– На своей могиле со шрифтами играться будешь!.. (из дизайнерского фольклора)

846

«Поиграть со шрифтами» – фраза, от которой дергается глаз у каждого дизайнера. Почему российский бизнес в большинстве случаев не стремится покупать лицензии на использование шрифтов, тем самым нарушая авторские права, узнал ipquorum.ru

В начале 2019 года Арбитражный суд города Москвы начал рассмотрение иска от дизайнера шрифтов Николая Сироткина к АО «Росспиртпром». Истец требовал признать контрафактом водочную продукцию под марками «Утренняя роса», «Братья Таланцевы», «100 лет Чебоксарская», произведенную компанией, из-за нелегального использования шрифта «Таумфел», авторские права на который принадлежат Сироткину. Дизайнер потребовал взыскать с ответчика компенсацию в размере 2,5 млн рублей. В августе была проведена экспертиза, подтвердившая использование ответчиком шрифта правообладателя. Почему значительная часть российских бизнесменов игнорирует институт авторского права на шрифты, попытался выяснить ipquorum.ru.

Юрисдикции многих стран мира, в том числе и России, предоставляют шрифтам двойную охрану: как графическому объекту, так и программному обеспечению. Исключением является США, где шрифт охраняется только как программа. Адвокат Василий Рождествин, специализирующийся на правовой защите шрифтов, в разговоре с ipquorum.ru высказал мнение, что двойная охрана шрифтов – очевидное преимущество для правообладателя: «Если вы нарисовали исключительной красоты рисунок – а многие буквы таковыми и являются, – то почему этот рисунок не должен охраняться? Казалось бы, для пользователей выгоднее, когда есть охрана только программы – чтобы пользователь мог использовать графику без разрешения. Но это не так. Допустим, пользователь создал логотип / товарный знак или оформление продукта и использовал шрифт, на который приобрел право использования. Пользователю выгодно, чтобы его продукт выделялся оригинальным шрифтом, чья графика охраняется авторским правом, чтобы конкурентам нельзя было бесконтрольно воспроизводить схожие надписи тем же шрифтом».

Существует несколько видов лицензий, которые используются по всему миру. Например, дизайнеру для работы со шрифтами необходима десктоп-лицензия, с помощью которой он использует шрифт как программу, устанавливая его в операционную систему компьютера. Не менее популярна веб-лицензия, которая позволяет встраивать шрифты на сайты.

В свою очередь, клиенту тоже нужны разные типы лицензий в зависимости от целей – часто это дорогостоящие эксклюзивные лицензионные соглашения на использование шрифта в логотипах, на товарной упаковке, сувенирах, в видеороликах и телепрограммах, а также в качестве корпоративного шрифта.

Однако российская практика приобретения лицензий далека от идеальной. Адвокат Василий Рождествин рассказал ipquorum.ru о том, как в современной российской действительности выглядит защита прав на шрифты: «Правообладатель находит в рознице контрафактный носитель, пишет претензию, которая, как правило, остается без ответа. Торговые сети спокойно продолжают торговать контрафактом, зная, что много не присудят. Автор обращается в суд, который длится пару лет, в течение этого времени торговая сеть продолжает реализовывать тонны контрафакта. Автор тратит силы, нервы, деньги на юристов и выигрывает спор. Но присужденная компенсация будет на порядки отличаться от доходов производителя контрафакта и торговых сетей».

Тем не менее в 2018 году дизайнеру Николаю Сироткину удалось выиграть два громких дела о незаконном использовании разработанных им шрифтов. Если с водочной продукцией дело еще не завершилось, то в аналогичных спорах с производителем чая торговой марки «Азерчай» (ООО «Кубань-Ти») и с «Издательством «Эксмо» дизайнер взял верх. В деле о незаконном использовании шрифта «Таумфел» на упаковке чая между сторонами было заключено мировое соглашение с выплатой истцу 2,5 млн рублей в качестве компенсации, а за нарушение исключительного авторского права на шрифт «Мини» при выпуске книжной продукции суд взыскал с издательства 3,9 млн рублей.

Правообладатели сетуют на то, что бизнесмены часто используют чужой шрифт без лицензии не из-за отсутствия средств на ее покупку или по незнанию, а делают это намеренно, проявляя неуважение к автору. Но даже если некая компания решила приобрести лицензию, то очень часто ее представители проявляют юридическое невежество в процессе переговоров, утверждает дизайнер шрифта, руководитель шрифтовой студии Brownfox Гаянэ Багдасарян. В разговоре с ipquorum.ru Гаянэ подчеркнула, что покупатель лицензии на шрифт приобретает не шрифтовой файл (ведь сам по себе файл ничего не стоит), а право использовать шрифт: «Это использование может быть очень разным по характеру и масштабу. Приобретая лицензию, вы получаете только те права, которые в ней прописаны, и никакие другие. Мне приходилось сталкиваться с недоумением даже юристов: почему нельзя отдать шрифтовой файл кому-то другому, ведь мы же за него заплатили и теперь этот шрифт принадлежит нам! Да, такое тоже бывает, но называется отчуждением исключительного права и стоит существенно дороже обычной лицензии».

Но по мнению дизайнера и веб-разработчика агентства комплексных коммуникационных решений PROPHET Вадима Антонова, горький опыт судебных разбирательств уже сейчас способствует формированию культуры использования шрифтов в коммерческих целях в России: «Сейчас инициатива на стороне правообладателя. Допустим, производитель товара незаконно использовал шрифт, после чего дизайнер подал иск в суд – рынок узкий, и об этом узнали все. В следующий раз бренд-менеджер этой или другой компании уже десять раз подумает, а стоит ли ему терять работу из-за того, что он не купил лицензию на шрифт. В нулевых годах все шрифты были пиратскими, а теперь дизайнеры отсуживают миллионы у нарушителей их прав».

Фото – сайт ha-ha.net

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.