Не погаснет солнце над городом

0
145

Из чего только сделаны мальчики?.. Любимое детское стихотворение вспомнилось, когда в тихий Дом-музей Марины Цветаевой нагрянули эти подростки, переживающие сейчас самый шумный период своей жизни.

Год был нелегкий, тем больший праздник для них – не просто «выход в свет», а встреча с музыкантами знаменитого Российского Национального оркестра. Этой весной совместной благотворительной программе РНО и компании «Шеврон», оказывающей культурную поддержку школам, больницам и детским приютам, исполнилось 25 лет.

…Борисоглебский переулок и сейчас старомодно-тихий. Цветаева жила здесь с 1914 по 1922 год, отсюда уезжала из России. «Чердак-каюта» – так называлась ее комната в мезонине, куда ведет невозможно крутая лестница, не ушибиться бы головой о притолоку на повороте! Зато здесь, как она писала, «стихи растут как звезды и как розы»…

Дом в Борисоглебском с его небольшим залом на полсотни человек выбран очень точно для того, чтобы приобщить детей к необычным, не бытовым звукам. Приблизить им поэтический мир, научить вслушиваться в него.

В секреты своего творчества учащихся Технологического колледжа № 24 посвящали гобоист Виталий Назаров, фаготист Андрей Шамиданов и пианист Леонид Огринчук. Они исполняли и разбирали Трио Франсиса Пуленка, в котором пульсирует жизнь, сияет надежда и робко проглядывает нежность – чувство, которому человечество учится заново. А писал эту музыку совсем молодой и очень застенчивый человек, современник Цветаевой.

Публика слушает тихо, внимательно. Да и смотрит во все глаза – наблюдать совсем вблизи, как под лупой, что́ вытворяют со своими инструментами музыканты, – это вещь гипнотическая. К тому же предусмотрен разговор – вопросы, объяснения.

Виталий Назаров рассказывает, как музыканты-духовики, оказывается, собственными руками вытачивают из камышовых трубочек трости – так называется крошечный переходник от губ музыканта к собственно инструменту.

Из зала спрашивают:

– А отчего зависит, подойдет ли трость, зазвучит ли?

– От провидения! – отчаянно восклицает Виталий, демонстрируя целую шкатулку, где рядком лежат отточенные им трости: оказывается, иногда одной штуки хватает всего-то на один концерт…

На следующий день детскую образовательную программу РНО исполняют в Доме-музее Герцена на Арбате. Здесь собрались детки особенные: с аутическими расстройствами. Они помладше, шумят больше; мамы переживают, стоя у стены. «Садитесь», – предлагаю я одной. «Ой, нет, мне за сыном надо смотреть». Эти мамы все время живут в таком напряжении.

Для таких семей большое, необыкновенное событие – встреча с живой музыкой, где не будет ни одной фальшивой ноты ни в прямом, ни в переносном смысле.

И происходит нечто удивительное: как только зазвучал диалог между фаготом и гобоем, будто бы повторяющий интонации человеческой речи, – ребята замерли как заколдованные. Музыка в их жизни занимает совершенно особое место. Часто они слово отказываются понимать – а звуки, особенно проникновенных духовых инструментов, ложатся им на душу.

С чего я начала? С забавного стихотворения. А все потому, что, ежегодно бывая на встречах солистов Российского Национального оркестра с детьми, всегда думаю: из чего же сделаны оркестры? Такой оркестр, как РНО, складывается из совершенно выдающихся музыкантов, каждый из которых готов сыграть и сольный концерт, и не пожадничает рассказать начинающим слушателям про все тайны своего инструмента.

Ведущий Геннадий Вал спрашивает:

– Кто знает, какие инструменты есть в оркестре?

– Гармошка! – кричит один мальчик.

Это, конечно, неправильно, зато потом зал сразу поднимает ведущему настроение: «Барабаны!»… «Труба!»… «Тарелки!»… «Виолончель!»…

– Надо нам сделать для вас открытую репетицию оркестра! Только на ней не получится сидеть и болтать ногами. Музыканты этого не любят, они еще серьезнее, чем учителя, а инструменты у них знаете, какие капризные…

На таких концертах не обходится без начального просвещения. Дети узнают, что надо: а) тихо сидеть, б) громко хлопать после исполнения и в) если есть возможность, прихватить по дороге на концерт хоть самый скромный букетик – это музыканту будет ценная награда за его труд, старательный и вдохновенный.

Еще одним ежегодным приношением Российского Национального в благотворительной программе «Шеврона» является концерт для семей пострадавших на Чернобыльской АЭС. В этот раз солисты РНО вместе с камерным составом оркестра играют свои коронные вещи. И с каждым новым выступлением открываются те краски, которые в целом, на самых парадных концертах РНО, дают такую густую палитру его разнообразного звучания.

Открывает программу Бах. Концерт для солирующих гобоя и скрипки – мощная картина мироздания, заданная уверенным смычком Ольги Чепижной и уникальным мастерством уже знакомого нам гобоиста Виталия Назарова. Затем в Концерте для флейты Перголези солирует Максим Рубцов – одно только появление этого выдающегося музыканта с мировой славой, и в то же время такого улыбчивого, общительного, щедрого на эмоции человека, вызывает аплодисменты.

Его сменяет трубач Константин Григорьев в Концерте Михаила Гайдна, родного брата Гайдна-великого, и эта музыка, исполненная на особенной старинной трубе, звучит с пронзительной определенностью, а сольные каденции еще раз напоминают, что РНО – это союз избранных виртуозов, элита столичной музыкальной среды.

Поражает и мастерство кларнетиста Дмитрия Айзенштадта (он играл Пять багателей Дж. Финци), и филигранная техника Анны Паниной, исполнявшей вариации Паганини: любая публика, от мала до велика, всегда как завороженная следит, чем же так ошарашивал «одержимый гений» своих современников, а потом со знанием дела кивать головами – да-да, ясно чем…

Завершал концерт Максим Рубцов. В антракте он успел побеседовать с теми поклонницами из публики, которые предпочли общение с этим Лелем Российского Национального оркестра даже осмотру выставки «Мир семейственного счастья» о семействе Пушкиных, открытой сейчас в музее.

Теперь же, в конце прекрасного вечера, исполнив в предсказуемо великолепном дуэте с валторнистом Алексеем Серовым «Воспоминание о Риге» австрийского корифея флейты Допплера, Максим сменил свой золотой (в буквальном смысле) инструмент на совсем незатейливый, едва видный из зала, отыграв на нем веселую «Джигу на копеечной дудочке» популярного кинокомпозитора Генри Манчини. Чтобы ни у кого после концерта не осталось сомнения, что солнце, несмотря ни на что, уже совсем весеннее, а цветы вот-вот превратят Москву в предвестницу наших летних радостей после всего пережитого.

Наталья ЗИМЯНИНА,
Фото – Ирина ШЫМЧАК

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.
Предыдущая статьяВ Издательстве «Книгиум» вышла в свет книга для родителей особенных детей
Следующая статьяМинистр культуры Московской области посетила с рабочим визитом одну из самых востребованных библиотек региона

ПУБЛИКУЕМ КОММЕНТАРИИ ПОЗИТИВНО НАСТРОЕННЫХ ЛЮДЕЙ:

Оставьте ваш комментарий
Ваше имя