Две редко звучащие в России симфонии прозвучали в Москве в великолепном исполнении Столичного симфонического оркестра Владимира Горбика

586

Две редко звучащие в России симфонии Шуберта и Мендельсона прозвучали в Москве в великолепном исполнении Столичного симфонического оркестра под управлением Владимира Горбика.

30 января 2019 года в Малом зале Московской консерватории состоялся концерт Столичного симфонического оркестра, в котором под управлением Владимира Горбика перед воодушевлённой аудиторией, насчитывающей около шестисот слушателей, прозвучали Четвёртая симфония Шуберта и Первая симфония Мендельсона. Маэстро Горбик создал этот коллектив в 2017 году; туда вошли и артисты других крупных московских оркестров, и профессиональные музыканты без постоянного ангажемента. Полный состав оркестра насчитывает шестьдесят человек, однако в этом концерте участвовал уменьшенный состав в количестве 35 музыкантов (сцена Малого зала Московской консерватории не вмещает большее количество исполнителей), а именно: двадцать струнников, парный состав деревянных духовых, четыре валторны, две трубы и литавры. Сейчас запись концерта и обеих симфоний монтируется на киностудии «Мосфильм», при этом в записи добавятся ещё три исполнителя: двое в первых скрипках и один – во вторых скрипках. (Попутно отмечу, что в оркестре участвует значительное количество представительниц прекрасного пола, что не может не радовать). Всего 38 оркестрантов.

Обе юношеские симфонии, написанные в до-мажоре, по природе своей страстные, драматичные произведения. Более классичные по форме, они не выражают тех могучих страстей, которыми славится Пятая симфония Бетховена, служившая образцом для обоих авторов. Четвёртая симфония Шуберта, с подзаголовком «Трагическая», написана в 1816 году, когда композитору было девятнадцать лет. Этот подзаголовок часто критикуют за неуместное преувеличение. Тем не менее, если рассматривать данный эпитет в его исконном значении — как оппозицию комическому, означающую серьёзную драму в противовес юмористической или любовной, — тогда подзаголовок получает достаточное обоснование. Медленное меланхоличное вступление к первой части, в темпе Adagio molto, сменяет беспокойное Allegro vivace. Вторая часть, Andante, сначала передаёт настроение томительного покоя, а затем дважды прерывается разделами бурного характера. Короткие менуэты в обеих симфониях вызывают наиболее противоречивые интерпретации. Большинство современных дирижёров исполняют их в подвижном темпе («на раз»); другие, например Караян, предпочитают более медленный («на три»), что утяжеляет менуэт и придаёт ему сходство с «клогдансом» — сельской чечёткой, которую танцевали в деревянных башмаках. Финал в темпе Allegro сходен с эпизодом Allegro vivace в первой части и по настроению, и по взволнованному тематическому материалу: в отличие от многих минорных симфоний, где мы слышим обычную модуляцию в мажор, здесь минорные и мажорные разделы сменяют друг друга, расширяя тем самым общую палитру содержания всего произведения. В коде нет ни триумфа, ни экзальтации — только упорное стремление достичь заключительного аккорда.

Свою Первую симфонию Мендельсон закончил в марте 1824 года, когда ему было всего пятнадцать лет. Уже написав дюжину симфоний для струнных, композитор-вундеркинд как раз находился на этапе перехода к зрелости и славе. В 1825 и 1826 годах появились, соответственно, Октет ми-бемоль мажор и Увертюра к комедии Шекспира «Сон в летнюю ночь»: здесь печать гения Мендельсона уже, несомненно, присутствует в каждом такте. Музыка первой части, Allegro molto, — с её быстрыми пассажами струнных, воинственными возгласами медных и ударами литавр — пылкая и энергичная, без тени зловещности. За ней следуют текучие красоты Andante, однако, в отличие от медленной части в Четвёртой симфонии Шуберта, здесь спокойная безмятежность ничем не нарушается. Третья часть, Менуэт Allegro molto, энергична в её крайних эпизодах, изобилуя искусными метрическими перебивами тематического материала; при этом, с точки зрения формы, композитор демонстрирует поразительную независимость среднего эпизода (трио), который отличается более спокойным характером, но при этом значительно удлинён. В непрестанно бурлящем финале, Allegro con fuoco, Мендельсон демонстрирует своё полифоническое мастерство; в разделе коды più stretto закрепляется основная тональность (до мажор), и ускоренный темп приводит симфонию к её ликующе-торжественному завершению.

Хотя обе эти симфонии достаточно известны любителям концертов, в России они исполняются гораздо реже, чем в Западной Европе, поэтому возможность услышать их — особое музыкальное «угощение». По словам маэстро Горбика, до этого ни один из музыкантов его оркестра ни разу не участвовал в исполнении ни той, ни другой симфонии; их профессионализм в разучивании этих произведений в короткий срок, а также воодушевление, вложенное ими в то, чтобы адекватно передать многие красоты этих партитур, ясно выразились в исполнении, полностью соответствовавшем стилю и нацеленном на то, чтобы вызвать одобрение у публики. Несмотря на то что задействовано было относительно небольшое количество струнников, наполненный, темброво богатый звук у струнных инструментов, которым заслуженно славятся российские оркестры, — удачно сочетаясь с благоприятной акустикой зала, но при этом никогда не становясь перегруженным по фактуре и не утрачивая своей прозрачности при обилии быстрых пассажей в обеих партитурах, — заставлял думать, будто на сцене присутствовало гораздо больше музыкантов, чем на самом деле. Под чётким и умелым управлением маэстро Горбика исполнение всего оркестра отличали точность, слаженность и выразительность. Его дирижёрский жест ясен и лишён каких бы то ни было преувеличений, что страхует исполнение от неритмичности; в основном он управляет правой рукой, в которой держит палочку, лишь изредка привлекая левую для показа акцентов или вступлений отдельных инструментов. Среди выбираемых им темпов преобладают оживлённые, хотя Менуэт в симфонии Шуберта был исполнен в умеренном темпе, ближе к медленному. Протяжённые, певучие мелодические линии органично и артикулированно оттеняли более драматичные разделы. Фактура отлично прослушивалась на протяжении всего исполнения: звучание и струнных, и деревянных, и медных было идеально сбалансировано. Литавры, играя в кульминациях на форте, периодически вступали в довольно сильный резонанс с камерной акустикой Малого зала, хотя каждое их появление всегда звучало радостно. Этот хорошо продуманный концерт был триумфальным во всех отношениях; мы с воодушевлением ожидаем выхода компакт-диска, который увековечит выступление этого оркестра, а также будущих концертов маэстро Горбика и его коллектива.

Джеймс А. АЛЬТИНА, музыковед, помощник редактора музыкального журнала «Фанфара» (США)
Публикуется с письменного разрешения автора

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.