечал Святослав Теофилович, – просто я многое люблю и стараюсь донести все любимое мною до слушателей».

Вот и сейчас у каждого из нас есть свой Рихтер, и мы незримо отдаем частичку своего сердца этому великому артисту и гражданину. В этот вечер с гениальной музыкой Бетховен Евгений Кисин разделил эти чувства с нами.

Виктор АЛЕКСАНДРОВ,
Фото Дарья ХУТОРЕЦКАЯ

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.