Информационная турбулентность: будущее СМИ, медиапроектов, блогов

151

Секция «Массовые коммуникации» VIII Санкт-Петербургского международного культурного форума в 2019 году подняла самые актуальные, болезненные вопросы современных СМИ и проблемы восприятия и влияния информации. Секция объединила известных журналистов, блогеров, медиаменеджеров со всего мира. Работу секции «Массовые коммуникации» возглавил генеральный директор Информационного агентства России ТАСС Сергей Михайлов. Один из самых успешных медиаменеджеров страны, Михайлов руководит агентством с 2012 года. Сегодня ТАСС – одно из самых цитируемых агентств и надежный источник информации. В обсуждении большинства поднятых секцией вопросов приняли участие эксперты ТАСС, которые реализуют множество инновационных проектов, позволяющих использовать актуальные технологии и иметь максимально широкий охват аудитории.

Во время работы секции гостям новый формат общения. Вместо панельных дискуссий – ток-шоу, разбор реальных кейсов, обсуждение новостной повестки, питчинг-сессии, баттлы. В работе секции приняли участие более 70 экспертов, в их числе 24 иностранных спикера. Особое внимание гостей Форума привлекли обсуждения с участием художественного руководителя Театра на Малой Бронной Константина Богомолова, главного редактора международной газеты The Art Newspaper Элисон Коул, регионального главы отдела стратегических проектов Google Доны Раз Леви, главного редактора «Эхо Москвы» Алексея Венедиктова, художника, каллиграфиста Покраса Лампаса.

Главным событием секции «Массовые коммуникации» стала дискуссия «Голос искусства в медиапространстве». Открыла ее Заместитель Председателя Правительства РФ Ольга Голодец. Она констатировала невероятный спрос на искусство: посещение выставок в России за последние 10 лет выросло в 1,7 раза. За прошлый год музеи и выставки страны посетили 154 миллиона раз, а театральные постановки увидели 40 миллионов человек. Ольга Голодец пояснила, что количественные изменения – это самый большой вызов, с которым мы сегодня сталкиваемся. Это и есть одна из характеристик качественного изменения. При этом она отметила невероятные возможности для просвещения и познания искусства, которые открыл Интернет: «Если раньше искусство было доступно узкой группе людей, то благодаря интернету и масс-медиа «индивидуальная траектория» сегодня доступна огромному количеству людей. Когда была объявлена выставка Серова, которая стала первой столь масштабной и прорывной выставкой на территории России, показавшей нам серьезное изменение отношения людей к искусству, мы увидели, что на нее приехали люди из разных регионов. Ради выставки люди изменили свои планы, свои приоритеты — это было грандиозно. Сегодня задача музея — понимать, что будет новый зритель, который раньше, возможно, никогда не был в музее или театре, который впервые увидел то или иное произведение искусства. Работа с вновь появляющимся зрителем — это особая ответственность всего культурного сообщества. Здорово, что число таких людей увеличивается и здорово, что очень многие культурные институции сегодня задумываются о том, чтобы вовлекать детей и юношество в просветительские культурные программы. Интернет сегодня позволяет каждому человеку составить индивидуальную траекторию культурного развития. Каждый выбирает для себя — идти в театр, на выставку, в музей или путешествовать по усадьбам. Медиа здесь являются в некоторой степени навигаторами, модераторами. Их возможность подобрать, подсказать, помочь человеку очень важна. Особую роль медиа играют и в становлении профессионалов».

Министр культуры РФ Владимир Мединский продемонстрировал участникам дискуссии несколько проектов ведомства, которые благодаря технологиям дали российской культуре мощное продвижение. В частности, проект Artefact – интерактивный гид по выставкам и музеям, бесплатное приложение с технологией дополненной реальности, которое распознает музейные экспонаты и выводит всю информацию о них на телефон. В.Р. Мединский заявил мировому собранию медиаменеджеров, журналистов и представителей культуры о возможностях и доступе к мировым шедеврам из любой точки мира, где есть Интернет. Сайты Культура.РФ и История.РФ предоставляют открытый доступ к тысячам спектаклей, документальных и художественных фильмов, научно-популярных программ, трансляций. Министерство развивает сеть виртуальных концертных залов и музеев.

Рекордные цифры посещений, просмотров говорят о невероятной популярности искусства в мире. Однако очереди в музеи на выставки Валентина Серова в Москве или да Винчи в Париже – это не только показатель актуальности, в большей степени это результат менеджмента. И речь здесь идет лишь о количественных показателях. Главный редактор по культуре французского издания Valerus Actuelles Лоран Дандрие обозначает принципиальную разницу между потреблением искусства и его созерцанием: «Количественная оценка интереса к искусству может скрывать потребительский подход. И мы как журналисты несем моральную ответственность за это. Мы должны стимулировать дух личного открытия наших читателей, дух любознательности. Мы должны помнить нашу миссию – напоминать, что культура – это деятельность созерцательная. Созерцание невозможность подсчитать!»

Дискуссия разделила голоса экспертов в отношении технологий и стремительно растущей популярности искусства, и в этом споре не было победителей, поскольку каждый спикер приводил весомые аргументы, с которыми невозможно не считаться. Нельзя игнорировать Google, который создал некоммерческий центр и оцифровывает легендарные коллекции лучших музеев мира. Ведь благодаря этому люди из любой точки планеты могут посетить более 2000 музеев, детально разглядеть фрески в Лувре и увидеть то, что раньше было недоступно обычному посетителю, эксперты имеют возможность восстанавливать коллекции уникального музея Сан-Паулу в Бразилии после пожара. При этом доступ к цифровой версии шедевров, как оказалось, не сокращает, а увеличивает посещаемость музеев, в которых они хранятся. Глава отдела стратегических проектов Google в России, странах СНГ, Ближнего Востока, Африки и Латинской Америке, в Израиле, Турции Дона Раз Леви привела статистику: «Количество туристов, которые приезжают посетить музеи, с которыми мы работаем, выросло на 30 процентов по сравнению с теми, кто не является нашим партнером. Мы помогаем через Google Maps, через You Tube, через другие сервисы достичь разных людей. У нас есть сервисы, связанные с Россией. Например, онлайновые чтения. Так мы продвигаем российскую литературу. Мы читали «Анну Каренину» онлайн, и это привело к тому, что продажи книги выросли на 40% по всему миру в этот период. Люди нашли способ увидеть что-то новое в этом произведении». Однако нельзя игнорировать и тех, кто искусство создает. Для них наряду с популярностью искусства очевидно обесценивание и самого акта творчества, и момента индивидуального переживания – ведь созданная система потребления искусства не требует его постижения, иногда достаточно фото для Инстаграм. Художественный руководитель Театра на Малой Бронной Константин Богомолов заявил, что медиа, выполняя «гигантскую просветительскую функцию и приближая искусство к зрителю, могут лишить человека особенного индивидуального пути, делая его путь частью большого потока, по которому его направляют кураторы» и отвергает принцип потребления для культуры: «Постижение объекта искусства – это в определенной степени паломничество. А в паломничестве есть религиозная идея. Паломничество связано с идеей путешествия, преодоления, некоего внутреннего и иногда даже внешнего пути. Проходя через провода, через экраны, искусство снижает энергию своего воздействия. Оно может в какой-то степени деградировать. Оно заходит в зону массового потребления. Но индивидуальность искусства, она не только в продукте, который искусство производит, оно и в его восприятии».

Свою версию растущей популярности искусства во всем мире высказала на ток-шоу «Ваша информированность – в руках алгоритмов» куратор художественного направления британского Института открытых данных (Open Data Institute) Джули Фриман. Она заявила, что искусство предоставляет людям достоверную информацию о мире: «Нам понадобится искусство как что-то, что отображает реальность. Сегодня мы много говорим об информационных пузырях, о туннельном видении, об ограничениях и фильтрах. Мы понимаем, что это нужно предотвратить, иначе произойдет информационный апокалипсис. В любую эпоху происходят конфликты разных точек зрения. В такие сложные периоды искусство приобретает особую ценность».

На Культурном форуме впервые в России были продемонстрированы творческие возможности известного в мире искусственного интеллекта, генератора искусства AICAN. Создатель суперкомпьютера – директор лаборатории Art & AI Ратгерского университета США Ахмед Эльгамаль рассказал, что AICAN – это нейронные сети, база данных с информацией о 100 тысячах картин, пятисотлетней историей искусств и программа по генерированию новых тенденций в творчестве. Он предложил участникам эксперимент: определить картины, написанные искусственным интеллектом и человеком. Большинство ошиблось. Обе абстрактные картины, привезенные Эльгамалем на Форум, принадлежали перу AICAN. Результат повторил итог прежнего эксперимента ученого – зрители не различают творения человека и машины: «Люди видят в этих картинах авторское произведение, которое о чем-то рассказывает. Люди видят в этом искусство, хотя это сгенерированные машиной образы. В конце концов, это манипуляция видимыми формами», – заключает Ахмед Эльгамаль. Ученый пока осторожно говорит о том, что искусственный интеллект не может влиять на историю, сейчас это лишь инструмент для художника, новая палитра возможностей для него.

Осторожность в выводах экспертов обусловлена опытом использования алгоритмов в современных медиа. Спикеры ток-шоу отметили, что именно искусственный интеллект отбирает для пользователя контент, в том числе образовательный. Масштабы влияния алгоритмов на судьбу человечества участники ток-шоу назвали информационной Эболой, которая меняет человечество. Так, алгоритмы дают потребителю только ту информацию, которая ему нравится, множат только ту точку зрения, с которой он согласен, в итоге в интернет-пространстве у пользователя возникает комфортный, но иллюзорный мир. По мнению сооснователя движения Time Well Spent Джеймса Уильямса, такой системный отбор информации ведет к фрагментарному восприятию действительности: «Существует информация, которая может изменить нашу точку зрения, но нам нужно иметь возможность остановиться и подумать, вовлечься. Соцсети заставляют нас идти дальше, не останавливаться. И мы просто ставим барьер и перестаем общаться с людьми, имеющими другое мнение. Но даже если вы к чему-то относитесь негативно, вы должны иметь возможность подумать об этом, задать вопросы и выработать рациональное решение. Эта возможность – основа демократии».

Эксперты ток-шоу акцентировали внимание на том, что опасность несет не сам по себе искусственный интеллект, а корпорации, которые оказывают определяющее влияние на развитие Интернета, то есть в итоге – человеческий фактор. Джеймс Уильямс назвал это «глобальной структурой манипуляции и убеждения» и призвал к поиску решений на уровне ООН. Продюсер медиапроектов и консультант в области стратегий и инвестиций Аджай Гоял заявил, что у человечества пока нет инструментов защиты культуры, ценностей и суверенности от информационной Эболы, нет каких-либо ограничений в распространении информации и описал механизм влияния: «Человеческий путь – это путь открытия себя. Сегодня весь наш путь – это проектирование себя как ложной сущности. В социальных СМИ мы даем представление о себе, в котором нет глубины, которые не дают представления о наших ценностях, этике, интеллекте или нашей духовности. На самом деле через наши смартфоны и соцсети мы даем корпорациям информацию, чтобы они могли продавать нам то, что, по их мнению, нам нужно. Нас развлекают, чтобы посадить на крючок, превращают в потребителей. Мы делаем, что им нужно, и верим в то, во что, по их мнению, мы должны верить. Социальные сети, сколько бы ни плодили изображений Будды, не умножают любовь в мире. Они создают тревожность, конфликты, страх и обращены к худшим чертам человека».

Участники ток-шоу сошлись во мнении, что нет технологического решения данной проблемы. Каждый пользователь несет индивидуальную ответственность за свой выбор: доверять алгоритму или оценивать риски, ограничивать информацию о себе и свое присутствие в социальных медиа, принимать ли самостоятельные решения. Создатель генератора творчества АICAN Ахмед Эльгамаль заявил, что эффект вредного контента, недостоверная и токсичная информация – не проблема искусственного интеллекта: «Никто сейчас не может отфильтровать фейковые новости. Я не защищаю социальные сети, но они не могут ввести цензуру или фильтрование контента. Для этого надо изобрести следующий уровень ИИ. И может быть, это отражает порочность людей, а вовсе не недостатки искусственного интеллекта».

Подобные выводы сделали эксперты другого мероприятия секции – дискуссии «Формула коммуникаций: диалог о фейк-ньюз и постправде». Отвечая на вопросы зрителей, первый заместитель генерального директора ИА ТАСС Михаил Гусман призвал быть бдительными: «Информация – это продукт, и, если вы не хотите отравиться этим продуктом, нужно быть более требовательным как потребитель». Спикеры дискуссии дали определение самому понятию фейк-ньюз – неполная или лживая новость, выпущенная осознанно с определенной целью. Спикеры рассказали о новой информационной реальности, в которой крупные СМИ подвергаются хакерским атакам, а источником оперативной информации, например, о политике становятся не агентства, а социальные сети президентов. И задача СМИ – первыми процитировать twitter того или иного главы государства, невзирая на смысл сказанного. «Мы в новой реальности, она турбулентная, рецептов нет. И каждый выживает в одиночку», – подытожил главный редактор радио «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. – «Мы еще не знаем, что будет за телеграм-каналами, за мессенджерами, какие еще придут информационные волны. Мы живем в новой среде, которая частично ядовитая».

Примеры фейк-ньюз и их влияние на общество рассматривали эксперты дискуссии «Самоцензура и журналистская этика в эпоху хайпа». Традиционным СМИ сегодня приходится работать в очень конкурентной среде, в которой правила игры определены не для всех участников. При этом эффективность работы журналиста и его СМИ определяют цифры. «Мы живем в жестокое время, когда успешность наших медиа измеряется двумя вещами – вниманием аудитории (количеством посещений и дочитываний материалов на сайте) и участием аудитории (лайки и репосты), – заявил директор «ТАСС Северо-Запад» Александр Потехин. – Можно говорить о высокой культурной миссии СМИ, культурном потенциале, отстаивании ценностей, но ни то, ни другое не будет донесено до аудитории, если она не обращает на тебя внимания, не дочитывает и не репостит. Давайте вернемся на землю. Жизнь идет в Сети».

В погоне за трафиком традиционные СМИ часто проигрывают в неравной конкуренции с блогерами и свободным Интернетом. О кризисе классических средств массовой информации говорили практически все спикеры секции. Журналистская работа подразумевает проверку фактов, их анализ, уточнение мнений сторон, однако все это требует времени. А время – главный фактор в информации. В итоге в гонке чаще побеждают интерпретации новостей. Их авторы не несут ответственности за качество и полноту информации, зато неплохо на ней зарабатывают. Генеральный директор ИА «Аргументы и факты» Руслан Новиков констатировал: «Мы девальвировали уровень доверия к медиа через огромное количество хайпожорства и топ-спикеров, которые изрекают из себя непроверенную информацию, что в итоге влияет не только на мнение миллионов людей, но и на экономики стран. Мой любимый пример – Дональд Трамп. Как подсчитали американские журналисты, в первый год своего президентства он производил в среднем 6 фейков в день, в третий год – 22 фейка. И был рекорд, когда за одну речь он произнес 140 фейков. Такой популизм приносит очки, но при этом мы теряем лояльность аудитории, которая раньше на 100 процентов доверяла СМИ».

Разбирая потрясшую весь мир трагедию в Кемерово, когда произошел пожар в ТЦ «Зимняя вишня», эксперты пришли к выводу: на хайп очень сложно ответить опровержением. Журналисты рассказывали о том, как на их глазах разворачивался хайп на цифрах с количеством жертв пожара. Популярные видеоблогеры начали распространять информацию о все возрастающем количестве погибших. Они умело манипулировали горем людей и подогревали и без того обостренную обстановку в Кемерово и вокруг обсуждения произошедшего в Сети. Некоторые издания выдавали непроверенную информацию и получали увеличение трафика в 1,5-2 раза. Остановить безумный хайп на горе удалось благодаря действиям властей, разрешившим профессиональным журналистам удостовериться в правдивости официальной статистики и самим дать оценку происходящему, и той самой журналистской самоцензуре. Никто не показал кадры из моргов, но профессиональные журналисты дали объективные цифры и игнорировали сетевой вброс.

Именно журналистская этика, по мнению экспертов, в итоге сохранит профессиональные СМИ. «В Западной Европе индекс доверия к традиционным СМИ растет. Почему? Потому что огромное количество фейков, непроверенной информации. И традиционные СМИ – это какая-то гарантия того, что ты получишь проверенную информацию гарантию того, что ты прочитаешь правду», – заключил генеральный директор ИА «Аргументы и факты» Руслан Новиков. Он привел в пример газету «Гардиан», которая на 30 процентов сократила контент на своем диджитал-ресурсе. Издание сделало ставку не на оперативность, не на объем, а на качество и индивидуальность материалов и добавило себе 50 процентов аудитории. Руслан Новиков уверен, что медиарынок стабилизируется, когда найдет новую модель монетизации, а неестественное для человека потребление потоковых новостей сменит выбор пользователей в пользу качественных СМИ, которым можно доверять.

И все же новая реальность сегодня диктует новые правила игры в общении с читателем. Впервые в этом году секция «Массовые коммуникации» привлекла к разговору подростков. Дети-блогеры, имеющие миллионную аудиторию в своих соцсетях, представили собственные медиапроекты в формате стендап-шоу. На круглом столе «У тинейджера в голове: подростковые СМИ» говорили о трудностях перевода. Чтобы говорить с подростками сегодня на их языке и быть услышанными, молодежные медиапроекты вынуждены учитывать жесткие рамки: «Мы работаем с поколением визуалов. Это то поколение, которое в меньшей степени читает, в большей степени смотрит. Поэтому видеоконтент, анимационный контент, поэтому фотографии, картинки, мемы. Это гораздо более правильное и зачастую единственно возможное средство коммуникации для донесения той информации, которую вы хотите сообщить, – заявила Дарья Пенчилова, заместитель главного редактора ТАСС, реализующего детский информационно-образовательный проект «Ньюм». – Мы живем в ситуации гиперконкуренции за время пользователя. Меньше секунды на то, чтобы у пользователя возникла мысль почитать или посмотреть то, что вы ему показываете. А если пользователь уже начал смотреть какой-то видеоролик, есть в целом 8 секунд, пока пользователь принимает решение, будет он смотреть ваш контент дальше или нет. Для людей, которые делают медиа, это драматическая история».

Лидер международного проекта Voice of Youth Екатерина Лукша заявила, что видеоконтент, который дети смотрят и сами производят, находится в конкуренции с системой образования. Она явно устарела и не дает детям широты картины мира, не дает им представлений о профессиях и навыках, в особенности в сфере масс-медиа, креативных индустрий и IT. А руководитель «Медиа-Артек» Ксения Рудич обозначила проблему, связанную с цензурой. Многие темы, о которых подростки сегодня хотят говорить, вопросы, которые они хотят обсуждать, попадают под ценз «16+». Медиа сегодня не предлагают тинейджерам сериалов или программ по их возрасту, цензура и взрослые не успевают за тем, что интересно детям: «Мы боимся говорить с подростками про взросление, про отношения, про секс, про боязнь смерти, про самоубийства, мы этот контент уводим из их поля зрения. А это то, что им интересно и важно, – говорит Ксения Рудич. – В «Артеке» тоже есть цензура, у нас весь контент «6+», но так или иначе мы стараемся проговаривать важные им темы: буллинг в школе, как приобрести друга, как проживать смерть близкого человека. Практически нигде нельзя найти эти темы, и дети вынуждены идти в Интернет и разговаривать про это там».

Секция «Массовые коммуникации» провела 14 мероприятий, объединив журналистов и деятелей культуры, экспертов в области образования и подростков, рэп-исполнителей и поэтов. Каждое событие поднимало градус обсуждения наиболее острых и актуальных тем современного медиапространства. Итоги секции подвели во время поэтических баттлов, где болезненные вопросы и неразрешимые проблемы времени ложились в яркие и чувственные поэтические строки и находили отклик в каждом.

Фото ИТАР-ТАСС

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.