Управлять интеллектуальным капиталом без помощи юриста вполне возможно

490

Треть цены любо­го при­об­ре­тен­но­го про­дук­та при­хо­дит­ся на нема­те­ри­аль­ную часть – тех­но­ло­гии и бренд. При этом мате­ри­аль­ная часть, вклю­ча­ю­щая в себя про­из­вод­ствен­ные ресур­сы, зда­ния, скла­ды и транс­порт, состав­ля­ет самую малую долю от финаль­ной сто­и­мо­сти това­ра. К тако­му выво­ду при­шли экс­пер­ты Все­мир­ной орга­ни­за­ции интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти в мас­штаб­ном иссле­до­ва­нии гло­баль­но­го рын­ка World Intellectual Property Report 2017: Intangible Capital in Global Value Chains. Устрой­ство эко­но­ми­ки XXI века луч­ше все­го иллю­стри­ру­ет «улы­ба­ю­щий­ся» гра­фик smile curve – мы видим, что цен­ность про­дук­та чаще опре­де­ля­ет­ся на ста­ди­ях R&D и пост­про­дак­шен. Вре­мя кон­вей­ер­но­го про­из­вод­ства Фор­да без­воз­врат­но ушло. Насту­пи­ла эра кол­ла­бо­ра­ций – меж­ду людь­ми, кор­по­ра­ци­я­ми и странами.

Базо­вые прин­ци­пы рабо­ты инсти­ту­та интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти скла­ды­ва­лись не одну сот­ню лет, начи­ная с защи­ты авто­ров пьес от пла­ги­а­та до при­ви­ле­гий изоб­ре­та­те­лям и зако­нов, кото­рые ста­ли про­об­ра­зом копи­рай­та и патен­тов. Интел­лек­ту­аль­ные пра­ва были при­зва­ны обес­пе­чить баланс инте­ре­сов пред­при­ни­ма­те­лей, авто­ров и обще­ства. Одна­ко с пере­хо­дом эко­но­ми­ки к циф­ро­во­му фор­ма­ту поме­ня­лись мето­ды про­из­вод­ства това­ров и цепоч­ки добав­лен­ной сто­и­мо­сти. Бла­го­да­ря интер­не­ту воз­ник­ли новые типы авто­ров и созда­ва­е­мых ими про­из­ве­де­ний, сло­жи­лись прин­ци­пи­аль­но иные рын­ки и мето­ды потреб­ле­ния кон­тен­та. Пра­во­вые нор­мы, дей­ство­вав­шие сот­ни лет, пере­ста­ли отве­чать вызо­вам времени.

В Рос­сии эти «симп­то­мы» так­же ощу­ща­ют­ся, хотя тра­ди­ции и дело­вые обы­чаи управ­ле­ния нема­те­ри­аль­ны­ми акти­ва­ми у нас пока не успе­ли сло­жить­ся. Бло­ге­ры, дизай­не­ры, мар­ке­то­ло­ги, стар­та­пе­ры, раз­ра­бот­чи­ки про­грамм­но­го обес­пе­че­ния и дру­гие пред­ста­ви­те­ли твор­че­ских, тех­но­ло­ги­че­ских и инно­ва­ци­он­ных про­фес­сий напря­мую рабо­та­ют с IP, часто сами того не осо­зна­вая. Ком­плекс интел­лек­ту­аль­ных прав, заклю­чен­ный в весь­ма гро­мозд­кой 4‑й части ГК РФ, в созна­нии боль­шин­ства людей никак не ассо­ци­и­ру­ет­ся с удоб­ным инстру­мен­том защи­ты сво­их инте­ре­сов. Одна­ко поль­зо­вать­ся им необ­хо­ди­мо каж­до­му, счи­та­ет пре­по­да­ва­тель Digital IP, пре­зи­дент Феде­ра­ции интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти, к.т.н. Сер­гей Матвеев.

«Набор интел­лек­ту­аль­ных прав, как и прин­ци­пов их воз­ник­но­ве­ния, неболь­шой, а вот коли­че­ство охра­но­спо­соб­ных объ­ек­тов рас­тет посто­ян­но. Отсю­да воз­ни­ка­ет пута­ни­ца: все эти мно­го­об­раз­ные резуль­та­ты твор­че­ской дея­тель­но­сти могут исполь­зо­вать самые раз­ные режи­мы и ком­би­на­ции пра­во­вой охра­ны. Когда в 2008 году всту­пи­ла в силу 4‑я часть ГК, Рос­сия еще не успе­ла при­вык­нуть к новым реа­ли­ям: у авто­ров появи­лись иму­ще­ствен­ные пра­ва, воз­ник новый тип рыноч­ных отно­ше­ний и сде­лок. В совет­ское вре­мя «част­ной» интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти, как и част­ной соб­ствен­но­сти в целом, в пол­но­цен­ном виде не было. Сам инсти­тут част­ной соб­ствен­но­сти, ува­же­ние к ней, прак­ти­ки рас­по­ря­же­ния ею скла­ды­ва­ют­ся поко­ле­ни­я­ми. Поэто­му сей­час сло­жи­лась такая ситу­а­ция, когда закон есть, а дело­вых обы­ча­ев нет. И рас­те­рян­ные люди не зна­ют, как этим всем поль­зо­вать­ся», – посе­то­вал Матвеев.

Глав­ным «винов­ни­ком» полу­чив­шей­ся нераз­бе­ри­хи в мире интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти мож­но назвать гло­ба­ли­за­цию и циф­ро­ви­за­цию про­из­вод­ствен­ных цепо­чек. Совре­мен­ные тех­но­ло­гии, уско­рив­шие мно­гие биз­нес-про­цес­сы и сни­зив­шие логи­сти­че­ские затра­ты, поз­во­ли­ли рас­пре­де­лить про­из­вод­ство по стра­нам с уче­том мак­си­маль­ной выго­ды и удобства.

По сло­вам Мат­ве­е­ва, «автор пре­вра­тил­ся в «социо­ав­то­ра». Он боль­ше не оди­ноч­ка, а рабо­та­ет в кол­ла­бо­ра­ции с дру­ги­ми изоб­ре­та­те­ля­ми, авто­ра­ми, про­из­вод­ствен­ни­ка­ми. Ито­го­вый про­дукт, кото­рый име­ет цен­ность для обще­ства и цену для потре­би­те­ля, созда­ет­ся боль­шим коли­че­ством людей, а теперь еще и искус­ствен­ным интеллектом».

Взять, к при­ме­ру, попу­ляр­ный мобиль­ный теле­фон Apple iPhone. В его созда­нии с нуля задей­ство­ва­но как мини­мум 200 постав­щи­ков, зани­ма­ю­щих­ся добы­чей ред­ко­зе­мель­ных метал­лов, созда­ни­ем мате­ри­а­лов и отдель­ных ком­по­нен­тов устрой­ства, сбор­кой гото­во­го про­дук­та и его достав­кой. На всех этих ста­ди­ях тре­бу­ет­ся мас­штаб­ный обмен тех­но­ло­ги­я­ми и зна­ни­я­ми – интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­стью. Таким обра­зом, обо­рот прав в фор­ме патен­тов на тех­ни­че­ские реше­ния, полез­ных моде­лей, товар­ных зна­ков и ноу-хау занял важ­ное место в гло­баль­ной экономике.

В свою оче­редь, вовле­че­ние все боль­ше­го объ­е­ма нема­те­ри­аль­ных акти­вов в рыноч­ные отно­ше­ния при­ве­ло к услож­не­нию систе­мы их регу­ли­ро­ва­ния. Мас­штаб­ная циф­ро­ви­за­ция соци­аль­ных и эко­но­ми­че­ских про­цес­сов толь­ко усу­гу­би­ла ситу­а­цию. В интер­не­те появи­лась воз­мож­ность момен­таль­но копи­ро­вать, рас­про­стра­нять и при­ме­нять на прак­ти­ке самый раз­ный кон­тент – от изоб­ра­же­ний и музы­ки до про­грамм­но­го кода, дизай­нер­ских реше­ний и чер­те­жей изоб­ре­те­ний. Про­бле­ма неза­кон­но­го исполь­зо­ва­ния интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти суще­ству­ет на всех уров­нях – от быто­во­го (тор­рен­ты, стри­минг на пират­ских ресур­сах) до гло­баль­но­го. Имен­но кра­жа изоб­ре­те­ний и «серые» схе­мы транс­фе­ра тех­но­ло­гий ста­ли основ­ной при­чи­ной раз­вер­нув­шей­ся тор­го­вой вой­ны меж­ду Кита­ем и США. Онлайн-пират­ство при­но­сит колос­саль­ные убыт­ки меди­а­ин­ду­стри­ям – толь­ко в 2019 году ущерб, нане­сен­ный офи­ци­аль­ным видео­дис­три­бью­те­рам, соста­вил $9,1 мил­ли­ар­да. И если госу­дар­ства и круп­ные игро­ки рын­ка могут най­ти рыча­ги дав­ле­ния и защи­тить свои пра­ва, то рядо­во­му авто­ру такое ред­ко быва­ет по силам.

«То, что мы сей­час наблю­да­ем, я бы назвал сло­вом «пра­во­раз­рыв». Взять и вос­про­из­ве­сти объ­ект лег­ко, а заклю­чить дого­вор на пере­да­чу прав на его исполь­зо­ва­ние очень слож­но. Чис­ло авто­ров и потре­би­те­лей их тво­ре­ний рас­тет, твор­че­ская и про­мыш­лен­ная сфе­ра пере­ме­ша­лись. Опре­де­лить, от чего зави­сит цен­ность про­дук­та и, соот­вет­ствен­но, его при­ба­воч­ная сто­и­мость, тоже не все­гда пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным. Люди, созда­ю­щие и потреб­ля­ю­щие кон­тент, не уме­ют при­ме­нять закон. Для это­го они вынуж­де­ны идти к юри­стам, кото­рых не хва­та­ет для того, что­бы обслу­жить эту посто­ян­но рас­ту­щую «мас­су» охра­ня­е­мых резуль­та­тов. Полу­ча­ет­ся, что обо­рот объ­ек­тов про­ис­хо­дит, а обо­рот прав на их легаль­ное исполь­зо­ва­ние – нет», – гово­рит Матвеев.

Кажет­ся, что даль­ше будет толь­ко слож­нее и запу­тан­нее. Но это невер­но: чем боль­ше спрос на про­стые и понят­ные меха­низ­мы пра­во­обо­ро­та и защи­ты интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти, тем боль­ше будет появ­лять­ся циф­ро­вых инстру­мен­тов для реше­ния этих задач. Узнать подроб­нее о спо­со­бах защи­ты резуль­та­тов твор­че­ско­го тру­да, а так­же научить­ся гра­мот­но управ­лять ИС и моне­ти­зи­ро­вать нема­те­ри­аль­ные акти­вы мож­но на кур­сах повы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции Науч­но-обра­зо­ва­тель­но­го цен­тра интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти и циф­ро­вой эко­но­ми­ки Digital IP «Интел­лек­ту­аль­ная соб­ствен­ность и циф­ро­вая эко­но­ми­ка», кото­рые про­хо­дят на регу­ляр­ной основе.

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.