Елена СУРЖИКОВА: «Самое сильное впечатление на меня произвели Консуэло Веласкес и Патрисия Карли»

0
129

11 октября отмечает юбилей один из самых ярких отечественных авторов, композитор, поэтесса, лауреат российских и международных песенных конкурсов, режиссёр и сценарист концертных программ и театрализованных представлений Елена Суржикова. Ей исполняется 65 лет. В творческом активе композитора более шестидесяти популярных песен, которые много лет звучат на радио и ТВ в исполнении Николая Караченцова, Дмитрия Харатьяна, Ольги Кабо, Ксении Георгиади, Вахтанга Кикабидзе, Виктора Ракова, Рады Рай, Инны Пиварс, Ильи Трофимова, Светланы Фед и других известных артистов. Незадолго до своего юбилея Елена Павловна согласилась дать интервью.

— Елена Павловна, когда вы впервые начали заниматься музыкой?

— Наверное, нужно начать с того, что по воле обстоятельств, я родилась в одном городе с великой певицей Анной Герман и музыка вошла в мою жизнь с самого раннего детства. Моя бабушка, Евгения, погибла во время бомбёжки в 1942 году в городе Славянске, Донецкой области. Моя мама и её сестра тётя Тамара были определены в детский дом. Тамара после войны закончила Днепропетровское музыкальное училище и получила направление в город Ургенч. Она должна была отработать три года по специальности дирижёр-хоровик и забрала мою маму с собой. Моя мама, Галина Георгиевна, встретила в Ургенче Павла Горбенко и вышла за него замуж. А 11 октября 1952 года у них родилась я. Что касается выбора пути, на мой взгляд, всё в моей судьбе было предопределено. С самого рождения я росла в окружении музыки: начиная с колыбельных песен, которые мне пела моя мама Галина Георгиевна и тётя, Тамара Георгиевна — настоящим колоратурным сопрано.Сколько себя помню, над моей кроватью висел огромный «блин» радиорепродуктора. Все песни, «Пионерские зорьки», детские сказки, да и взрослые радиопостановки, я слушала с большим удовольствием. Мама уходила на работу рано, но, к обеду возвращалась, я была дома одна, так как не было места в детском садике. Иногда к нам приходили няни, но мне с ними было неинтересно, а родителям накладно. В пятилетнем возрасте тётя Тамара взяла меня с собою на концерт, где она дирижировала сводным хором военного ансамбля песни и пляски города Кинешмы. До сей поры помню песни: «В лесу прифронтовом», «Землянка» «Солдатская полька». Наверное, отсюда, — моё отношение к песням и к людям разных национальностей. Когда я слушаю грузинские песни, душа моя замирает и насыщается этим непревзойдённым волшебством и богатством, я — купаюсь в этой величественной стихии! Такое же наслаждение я получаю и от музыки других народов мира! У нас дома было множество нот и сборников песен, а также, пластинки изумительных певцов: Марка Бернеса, Леонида Утёсова, Майи Кристалинской, Георга Отса, Гелены Великановой, Владимира Трошина и позже: Робертино Лоретти, Клаудио Вилла, Доменико Модуньо, Эмиля Горовца, Эдиты Пьехи, Людмилы Зыкиной и многих других — потрясающих исполнителей… И, конечно, мы с подружками собирались в нашей комнате, пока не было взрослых и пели песни, мечтая о сцене. Когда в 14-летнем возрасте мне подарили гитару, я была самой счастливой девочкой на всём белом свете! Мы тогда уже несколько лет жили в Донецкой области, в городе Славянске. После годичных курсов игры на шестиструнной гитаре, немного овладев азами аккомпанемента, пыталась сочинять. Мысли о том, что я когда-то стану автором многих популярных песен, никогда не приходили мне в голову. Я просто обожала музыку!

— А кто из исполнителей повлиял особенно сильно?

— Самое сильное впечатление на меня произвела Консуэло Веласкес, сочинившая «Besame mucho» и Патрисия Карли песней «Pardonne moi ce caprice d’enfant».

— А знаменитая династия Суржиковых как-то оказала на вас влияние?

— Об Иване Николаевиче Суржикове я знала, как и вся страна, с удовольствием слушала его песни, но не предполагала, что выйду замуж за его племянника — Суржикова Сергея Михайловича. Он по профессии юрист и мало имеет отношение к творчеству.

— Расскажите, пожалуйста, о ваших первых шагах к профессиональной сцене.

— В шестнадцать лет я пробовала поступить в Музыкальное училище имени М. М. Ипполитова-Иванова в Москве. Меня прослушала очень известный педагог — певица Ирма Яунзем. Она сказала, что моё призвание — это эстрада и джаз, но в училище иногородних принимали только на народное отделение. Мне пришлось вернуться в Славянск, где вышла замуж за инженера, родила сына. Затем меня пригласили работать в музыкальный коллектив. Свои первые, уже более зрелые песни, я исполняла, будучи певицей и гитаристом в ансамбле «3 + 1», а также делала стихотворные переводы к песням Северина Краевского и Марыли Родович. Видимо, проявлялась польская кровь, оставленная мне в наследство дедушкой по материнской линии — Юрием Цыбульским, который был очень родовитым дворянином из старинного польского рода.

В 1977 году я уехала работать в Орловскую филармонию, где судьба свела меня с прекрасным пианистом и аранжировщиком — Игорем Олейником, который впоследствие стал моим вторым мужем, и во многом способствовал моему музыкальному развитию. Мы вместе с ним учились в Калужском музыкальном училище. Затем я работала в музыкальных коллективах «Экспромт», «Молодые голоса», «Днестр», довольно продолжительное время гастролировала с Яаком Йоалой и его музыкальным коллективом. Были совместные концертные выступления с Софией Ротару, Николаем Гнатюком, Бедросом Киркоровым.

В 1982 году, после развода, я переехала на постоянное жительство в Москву, где продолжила концертные выступления, работала в музыкальных ансамблях под управлением Игоря Бельского, Анатолия Булатова и Владимира Минаева, иногда выступала с сольной программой в ресторанах «Академический», «Звёздный», «Арбат», «Москва», «Туркмения», состояла на службе в Московском объединении музыкальных ансамблей (МОМА).

В 1983 году вышла замуж за Сергея Суржикова, племянника известного советского и российского певца, исполнителя русских народных песен Ивана Суржикова. Родила ему двоих детей. Закончила гитарные курсы при Государственном музыкальном училище им. Гнесиных (педагог — Л.Т. Шумеев). Впоследствии меня даже приглашали в состав легендарной рок-группы «Парк Горького». Но, увы, от этого предложения пришлось отказаться из-за беременности. Как-то раз друг нашей семьи талантливейший барабанщик Борис Богрычёв, который работал в своё время в группах «Цветы» и «Аракс», предложил показать мои песни одному из своих друзей — Александру Буйнову, Александру Градскому или Николаю Караченцову. Я выбрала Караченцова, наверное, предчувствуя, что нас свяжет долгая крепкая дружба и творческое сотрудничество. Уже через два года после этого я смогла выпустить свой первый авторский альбом «Высший пилотаж», в который вошли песни в исполнении Коли Караченцова и моём собственном.

— А с кем ещё из артистов доводилось работать?

— Мои песни есть в репертуаре и драматических актёров, и эстрадных певцов. Это и Ксения Георгиади, и Илья Трофимов, и Рада Рай, и Марина Ширшикова, и Виктор Раков, и Елена Степанова, и Инна Пиварс. Довольно большое количество артистов исполняет мои произведения. Во время записи моей песни «Я не солгу!», Ольга Кабо удивила меня своим трудолюбием, серьёзным отношением к музыкальному и текстовому материалу! Несмотря на положительную реакцию присутствующих в студии музыкантов, она, дубль за дублем, добивалась наилучшего звучания и донесения текста. И песня зазвучала так проникновенно, что слёзы наворачивались на глаза! Насколько я знаю, эта песня часто звучит на радио и в исполнении Оли Кабо, и в более раннем исполнении Коли Караченцова. Я, например, получила огромное удовольствие от общения и работы с Димой Харатьяном. Когда я проводила концертную программу «Зажги звезду своей души!», Дмитрий приехал и выступил с песней. Он очень отзывчивый и очень пунктуальный человек. Настоящим открытием стала для меня Светлана Фед, с которой я познакомилась два года назад. Она и певица, и хореограф. Светлана обладает невероятной пластикой и грацией, очень по-актёрски исполняет песенный материал. Две композиции у нас с ней уже записаны — это «Реквием Мэрилин Монро» и «Позволь тебе, Москва, сказать…». В скором времени Света запишет ещё две новых моих песни — «Шиповник» и «Элегию». Будем готовить с ней целую концертную программу в таком ключе.

— Елена Павловна, а свою знаменитую песню «Звёзды сошли с небес…» вы написали специально для Николая Караченцова?

— Дело было несколько иначе. Одна моя подруга занималась продюсированием певца Мансура Ташматова и хотела сделать ему творческий вечер в концертном зале «Россия». И попросила меня написать щемящую песню наподобие «Я не солгу!». Эта просьба несколько застала меня врасплох. Что-то долго бродило во мне, и, наконец, я села за фортепиано, хотя обычно беру гитару. И пошло. Ташматову песня очень понравилась, но с концертом у них что-то не сложилось. Тогда друзья уговорили меня показать эту песню Вахтангу Кикабидзе. Я встретилась с Кикабидзе. Он прослушал две мои работы и сразу выбрал «Звёзды сошли с небес…». Мы договорились с Вахтангом Константиновичем о новой встрече, так как он должен был привезти с собою свой музыкальный коллектив и записывать песню здесь, в Москве. Но тут началась «Революция роз» в Грузии, так как это был ноябрь 2003 года, и Кикабидзе приехать не смог. Думаю, значит — не судьба! Позвонила Коле Караченцову. Он попросил сделать демо-запись. Эдуард Предигер взялся сделать аранжировку и записал песню на диск в моём исполнении. Отправила эту демо-запись Караченцову в «Ленком». Через несколько дней он звонит: «Лен, я ничего подобного не слышал. Это хит!». Приехали с Караченцовым в студию звукозаписи и буквально за пару часов песню записали. Как сейчас помню, это было в июле 2004 года, наша последняя с Колей запись… А через полгода — несчастье. Караченцов попадает в автокатастрофу. Но так получилось, что именно под нашу песню «Звёзды сошли с небес…» Николай Петрович первый раз появился перед зрителями после катастрофы. Это было в киноконцертном зале «Пушкинский». А на 70-летии Коли со сцены «Ленкома» эту песню исполнили дуэтом его коллеги по театру Виктор Раков и Елена Степанова. А чуть раньше её взяла в репертуар Ксения Георгиади. Теперь она исполняет её на всех своих концертах и творческих вечерах, как и несколько других моих песен — «Побег», «Мой край»…

— …11 октября вы отмечаете юбилей. В этот же день родилась ваша дочь. Расскажите, пожалуйста, о вашей семье. Чем занимаются ваши дети?

— Да, свою дочь — Тамару, я родила в день и в час своего рождения. Сделала себе подарок на всю жизнь! Теперь на праздничный стол меньше трат… (Шучу, конечно!) Мой муж Сергей, очень хотел мальчика, а я родила девочку… Тамарочка визажист–стилист, в 2000 году принимала участие в записях моих песен «SOS» и «Казино», в качестве бэк-вокалистки. В 2013 году Тамара родила мне внучку — Милочку! В 1988 году я вняла просьбе мужа и родила ему сына — Петра. Сейчас ему 29 лет, он работает в крупной российской фирме гейм-дизайнером. Пока не осчастливил меня женитьбой и рождением внуков, но, думаю, что доживу до этих радостных лет! Старшему сыну от первого брака – Евгению, уже 47 лет, закончил радио-технический техникум, работает инженером. Он мне подарил внучку Танюшу, а она, в свою очередь, сделала меня прабабушкой, родила нам Богданчика. Все мои дети прекрасно готовят и умеют починить что-то в доме, а также, сделать ремонт в квартире. Они мыслят современными критериями, и во многих жизненных вопросах разбираются лучше меня, дают советы и вообще, мы с ними — друзья!

— В марте 2009 года состоялся ваш дебют, как режиссёра-постановщика и сценариста когда вы провели концертную программу в Зале Церковных Соборов Храма Христа Спасителя. Как получилось, что вы взялись за этот проект?

— Ну, здесь, как и в большинстве случаев, инициатива принадлежала моему бессменному другу и вдохновителю — продюсеру и звукорежиссёру Максиму Фёдорову! Он был знаком с Татьяной Юрьевной Майоровой, вдовой композитора Романа Майорова, автора знаменитого шлягера «Что тебе подарить, человек мой дорогой?». Она стала уговаривать его помочь найти ей режиссёра и сценариста для концерта памяти её мужа… Макс, с его обычным напором, стал звонить мне и призывать к ответственности, мол, всё у нас получится. На то время я имела опыт работы в концертных программах и, однажды, в том же Храме Христа Спасителя. Сценарий писался легко. Во мне звучало чувство благодарности к этому ушедшему человеку. Однажды, уже на стадии окончания сценария, Роман Майоров приснился мне в пять часов утра и в цветном сне, стал показывать свой дом, куст мокрой сирени под окном, его руки на клавишах фортепиано, изумительный восход солнца…И я поняла, что необходимо сделать вкрапления в сценарий: озвучить мысли композитора от его имени! Когда я рассказала о своём сне вдове композитора, она была изумлена, так как я описала ей в точности вид из окна их дачи в Сергиевом Посаде. Она поделилась многими мыслями Романа Майорова и сценарий получился очень проникновенным. После концерта меня засыпали цветами, а Татьяна Юрьевна и её друзья были растроганы! На этот вечер приехало очень много звёзд эстрады первой величины, включая Иосифа Кобзона и Тамару Гвердцители.

— Чем ещё любите заниматься, помимо творчества?

— Я люблю красить. Крашу различные предметы: начиная от полов и заканчивая балконами. Я люблю сама ремонтировать неисправности в доме. Для меня это отдых. Так я отвлекаюсь от повседневных проблем.

— А есть в вашей копилке достижений такие песни, которые, быть может, не приобрели широкую известность или не нашли покуда своего исполнителя, но к которым вы относитесь с особенным трепетом?

— Таких песен достаточно много. Думаю, что некоторые из них зазвучат в скором времени. Вот, например, недавно актёр театра «Ленком» Илья Трофимов записал мою новую композицию «Джордано Бруно», которую я посвятила безвременно ушедшему от нас Павлу Смеяну. Думаю, что у этой песни будет долгая жизнь.

Беседовала Лидия БЕСПАЛОВА

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here