Алексей БАКАШИН: «Народная любовь и есть истинный индикатор настоящего искусства»

388

Московский поэт и музыкант Алексей Бакашин готовится выпустить новый сингл. Композицию «Анима» – про любовь, взаимоотношения и архетипы Юнга. Мы поговорили с Алексеем и узнали, чем он живёт последнее время, как провёл карантин и какие у него планы на будущее.

– Алексей, расскажите как на вас повлияло введение режима самоизоляции? Что изменилось в жизни и в творчестве?

– Одичал, интровертировался, шарахаться от людей начал. Тяжелее всего было в первые недели ходить по квартире и ждать неизвестного. Через 40 дней сидения сбежали за город, на природе легче изолироваться, нет этого давления, которое город так хорошо умеет порой нагнетать. Песен писалось мало, но небольшой цикл карантинных стихов получился. На книгу не хватит, но половину творческого вечера можно занять.

– Cколько вам было лет, когда вы написали свое первое стихотворение? О чем оно было?

– Поздравление мамы с днем рождения. Лет в 6, наверное. Нарисовал открытку и зарифмовал неуклюже какие-то строчки. Приличные стихи я начал писать в том возрасте, в котором Лермонтов уже закончил.

– Кто из поэтов оказал влияние на вас как на автора? За кем из современников следите?

– Пушкин, Бернс, Маршак, Маяковский.

Шестидесятники, рус-рокеры. Совсем новых поэтов чаще слушаю на общих вписках, когда зовут почитать что-нибудь. Но, честно говоря, за собой уследить не получается, куда уж там за современниками.

– Алексей, как у многодетного отца, не было ли у вас идеи начать писать стихи для детей? Что читают ваши дети?

– Детская поэзия актуальная – это катастрофа, конечно, если до сих пор Барто и Чуковского у нас издают, которые великолепны были для своего времени, но сейчас уже, по большей части, прилично устарели. Какая, к черту, «кочерга за кушаком» в 2020-м году? Не зарекаюсь, возможно, напишу что-то потом. Дети младшие читают энциклопедии и сказки, старший прочел уже почти всю классику фэнтези, большой блок русской и советской литературы. Выражается порой такими оборотами, что ощущаешь себя действующим лицом чеховской пьесы.

– Какие эмоции вы испытали, впервые представив свое творчество широкой публике? Когда это произошло?

– Был такой смешной районный рок-фестиваль в кинотеатре «Ташкент» на Рязанском проспекте. Мне было 17, я тогда первый раз пел публично, и микрофоном пользоваться до этого вообще не приходилось. Это был адов стресс, конечно. Я не человек сцены по своей природе, я студийный затворник. Но со временем стало легче, особенно, когда в зале есть «свои».

– Какая популярность вам интересна? Кто кумир детства?

– Та, которая не заставит прятаться в бункер и обзаводиться охраной. Совсем в детстве кумиров не было, а вот лет с 13 я стал выделять некоторых, но без фанатизма. В те времена люди сильно кучковались по музыкальным пристрастиям, и многие не понимали, как можно слушать подряд Любэ, Цоя, Iron Maiden, Prodigy и Петра Лещенко – мне было норм, ничего не смущало.

– Можно ли ваши песни отнести к элитарной культуре? Или они понятны и массовому слушателю?

– Я бы не хотел для них такой незавидной судьбы. Считаю, что именно народная любовь и есть истинный индикатор настоящего искусства. И понимать текст песни совершенно не обязательно, чтобы ощутить единство состояния с артистом и прочувствовать его замысел. БГ любят и на 10% не понимая, чего он поет. А иностранные исполнители – вообще прекрасный тому пример.

– О чем ваш новый сингл? Планируете ли вы съёмки клипа?

– Можно было бы сказать, что песня «Анима» о внутренних идеальных представлениях мужчин о женщинах и наоборот – но я бы не стал всё сводить к описанию архетипов Юнга, эта песня не психиатрический гимн. Анимус и Анима – очень красивые, музыкальные слова, а суть песни в том, что надо без страха продлевать мгновения счастья и не бояться оставаться с любимыми навсегда.

Клип, я думаю, выйдет в августе.

– Нравится ли вам Москва? Расскажите о любимых местах в городе.

– Сразу вспомнил популярный мем про похорошевшую Москву. Но без всякой доли иронии считаю, что столица становится лучше – центр так вообще у нас не уступает многим европейским городам в части ухоженности и комфорта.

Я очень любил Арбат до того, как его стерилизовали, и надеюсь на отскок к золотой середине – при сохранении общего порядка в большом городе всегда должен оставаться элемент веселого бардака.

Беседовала Екатерина ПОЙМЕНОВА,
Фото из личного архива Алексея БАКАШИНА

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.