В.В. Корнилова. «Детские иллюстрированные журналы начала ХХ века»

414

«После занимательных игрушек дети ничему так не радуются, как картинкам», – писал М.Н. Васильевский в книге «Нужен ли детям детский журнал». [1]

Роскошные, богато иллюстрированные журналы, такие как «Задушевное слово», задуманное книготорговцем Вольфом и печатавшееся в типографии Голике и Вильборг, существовало наряду с дешевыми, неброскими изданиями, например, «Солнышко», выходившими в помощь народной школе.

«Только “верхушка” продукции была охвачена работой художников, – писала Елена Данько. – Да и то эта работа носила гастролерный характер, была своего рода отдыхом для художника. Вся остальная, огромная часть продукции преследовала исключительно цели сбыта и дешевизны…Настроения спроса обусловили все печальное разнообразие этой продукции, мы найдем здесь и аляповатые “народные” книжки для деревни, возникшие как бы из лубка, но стоящие неизмеримо ниже старых лубочных изданий, и бесконечно убогие буквари с картинками, и заползшие из XIX века натуралистические картинки, и дурно перепечатанные клише заграничных детских книг, и, наконец, книжки для городского мещанства, в которых вульгализировались влияния художников «верхушки» – стиль «а la russ» под Билибина и слащавая взорность дорогих Кнебелевских изданий». [2]

Типичным примером детского иллюстрированного журнала конца XIX – начала ХХ века – стал журнал «Всходы», который был предназначен для детей школьного возраста и издавался с 1896 по 1917 годы. Несмотря на то, что за время своего существования издание неоднократно переходило от одного владельца к другому, оно не претерпело существенных изменений. Облик журнала последних лет оказался чрезвычайно близок образцу первых лет его появления на свет.

Титул был выполнен с использованием элементов стиля модерн на тонированной бумаге по принципу отдельных «картинок» в круглой рамке, объединенных в общую композицию гибкой веткой цветущей яблони. Различные, не связанные между собой сюжеты, – деревенские избы и церковь на холме, возле леса; фабрика с дымящимися трубами, косуля с оленёнком, сфинкс, корабль на бурных волнах, — отражали довольно пёстрое содержание издания, а ветка яблони должна была, по замыслу создателей, не только подчёркивать гибкую вытянутую линию, характерную для модерна, но и символизировать весеннее пробуждение и возрождение природы. Черно-белая обложка «Всходов» сохранила эту композицию на протяжении почти всех лет издания.

Иллюстраций, вкомпонованных в текстовой блок и выполненных в разной манере, публиковалось довольно много. Столь же разнообразно и насыщенно было содержание журнала. Произведения Д. Мамина-Сибиряка, А.И. Свирского, А.М. Горького, Ал. Алтаева соседствовали с рассказами Сетона-Томсона, Конан-Дойля и других. Причем из иностранных писателей издатели явное предпочтение отдавали детской английской литературе. Иллюстрации выполнялись в различных техниках, – мягкие переходы литографии (рисунок К. Кочина «Веселые праздники» – 1914 г. №1), насыщенные тона ксилографии (гравюра Ф.Шпехта «Щука, схватившая лебедя» – 1914 г. № 10), сочные линии офорта (Д.Пахомов – 1904 г. № 4). «Малая» графика была представлена многочисленными виньетками, буквицами, заставками. Несмотря на множество рисунков, опубликованных без подписи, среди имен постоянных художников, оформлявших издание были – Ф. Шпехт, Е. Степанов, Е. Гарнак и другие.

Начиная с 1914 года журнал публиковал серию статей под названием «Краткий обзор русской живописи». К сожалению, в каждом номере была только одна репродукция, сопровождавшая материал, дающий возможность представить цикл воспроизведений.

Залогом длительного существования и популярности издания у юных читателей становился прежде всего опыт и кругозор его создателей. Поставленные ими задачи помогали не только определить конкретный адресат и нишу его существования, но и также выработать художественный стиль журнала. Лишь немногим удавалось выпускать сразу несколько детских изданий – для младшего и школьного возраста. Среди них был А.Н.Альмединген, редактор и издатель уже популярного к началу ХХ журнала «Родник».

Его цель – «дать добротное», лишенное «тенденциозности» чтение, способное пробудить в маленьких читателях «плодотворную работу мысли и чувства», [3] – воплотилась в издании «Солнышка», детского ежемесячного периодического иллюстрированного журнала для начальных школ. Впоследствии в работу над его созданием были вовлечены и другие члены семьи Альмедингенов (жена и дети издателя).

Журнал издавался в Петербурге с 1905 по 1917 год и стал одним из самых дешевых детских журналов, поступавшим в продажу по цене 1 рубль за номер. Публикация стихов, рассказов, сказок, популярных очерков, пословиц и загадок сопровождалась выходом в свет регулярных приложений с отдельными иллюстрациями и текстами, которые могли составлять альбомы по отечественной истории, географии, зоологии и другим предметам.

Небольшого формата, объемом от 30 до 60 листов, журнал был хорошо иллюстрирован. На титуле помещалась небольшая композиция, отражающая символическое звучание его названия: утреннее солнце, встающее над озером, на берегу которого приютился небольшой деревянный домик. Изображение заключено в прямоугольную рамку. Его автор, художник М.Михайлов, включил в первую букву названия журнала изображение головки улыбающейся девочки. В левом нижнем углу титула помещен номер и год выпуска.

Таким образом, начиная с титула, рисунки провозглашали имя художника как одного из сотрудников журнала. Постепенно авторский рисунок, печатавшийся рядом с иностранной анонимной гравюрой, заимствованной из изданий прошлых лет и отличавшийся от нее непосредственностью, свежестью и пусть еще робкой, но собственной интерпретацией сюжета, делал издание адресным, динамичным и интересным.

В нем активно сотрудничала художница Е.Лебедева. Титулы, принадлежавшие ее перу, выдерживали несколько лет выпуска в свет. Так, например, композиции с детьми около новогодней елки или на зеленом лугу, или в темном лесу со свечой, сменяя друг друга, определяли художественный облик издания. Однако, для рисунков автора, работавшего с использованием разнообразных техник, – гравюры, литографии, силуэта, – было характерно некоторое композиционное однообразие, статичность, скупость художественных приемов, излишняя детализация, которые отличали реалистическую иллюстрацию XIX столетия. Вместе с Лебедевой в редакции журнала работал П. Воронцов. Но и его рисунки, выполненные к повестям и рассказам Н.Казьмина, А.Горнова, Б.Раненского, также тяготели к стилистике прошлого.

Существенно отличался от них небольшой рисунок И. Билибина к стихотворению А. Насимович «Мельницы» (1912 г.). Бескрайнее поле, ручеек, бегущий между двумя массивными мельницами, составляли композицию, выполненную в лаконичной манере мастера, работавшего в стилистическом русле модерна. Скупыми средствами, – штрихом и заливкой цветом, – автор добивается предельной выразительности.

Вошедший в практику издания «Солнышка» заказ авторам серий рисунков к конкретным литературным произведениям, их свободное расположение среди текста, так называемая «врезка» в текстовой блок, во многом определили тесную связь между литературным и изобразительным рядом.

Редакцией также была введена новая форма работы с детьми: им предлагалось к уже опубликованному рассказу самим нарисовать картинку, лучшие из которых затем появлялись на страницах «Солнышка». «Приходится пожалеть только, что за неимением места эти рисунки, порой очень интересные, печатаются в слишком уменьшенном размере, так что их трудно рассматривать», – писал критико-биографический ежемесячник «Новости детской литературы» в 1912 году. [4] Этот же сборник, отмечая, что журнал «мило иллюстрирован» и выдает «хороший вкус издателя», указывал на необходимость более «внимательного отношения к расположению иллюстраций», которые «нарушают закон мудрой экономии времени и движений, заставляя перевертывать книгу для рассматривания картинок». [11] Эти, кажущиеся сейчас наивными, замечания показывают, что критическая литература того времени не сразу смогла найти критерии оценки детских изданий.

Тем не менее, занимательные рисунки «Солнышка», можно было с интересом рассматривать с разных точек зрения, что усиливало игровую функцию издания. Например, «Веселая чехарда» С.Маклецова (1912 № 1), изображавшая мартышек, кувыркавшихся и играющих с мячом. Серия же познавательных иллюстраций оперировала репродуцированием картин из российской истории под названием «По всей России» (1905 г.).

Грозный для страны 1914-й год начался в журнале с титула, выполненного Д.Стелецким в духе русских лубочных картинок: улыбающееся солнце безмятежно встает над бревенчатыми русскими избами и церквами. Для года начала Первой мировой войны это было слишком оптимистичное начало…

Редакция принимала близко к сердцу все события, переживаемые Россией, но война одинаково коснулась всех, и взрослых, и детей, читающих журнал. «Великое бедствие переживает сейчас наша родина, а с ней вместе и много других государств. Загорелась страшная война, какой еще не помнят люди. Девять разных стран воюют между собою… Вся Россия надеется и верит, что война окончится победой. Для того, чтобы это было так, наши отцы, старшие братья, родные, друзья приносят в жертву свою жизнь. Но, наряду с их великой жертвой, нужны и маленькие жертвы тех, кто остался дома. И такие жертвы могут и должны приносить родине все, начиная от малых детей». [5] «Считая, что журнал для младшего возраста отнюдь не должен вводить читателей в интересы войны, но, что, в тоже время, изолировать детей от жизни невозможно, редакция нашла возможным отозваться в «Солнышке» на переживаемые события главным образом очерками о странах, принимающих участие в войне…» [6]

Гражданская позиция однако была свойственна далеко не всем. Так, журнал «Светлячок» стремился «не давать ребенку ничего мрачного, стараться занимать и забавлять дитя». [14] Он выходил в свет два раза в месяц в период с 1902 по 1920 годы. Основателями и редакторами журнала были А.А.Федоров-Давыдов и М.Ф.Лидерт. Читатели «Светлячка» – дети младшего возраста – предпочитали свой журнал многим другим. Согласно статистическому опросу, проведенному среди подписчиков, издание считалось одним из лучших, несмотря на то, что «критика отмечала «балагурски-забавный» тон всех материалов «Светлячка», их «убийственное» однообразие, выпирающую мораль, крайнюю бедность образов, отсутствие реальных сведений в произведениях о животных, о природе». [7]

Концепция издания получила наглядное выражение в одном из первых титулов журнала. Его автор – художник И.Есипов, работавший в реалистических традициях, вводит читателя в волшебный мир сказки: среди высоких деревьев и трав заблудились бабушка и внук. Окружающую их тьму пронизывает слабый свет светлячка, которого несет мальчик. Верхняя часть композиции представляет сказочное великолепие природы, – спокойную речку, освещаемую светом луны, разнообразие цветов и трав, тонкую паутину, сплетенную в ночи жучками, жителями леса. Название журнала, набранное крупным шрифтом, венчает композицию и подчеркивает символику рисунка.

Кроме И.Есипова в оформлении журнала принимали участие художники А.Кучеренко, В.Боровков, Н.Ольшанский, К.Чичагов, А.Апсит, А,Комаров. Помимо оригинальной графики, следуя традиции XIX века, использовались также репродукции гравюр западноевропейских художников. Много внимания уделялось и «малой» графике, – виньеткам, заставкам, буквицам, которые служили изящным дополнением к общему художественному решению журнального блока. Для текста журнала был выбран один из самых больших кеглей шрифта как наиболее удобный для издания дошкольного возраста, да и сам журнальный блок по формату соответствовал большой иллюстрированной книге.

Мотив сказочности, волшебства, доброй тайны пронизывал большинство графических композиций «Светлячка». Так, обложка журнала за 1906 год, выполненная А.Апситом в традициях символизма начала ХХ века, представляет девушку со звездой во лбу, сидящую на берегу лесного пруда под раскидистыми ветками старых деревьев. Другой рисунок художника к сказке «Бедная Русалочка» (офорт) представляет сказочный образ Водяного рядом с маленькой девочкой – русалкой. Движения кисти художника, плавные переходы тонов делают сказочных персонажей неразрывно связанными с природой. Их гибкие контуры как будто повторяют движение трав и ветвей деревьев. Сама, природа, приобретает черты и свойства загадочного для нас мира волшебства и тайны, столь характерные для мироощущения и стилистики модерна.

Другой иллюстратор А.Комаров темой своих рисунков также выбрал мир природы, её связь с животными. Изображая зверей анатомически верно, стремясь передать их повадки и характеры, художник, однако, излишне детализировал свои работы.

Со временем в журнале появилось много фотографий и репродукций. Начиная с 1917 года, качество бумаги, на которой печаталось издание, заметно ухудшилось, шрифт стал мельче, объем также уменьшился. Но это были, пожалуй, единственные признаки происходящих в стране перемен. Ни война 1914 года, ни революция не отразились на общем облике «Светлячка». Те же котята, утята и уточки, рисунки которых становятся все более неудачными и неуместными, заполняют страницы издания. И лишь в последнем слове, обращенном к читателям, издатели, так долго «удерживающие» свои прежние позиции, вынуждены были обрисовать горькую реальность своего положения: «Тяжелое современное положение родной страны, губительная разруха, охватившая всякого рода производительность, создали мучительно-тягостные условия для нашей работы, нарушив стройность и планомерность ее течения. Неожиданное возвышение цен на материалы и производства поставили все издательства в безвыходное положение… Издательство приносит глубокую благодарность… Светлячкам… и да простят нам наши читатели те дефекты в деле, устранить которые было выше наших сил, разбивавшихся при всех попытках перед одним только Невозможным». [8]

Впрочем, материальные убытки, крах обязательств и надежд коснулись не только создателей «Светлячка», но и всех остальных изданий, которые вынуждены были приостанавливать свои производства. Хотя А.А.Федоров-Давыдов столкнулся с ещё большими трудностями, так как одновременно со «Светлячком» издавал и другой детский журнал – «Путеводный огонек».

Оба издания объединяла общая задача – развлечь и занять ребенка, оградить его от тяжких картин социальной и общественной жизни. «…На него охотно подписывались родители, читали дети. И все это можно объяснить близостью к интересам определенного круга детей, умением редакции дать разнообразный материал, веселые, правда, не всегда доброкачественные стишки, хорошо поставленной саморекламе в отделе «Наша подписка». [9]

Традиционное для изданий подобного рода содержание, – рассказы, повести, романы, сказки, стихотворения, исторические и этнографические очерки, биографии известных людей, игры, занятия – были распределены по отделам «Из текущей жизни», «Что было за эти дни?», «Между прочим», «По чужим краям», «Потешный уголок». Среди авторов издания – Д.Н.Мамин-Сибиряк, И.Митропольский, А.Измайлов, А.Сизова, Н.Скворцов, В.Ладыженский, Л.Медведев, Е.Шведер и сам редактор «Путеводного огонька» – А.А.Федоров-Давыдов. Начиная с 1906 года он издавал журнал вместе с М.Ф.Лидертом.

«Светлячок» и «Путеводный огонек» «….имели наибольший тираж из всех русских детских журналов. Сначала, при первых шагах своей литературной деятельности, А.Федоров-Давыдов подавал хорошие надежды, как писатель для дошкольного возраста; его первые произведения… были вполне приемлемыми произведениями для своих маленьких читателей, он умел выбирать забавный сюжет, интересно его рассказать, и в результате получалось произведение, интересное для малышей. Но время шло, и А.А.Федоров-Давыдов начал меняться: его произведения все больше и больше приобретали назидательный характер; нравоучительная проповедь ведется в них с помощью сентиментально сделанных сюжетов,… одна голая мораль, неестественные характеры, надуманная фабула…,» – писал Бегак о литературном содержании журналов. [10]

Художественный облик «Путевого огонька» был также разнолик и неоднозначен, как и его литературное содержание. Иллюстраторы: Н.Баркер. Г.Кнопф, К.Лемох., Г.Омс, А.Апсит, А.Комаров, А.Веруш-Ковальский публиковали свои рисунки рядом с репродукциями Тициана и В.В.Верещагина. Большой формат издания несколько контрастировал с его незначительным объемом – 15–20 страниц каждого номера. Титул работы неизвестного художника изображал девушку, облаченную в длинное платье, ниспадающее тяжелыми складками, которая опершись одним коленом о земной шар, устремила свой взор ввысь, на сияющую звезду. Очевидно, символика данного изображения вполне отвечала духу и стилю времени. Однако художественные достоинства рисунка с его измельченностью фактуры и излишней дробностью штриха не делали композицию сколь-либо запоминающейся.

Рисунки уже известных по работе «Светлячке» А.Комарова и А.Апсита отличалисьопределенным опытом журнальной иллюстрации. Композиции Комарова к стихам Ив. Белоусова «Осенние песенки», к русским народным сказкам «Царь Кузя» и «Медвежий теремок» были не только занятны для детей, но и выделялись по мастерству составления композиции, особому образному решению характеров персонажей.

Любопытный рисунок неизвестного автора был опубликован в разделе «Потешный уголок» под названием «Памятник Г. Профессору и его рассеянности от благодарных зонтиков, потерянных им». На пьедестале возвышалась фигура профессора в сюртуке. Этот своеобразный монумент окружила «толпа» зонтиков, разных возрастов и видов («влюбленные» зонтики с венками, которые они собираются возложить к ногам своего кумира, «хор зонтиков», поющий хвалебную песнь по нотам, причем один из них так расчувствовался, что от волнения упал в обморок). Живой контурный рисунок позволил графику передать тонкий юмор сюжета.

Множество рисунков, выполненных в самых разных техниках и манерах, создавали довольно эклектичный облик журнала. Значительно отличалась от других композиция «Тяжелый сон» М.Долгополовой, выполненная в манере рисунков Обри Бердслея. Сам сюжет, навеянный сном, являлся одним из любимых символикой модерна: от постели спящей девушки добрая фея прогоняет злую. Построенный на резком контрасте черного и белого цветов, на перетекании скользящих линий, придающих ему особую изысканность и утонченность, рисунок, казалось более бы соответствовал изданию совсем другого, «декадентского» направления.

Именно таким журналом была «Тропинка», главная задача которой состояла в эстетическом воспитании детей «при полном отчуждении от современности, от социальных вопросов жизни». 11 Выпускаемый на протяжении шести лет – с 1906 по 1912 годы – под редакцией П.С.Соловьевой и Н.И.Манасеиной, журнал публиковал стихи и рассказы К.Бальмонта, А.Блока, А.Белого, З.Гиппиус, В.Иванова, А.Куприна, Д.Мережковского, Ф.Сологуба, А.Ремизова. Иллюстрации И.Билибина, М.Нестерова, Е.Кавос-Зарудной, П.Соловьевой бывшей к тому же и литературным редактором, Т.Гиппиус, Г.Нарбута, Е.Кругликовой, В.Замирайло, А.Линдеман, Е.Чичаговой составляли «золотой» фонд издания.

«Тропинка» настолько хорошо иллюстрирована, как в смысле исполнения, так и в смысле выбора рисунков, – отмечал сборник «Что и как читать детям», – что ее можно отнести к художественным журналам. На шести отдельных листах воспроизведены картины известных художников; в тексте помещено много снимков с хороших картин, которые умело распределены и хорошо вяжутся с текстом и т.д.» [12]

Композиции титулов журнала часто менялись, но сюжет их часто повторялся: дети, указывающие тропинку в лесу. Изображение варьировалось – крестьянские дети или дети из состоятельных семей, в модных платьях и шляпах, так или иначе находили тропинку, указывающую им жизненный путь. В соответствии с устоявшейся традицией символика, включенная и в название издания, и в картинку титула, перекликалась. Это незамысловатые и наивные рисунки, выполненные неизвестными художниками в духе реалистической иллюстрации конца XIX века.

Рисунки в самом журнале, не подчиненной столь строгой регламентации, более свободны, динамичны и разнообразны. Выполненные в разных манерах, техниках и стилях, они представляют оригинальные авторские работы, сделанные непосредственно для литературных произведений. Благодаря иллюстрациям, исключающим заимствования или повторы, журнал приобрел свой особый неповторимый стиль.

Рисунок Г.Нарбута к рождественскому рассказу “Извозчик” Н.Манасеиной 1917 г., № 24) представляет светлую горницу с русской печью, в центре которой стоит девочка, Катя. На втором плане – большая фигура извозчика Митрия, который привез своей племяннице наряженную елку. Скупыми изобразительными средствами черно-белого рисунка, – четкой контурной линией и заливкой цветом художник передает атмосферу радостного ожидания чуда. Поза девочки, робко прижатые к груди руки, выражение ее лица, и рядом — громоздкая фигура Митрия, его старый тулуп, весь в заплатах, – дополняют незамысловатый рассказ трогательными и выразительными деталями. Вместе с тем иллюстрация, где каждая линия и штрих продуманы и выверены мастером графики, не является прямым изложением сюжета. Каждое действующее лицо в ней представляет яркий образ, сразу же запоминающийся юному читателю.

Рисунки Т.Гиппиус к рассказу В.Мирович “Бунт в зверинце” (1917, № 22) выполнены непосредственно с натуры. Все персонажи – и слон, и тигр, и мартышка, и бегемот, – изображены не только с реалистической достоверностью, но и с особенностями присущего им характера и поведения. Такие качества как лукавство обезьянки, неповоротливость бегемота, ум и доброта слона, – запечатлены рукой художника.

В журнале появляются первые рассказы в картинках и ребусы. При этом редакция явно отдавала предпочтение живому, динамичному рисунку. Это отразилось и в работе Б.Рабье, автора серии рисунков к рассказу П.Соловьевой «История Хитролиса», печатавшегося на протяжении 1910 года. Один из них — «Не каждый день обед готовит Эрмелина. / Тощает Хитролис, тощают оба сына» (1910 г., № 3) – напоминает известную работу П.А.Федотова «Художник, женившийся без приданного в расчете на свой талант…». На рисунке, выполненном беглым штрихом, представлена бедная комната с разбитым комодом, где на полках только разбитая посуда. В центре перед потухшим камином сидит в старом развалившемся кресле с пустой миской — Хитролис. У комода – его изможденная жена и два исхудавших сына. Не трагичность ситуации, но мягкий юмор и тонкий контурный рисунок художника пленяют читателя.

П.Соловьева часто сама иллюстрировала свои рассказы и стихи. Так в № 24 1910 г. была опубликована ее пьеса в стихах «Царевна Земляничка». Все персонажи – Царица Малина, Сыроежка, Царь Мухомор, Гусеница и другие изображены автором в виде людей, одетых в театральные костюмы. Стаффажные фигуры на полях листа не представляли какого-либо сюжета, но отличались каждый своим характером, внутренним образом, который им сообщала та или иная роль.

Особое внимание издатели «Тропинки», в том числе и П.Соловьева, уделяли малой графике: виньеткам, заставкам, буквицам, рамкам к текстам, которые придавали особую декоративность и изящество художественному облику журнала.

«У «Тропинки» счастливая судьба», – откликался на издание журнала ежемесячник «Новости детской литературы», – в ней принимают участие виднейшие силы современной литературы, поэзии и графики. Во главе ее стоит превосходный поэт и большой художник П.С.Соловьева (Аллегро). На всем, что помещено в «Тропинке», лежит светлый отпечаток бодрой и талантливой работы. Все в журнале близко ребенку, все одухотворено, все сливается с творчеством самих детей. Пожалуй, самое большое отличие «Тропинки» от других детских журналов в том именно и состоит, что в ней не только творят для детей, но и во имя детей, во имя той неосознанной жажды прекрасного, которая заложена в душе каждого ребенка. Благодаря этому «Тропинка» самый выдержанный из детских журналов: в нем нет ничего случайного, он сам весь как бы законченное художественное произведение». [13] Заслуги журнала были оценены не только читателями и критиками: на выставке 1909 года «Искусство в жизни ребенка» книгоиздательству «Тропинка» была присуждена золотая медаль.

Помимо «Тропинки» в это время начал выходить в свет и журнал «Маяк», печатавшийся в издательстве «Посредник» с 1909 по 1918 годы, который относился к изданиям «толстовского» направления. Проповедуя непротивление злу, любовь ко всему живому, неприятие и критическое отношение к догмам, создатели его стремились «научить ребенка думать, пробудить не только сердце, но и ум…». [14]

Рисунок неизвестного художника на обложке журнала изображал человека в лодке, попавшего в бурные волны моря, и по веревке взбирающегося на спасительный маяк. Художественное оформление журнала было предельно лаконично. Немногочисленные иллюстрации малоизвестных художников – Ш.Набгольца, А.Петрова, Н.Живаго, а также рисунки без подписи авторов зачастую носили излишне дидактический и ярко выраженный познавательный характер.

В журнале «Маяк» также принимала участие известная художница, автор множества рисунков в детских изданиях, Елизавета Меркурьевна Бем. Ее иллюстрация «О голоде в России» (1912 г., N2) с подписью «И холодно, и голодно, и до дому далеко» с изображением фигурки мальчика в рваной одежде, картузе, с котомкой за плечами, передает пронзительные нотки отчаяния маленького беззащитного человека. Рисунок, выполненный в 1907 году, не является прямой иллюстрацией текста или отражением современной обстановки в стране, но благодаря мастерству художницы приобретает вневременное и общечеловеческое звучание.

Иллюстрация Е.Бем к рассказу «Волк» (1909г., № 1) представляет мальчика и волка, оказавшихся друг перед другом. Мягкая и тонкая техника акварели, используемая художницей, позволяет передать психологическую напряженность сюжета: звериный, яростный оскал зверя и испуг, и безвыходность положения ребенка. В журнале Бем предстает как мастер выразительной психологической иллюстрации.

Первые свои рисунки Е.М.Бем, урожденная Эндаурова, опубликовала в журналах «Игрушечка» и «Посредник», составив себе таким образом репутацию одного из первых замечательных иллюстраторов детских художественных журналов.

Развитие детской журнальной продукции в 1910-х годах шло по нескольким направлениям. Продолжали издаваться «Задушевное слово», «Всходы», «Солнышко» и другие журналы, в художественном оформлении которых использовались традиционные приемы реалистического искусства 1890-1900-х годов, стилизация и декоративные элементы в стиле модерн, а также такие приемы, когда «издатели брали рисунки из заграничных журналов, вставляли их в подходящее место, а если текст не совсем подходил к рисунку, писатель вставлял свой текст». [15]

«В настоящее время, – отмечал журнал «Искусство и печатное дело», – замечаются два течения. Одни почти переходят границу вкуса в погоне за тем, чтобы орнаментально выразить основной смысл той или иной книги. Другие сочиняют красивые виньетки, концовки и заставки, которые годились бы равным образом для какой-либо «истории министерства» или для сборника эротических стихов». [16]

На развитие искусства журнальной графики влияло и стремление издателей к коммерческому успеху, и проблемы специфики оформления журнального блока, и роль художника в детском журнале, во многом определяемая рамками издания. Благодаря этому художественное оформление детских иллюстрированных журналов 1910-х годов было весьма неоднородным. Для тех изданий, чей облик во многом близок предшествующему периоду, характерны повествовательность и станковость иллюстраций, излишняя детализация рисунков, декоративно-плоскостный орнамент, часто произвольно включенный в изобразительный ряд.

Отсутствие единой художественной редакции, способной объединить талантливых литераторов и графиков, сказывалось на уровне оформления детских журналов. Художники работали в основном порознь, опираясь на собственный практический опыт, и одновременно выполняли иллюстрации ко взрослым и детским изданиям.

Другие издания – «Галчонок», «Светлячок», «Тропинка» – стремились найти иной подход к читателю, в корне меняя свое отношение и к подбору литературного материала, и к художественному оформлению. В таких детских журналах прежде всего усиливалась роль художника. Если раньше рисунки зачастую воспроизводились без указания автора, то с этого времени большинство иллюстраций печатаются с подписями их создателей. Веселые карикатуры и смешные рассказы журнала «Галчонок» (издатель, автор и художник – А.Радаков) существенно отличались от «Задушевного слова», «Солнышка».

В 1910-х годах существенно расширился круг мастеров. Наряду с признанными – И.Билибиным, Е.Кругликовой, Е.Бем, работают молодые – В.Лебедев, В.Ватагин. Н.Комаров и другие. Их рисунки сочетают в себе художественное и познавательное начала. Они прибегают к приемам, позволявшим сделать иллюстрацию занимательной, эмоциональной, полной мягкого юмора. Рисунки постепенно освобождаются от застылости и схематичности, рассудочности и безликости.

В журналах появляются различные по жанрам иллюстрации – пейзажи, портреты, карикатуры, шаржи, анималистические и батальные рисунки, чертежи, иллюстрации к научно-техническим очеркам и рассказам и т.д. Особое место среди них занимала фотография. Издателей привлекала и новая техника, и возможность передать сиюминутную ситуацию и документальная ценность.

Титулы журналов, которые теперь, как правило, печатаются в цвете, чаще меняли облик, тогда как ранее одно изображение публиковалось из номера в номер на протяжении многих месяцев и даже лет.

Именно в предреволюционные годы были заложены основные принципы оформления детских иллюстрированных журналов. Рисунки, ориентированные на определенную возрастную группу читателей (младшего или школьного возраста). Художники прибегали к приемам, позволяющим сделать иллюстрацию занимательной, интересной, забавной, эмоциональной, и, вместе с тем, использовали весь арсенал технических средств для достижения высокого художественного уровня своих работ. «…создать новое цельное искусство книги, новую графику, которая была бы и живая, и яркая, и простая, но которая вязалась бы со значительностью печатного слова, была бы не помехой его уразумению, а его тонким ароматом, его красивым отражением», – такие задачи ставила критика перед художниками детской графики. [17]

Современники знаменательных событий истории России – революции 1905 года, мировой войны, свидетели коренных преобразований в жизни общества, борьбы направлений в литературе и искусстве – детские журналы открыто декларировали свои задачи и программы; они стали активными участниками общественной и политической жизни.

Говоря о журналах «Юная Россия», «Родник», «Семья и школа», «Юный читатель», К.И.Чуковский отмечал, что «как-то так заранее решили эти четыре журнала, что ребенок это просто уменьшенный человек, со всеми запросами и настроениями взрослых – только поменьше. И вот «Родник» дает при своих номерах газету: «Голод в России», «Открытие Государственной думы» и т.д. [18]

Декларированные задачи журналов – от «выработки лучших взглядов на жизнь и ее цели” (журнал “Юный читатель”) до стремления “дать добротное, лишенное тенденциозности чтение” (журнал “Солнышко”) – часто вызывали, как и содержание изданий, нелестные отзывы и нападки со стороны критиков, общественного мнения, цензуры. “К детским и народным изданиям особенно строги, придираются к отдельным словам, везде и во всем видят крамолу – восстановление сословий друг против друга, преднамеренное стремление представить все в черном свете и проч.,” – писал издатель журнала “Юная Россия” Д.И.Тихомиров. 19Разумеется, взрослые серьезные проблемы не занимали страницы журналов для самых маленьких, но и у этих журналов появились новые черты. “Этот находчив, затейлив, хитер на выдумки… И язык у него нарочито детский, кудрявый, игривый…”, – писал К.И.Чуковский о журнале “Светлячок”. [20]

Однако вскоре “…всем этим журналам пришлось пережить тот кризис, который обрушился в 1906 – 1907 годах на нашу журналистскую литературу, – писал Н.В.Чехов, – Летучая брошюра, памфлет на время заполнили совершенно книжный рынок. Солидные, много лет существовавшие литературные журналы, заколебались – не удивительно, что целый ряд детских журналов принужден был вовсе прекратить свое существование. Так прекратились “Всходы”, “Юный читатель”, “Детский отдых”, и целый ряд других…” [21]

Большим испытанием для детской печати стала война 1914 года, которая отразилась на жизни всей страны, и, естественно, на издании многих детских журналов. Они стали строже, серьезнее, осознав, что все тяготы военного времени легли и на хрупкие детские плечи. “На долю нашего времени выпало пережить одну из величайших трагедий, которые когда-либо переживало человечество. Война, беспримерная, чудовищная война, втянула в свой кровавый круговорот все народы и страшным вихрем пронеслась по всему миру. Война наложила свою тяжелую руку на все виды человеческой деятельности и всюду и во всем чувствуется ее разрушающая сила…, – писал в 1915 году ежемесячник “Новости детской литературы”, – Война захватила, ведь, не только взрослых, но и детей, захватила неожиданно и необычайно глубоко. Война ловит детей на улице, забирается к ним в детскую с озабоченными лицами, тревожными разговорами и часто траурными одеждами взрослых”. [22]

Изменилась жизнь, а вместе с нею претерпело существенные изменение все издательское дело и, в том числе, издание детских журналов. Оно не прекратилось окончательно, однако новое время выдвинуло новые цели и задачи, которые потребовали новых форм и иного художественного воплощения.

Примечания.

1. Что и как читать детям. 1911-1912. № 5. С. 6.

2. Данько Е. Задачи художественного оформления детской книги. // Детская литература. Критический сборник. М.-Л., 1931. С. 209.

Вначале издателем журнала «Всходы» была А.А.Давыдова, с 1908 года к ней присоединилась Э.С.Монвиж-Монтвид, затем Давыдова вынуждена была отказаться от работы, а с 1911 года совладельцем издания стал Н.Н.Морев, который год спустя возглавил его совместно с А.Н.Спиридоновой.

3. Холмов М.И. Из истории русской журналистики для детей. // Журналист. Пресса. Аудитория. М., 1982.Вып.2. С. 38.

4. Новости детской литературы. 1912. № 5. С. 25.

Там же.

Там же. 1915. № 9-10. С. 8.

Юный читатель. 1906. № 2. С. 12.

Солнышко. 1906. № 1 С. 49.

Холмов М.И. Из истории русской журналистики для детей. // Журналист. Пресса. Аудитория. М., 1982. Вып.2.С. 45.

Солнышко. 1906. № 1 С. 49.

11. Новости детской литературы. 1915. № 9-10. С. 8.

12.Солнышко. 1914. № 9. С. 1.

13.Новости детской литературы. 1911-1912. № 4. С. 12.

14. Холмов М.И. Из истории русской журналистики для детей. // Журналист. Пресса. Аудитория. М., 1982.Вып.2. С. 48.

Герчук Ю.Я. Художественные миры книг. М., 1989. С. 10.

Искусство и печатное дело. 1910. № 1. С. 44.

Стернин Г.Ю. Художественная жизнь в России середины XIX века. М., 1991, С. 134.

Чехов Н.В. Детская литература. М., 1909.С.20.

Там же.

20. Радаков А.А. Как делался журнал «Галчонок» // Детская литература. 1940. № 8.

Там же.

Феоктистов И.И. К вопросу о детском чтении. б/г. С. 179-180.

Стернин Г.Ю. Художественная жизнь в России середины XIX века. М., 1991. С. 134.

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.