«Туда и обратно»: оперный киноколлаж в Геликоне

759

Зеркальную дату 02.02.2020 в театре «Геликон-опера» отметили оригинально, представив в этот день публике премьеру экспериментального оперного спец-проекта «Туда и обратно», созданного совместно с независимым Театром-студией «15». Режиссер Дмитрий Бикбаев, поставивший этот спектакль под впечатлением от одноименной оперы Пауля Хиндемита, определил его жанр как «оперный киноколлаж в стиле буффа-нуар», подразумевая противоречивое сочетание комических элементов с запутанным сюжетом и гнетущей атмосферой – именно это означает кинотермин «нуар». Если гнетущая атмосфера и комичность в новом спектакле улавливаются с трудом, то в противоречивых сочетаниях запутанного сюжета зрителю приходится разбираться.

Сцена из спектакля. Фото – Антон Дубровский

В основе постановки лежит сюжетно-музыкальная идея из короткой оперы-скетча Хиндемита «Туда и обратно», в которой трагические события – убийство и самоубийство из ревности – подаются композитором сквозь призму иронии и игры, и по велению высших сил их оказывается возможным «открутить» назад вместе с музыкой, переписанной в ракоходе. Конечно, 12-минутной оперы Хиндемита недостаточно для театрального представления хотя бы в одном действии, поэтому этот опус, требующий дополнения, в практике крупных театров встречается не так часто. Однако в Геликон-опере у него есть своя история – к нему обращался художественный руководитель театра Дмитрий Бертман в самом начале своего режиссерского пути, когда у театра не было ни большого коллектива, ни значительной сцены. Вернувшись к нему в год тридцатилетия театра, Дмитрий Бертман предложил поэксперементировать на основе идеи Хиндемита команде молодых авторов: помимо режиссера Дмитрия Бикбаева в создании спектакля приняли участие композитор Арсений Черниченко, санкт-петербургский дирижер-постановщик Филипп Селиванов, художники Ростислав Протасов (сценография) и Михаил Ершов (цифровые декорации), либреттист Антон Аносов.

Постановщики решили расширить действие, начавшееся с оригинальной оперы Хиндемита. Перенеся ее идею на фрагменты известных оперных сочинений, а именно «Тоски» (1898) Дж. Пуччини, «Капулетти и Монтекки» (1830) В. Беллини, «Дидоны и Энея» (1688) Г. Персёлла, Арсений Черниченко придумал музыкальный коллаж, в котором предпринял попытку отчасти применить приемы Хиндемита. Даты приведены не случайно – именно в такой последовательности, от неоклассицизма к барокко, звучит музыка, хронологически «перемотанная» назад.

А скрепила все это действие идея совмещения оперного пространства со съемочной киноплощадкой, на которой постановщики реанимировали «от вечного сна в метафизическом пространстве» Чарли Чаплина, разыграв некое мистическое действо о его последнем путешествии. В нем мастер кино в исполнении Сергея Майорова, привычно играя свою немую роль, делится творческим опытом с маленьким мальчиком. Рассуждая о том, как можно переснять сюжеты оперных произведений, чтобы не допустить уже известных всем меломанам «трагических финалов», он их то отматывает задом наперед, то создает новые повороты сюжета. Переписанные сюжетные трагедии снимаются на киноленту в режиме «онлайн» фантазийной съемочной группой (по совместительству хором) и тут же транслируются на мультимедийные экраны.

Однако, как бы ни хотелось осчастливить трагических героев известных оперных опусов, изменить ход вещей невозможно. И все, что остается — это изменить к ним свое отношение – такова философская идея авторов спектакля, прописанная в либретто, но не вполне ясно выраженная сценически.

Чарли Чаплин – Сергей Майоров. Фото – Ирина Шымчак

Разумеется, статус эксперимента априори допускает самый непредсказуемый исход. Не случайно все экспериментальные постановки в истории принимались противоречиво. Не избежала сей участи и эта постановка. Оригинальная идея в наивной попытке «осчастливить» трагических героев известных оперных шедевров не получила внятной художественной реализации, хотя бы потому, что противоречила выбранному музыкальному материалу – слишком яркому, слишком продуманному великими композиторами, чтобы подразумевать какие-либо переписывания и дополнения к нему. Не вполне была ясна и логика выбранной музыки, равно как и множественные и не всегда сценически оправданные действия «метафизической» киногруппы, запачканные костюмы и хищный грим которой весьма отдаленно напоминали заявленных в либретто ангелов. Но отдадим должное дирижеру Филиппу Селиванову, под руководством которого весь музыкальный коллаж прозвучал выразительно и слаженно, и артистам театра, исполнившим свои роли с драматической и вокальной отдачей: Елена Семёнова, Дмитрий Хромов, Ольга Толкмит, Кирилл Новохатько, Алиса Гицба, Виталий Серебряков, Юлия Никанорова. Благодаря им, экспериментальный спектакль воспринимается с любопытством и не исключено, что он вызовет интерес к жанру оперы у молодежи с характерным сегодня клиповым мышлением – именно этот контингент упомянули авторы спектакля, отвечая на вопрос, кому адресована постановка.

Евгения АРТЕМОВА

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.