«Диалоги с Бетховеном». Евгений Кисин выступил с единственным сольным концертом в российской столице

1356

Кон­церт Евге­ния Киси­на в Белом зале Госу­дар­ствен­но­го музея изоб­ра­зи­тель­ных искусств име­ни Пуш­ки­на — собы­тие экс­тра­ор­ди­нар­ное в исто­рии насы­щен­ной музы­каль­ны­ми собы­ти­я­ми куль­тур­ной жиз­ни Моск­вы. Этот кон­церт-посвя­ще­ние Свя­то­сла­ву Рих­те­ру (к 105-летию со дня рож­де­ния) пиа­нист свя­зал с дру­гой, не менее зна­чи­тель­ной датой музы­каль­но­го кален­да­ря — 250-лети­ем со дня рож­де­ния Людви­га ван Бетховена.

Как-то в одном из сво­их интер­вью Евге­ний Кисин при­знал­ся: «Бет­хо­ве­на я все­гда нахо­дил слиш­ком слож­ным». Рано, или позд­но дол­жен был настать тот самый момент, когда пиа­нист созна­тель­но решил погру­зить­ся в неис­чер­па­е­мый мир музы­ки Бет­хо­ве­на. Евге­ний Кисин тща­тель­но выстро­ил дра­ма­тур­гию про­грам­мы вече­ра. Выбор про­из­ве­де­ний для кон­цер­та-посвя­ще­ния Свя­то­сла­ву Рих­те­ру ока­зал­ся вполне зако­но­мер­ным — прак­ти­че­ски, каж­дое из них состав­ля­ло осно­ву репер­ту­а­ра вели­ко­го пианиста. 

Слу­шая фан­та­сти­че­скую игру Евге­ния Киси­на, порой, забы­ва­ешь о вре­ме­ни. Глу­бо­чай­ший музы­кант-интел­лек­ту­ал, он сохра­ня­ет в сво­ей игре юно­ше­скую непо­сред­ствен­ность, поэ­ти­че­скую тон­кость и страст­ность испол­не­ния. Кисин – дей­стви­тель­но один из послед­них роман­ти­ков наших дней. Голо­во­кру­жи­тель­ная тех­ни­ка испол­не­ния, ярчай­ший тем­пе­ра­мент, изыс­кан­ная фра­зи­ров­ка — все эти каче­ства искус­но пере­пле­лись в твор­че­ском обли­ке музыканта.

Про­из­ве­де­ния Людви­га ван Бет­хо­ве­на по пра­ву зани­ма­ют одно из цен­траль­ных мест в репер­ту­а­ре Евге­ния Киси­на. Муже­ствен­ный и воле­вой харак­тер музы­ки ком­по­зи­то­ра, её импе­ра­тив­ный тон и мощ­ные эмо­ци­о­наль­ные кон­тра­сты созвуч­ны твор­че­ской нату­ре пиа­ни­ста. Он чер­па­ет вдох­но­ве­ние в музы­ке Бет­хо­ве­на и нахо­дит в ней своё испол­ни­тель­ское амплуа. Фрес­ко­вая мане­ра испол­не­ния свой­ствен­на интер­пре­та­ции Киси­на Вось­мой «Пате­ти­че­ской» сона­ты до минор, соч.13. Имен­но она откры­ла про­грам­му вече­ра. Мело­ди­ка ока­за­лась пре­дель­но интен­сив­ной, а кон­тра­сты тем­пов сдер­жан­ны­ми. Бет­хо­вен посвя­тил эту сона­ту кня­зю Кар­лу Лихновскому.

15 вари­а­ций с фугой на ори­ги­наль­ную тему соч. 35 ещё назы­ва­ют «Геро­и­че­ски­ми вари­а­ци­я­ми». Это про­из­ве­де­ние Бет­хо­ве­на Евге­ний Кисин не так часто вклю­ча­ет в про­грам­мы сво­их выступ­ле­ний. Тема, на кото­рой осно­ва­ны вари­а­ции, зву­чит в фина­ле бале­та Бет­хо­ве­на «Тво­ре­ния Про­ме­тея» и, в первую оче­редь, игра­ет доми­ни­ру­ю­щую роль в фина­ле зна­ме­ни­той Тре­тьей «Геро­и­че­ской» сим­фо­нии. Цикл был создан в 1802 году. Бет­хо­вен с при­су­щим ему ост­ро­уми­ем и изоб­ре­та­тель­но­стью создал в каж­дой из раз­но­ха­рак­тер­ных вари­а­ций корот­кие музы­каль­ные зари­сов­ки, жан­ро­вые сцен­ки, мас­штаб­ные полот­на, при­во­дя­щие цикл к гран­ди­оз­ной финаль­ной фуге. Евге­нию Киси­ну уда­лось мастер­ски рас­крыть образ­ную дра­ма­тур­гию сочи­не­ния, соблю­дая при этом цель­ность фор­мы и кон­цеп­ту­аль­ность идей.

Не менее впе­чат­ля­ю­щим ока­за­лось испол­не­ние Cона­ты № 17 ре минор, соч. 31 № 2 («Буря»), насы­щен­ное глу­бо­кой страст­но­стью и пате­ти­кой чувств. Бет­хо­вен ори­ен­ти­ро­вал­ся на зашиф­ро­ван­ную про­грам­му, кото­рую рас­крыл сво­е­му дру­гу, австрий­ско­му скри­па­чу и дири­жё­ру Анто­ну Шиндле­ру, про­из­не­ся: «Про­чти­те-ка «Бурю» Шекс­пи­ра». Трак­тов­ка Евге­ния Киси­на отли­ча­лась частой сме­ной эмо­ци­о­наль­ных кон­тра­стов, гра­ни­ча­щих с пас­то­раль­но­стью и бла­жен­ным созер­ца­ни­ем. Все эти настро­е­ния пиа­нист бле­стя­ще пере­дал в сво­ей вир­ту­оз­ной игре. 

Кон­церт завер­ши­ла Сона­та № 21 до мажор, соч. 53 («Авро­ра»). Бет­хо­вен посвя­тил её гра­фу Вальд­штей­ну, одно­му из сво­их бонн­ских покро­ви­те­лей и дру­зей. Сочи­не­ние откры­ло новые гори­зон­ты фор­те­пи­ан­ной тех­ни­ки, гар­мо­нии и фак­ту­ры. Ромен Рол­лан спра­вед­ли­во заме­тил, что «пиа­ни­сти­че­ская пере­гру­жен­ность сочи­не­ния часто меша­ет уло­вить его интим­ность. Эта белая сона­та в до мажо­ре, теку­щая, как чистая вода, опья­ни­тель­ней­шее вос­хи­ще­ние при­ро­дой, под­чи­нён­ное разу­му». Соче­та­ние мону­мен­таль­но­сти и лириз­ма мож­но было про­сле­дить в оду­хо­тво­рен­ной игре Евге­ния Киси­на в интер­пре­та­ции это­го бет­хо­вен­ско­го шедев­ра. Пиа­нист мно­го­гран­но вос­при­ни­ма­ет мир музы­ки ком­по­зи­то­ра, во всем богат­стве и необо­зри­мом мно­го­цве­тье кра­сок доно­сит это до слушателей.

Пуб­ли­ка Госу­дар­ствен­но­го музея изоб­ра­зи­тель­ных искусств име­ни Пуш­ки­на, оду­хо­тво­рен­ная маги­че­ской игрой Евге­ния Киси­на, не жела­ла отпус­кать пиа­ни­ста со сце­ны. Сре­ди гир­лян­ды бисов, эффект­ных мини­а­тюр Бет­хо­ве­на Евге­ний Кисин импо­зант­но сыг­рал несколь­ко искро­мёт­ных бага­те­лей и затей­ли­вый экосез.

«Я суще­ство «все­яд­ное» и мне мно­го­го хочет­ся, – иро­нич­но заме­чал Свя­то­слав Тео­фи­ло­вич, – про­сто я мно­гое люб­лю и ста­ра­юсь доне­сти все люби­мое мною до слушателей».

Вот и сей­час у каж­до­го из нас есть свой Рих­тер, и мы незри­мо отда­ем частич­ку сво­е­го серд­ца это­му вели­ко­му арти­сту и граж­да­ни­ну. В этот вечер с гени­аль­ной музы­кой Бет­хо­вен Евге­ний Кисин раз­де­лил эти чув­ства с нами.

Вик­тор АЛЕКСАНДРОВ,
Фото Дарья ХУТОРЕЦКАЯ

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.