Андрей МУНЦ: «Cовременное российское искусство мало известно в мире»

390

19 сентября 2019 года в залах московского Антикварного центра на Садовом открывается выставка знакового российского архитектора Андрея Мунца. Представитель редакции СМИ «АртМосковия» встретился с автором выставочных работ накануне вернисажа и взял у него интервью.

– В списке ваших архитектурных проектов много знаковых объектов Москвы: от Дворца пионеров на Нагатинской пойме и кинотеатр Авангард в Орехово-Борисово до высотных зданий на Ленинском проспекте и Смоленском бульваре. Расскажите о самых сложных из них.

– Сложных архитектурных объектов для меня не было. Я всегда проектировал легко, быстро и с энтузиазмом. Сложно было получить заказ. Из наиболее удачных осуществлённых проектов я бы назвал таунхаусы в Мещерском (Солнцевский район, победа в конкурсе). Возможно, тогда я получил главный комплимент в жизни, как архитектор. Прораб мне сказал, что строители чертыхаются, поскольку проект был достаточно сложный, но работают с удовольствием, потому что им нравилось то, что они делают.

Наиболее престижным было проектирование многофункционального комплекса в Зарядье. Архитектор Норман Фостер выиграл международный конкурс, но Лужкову не понравились фасады. И так сложилось, что меня пригласили проектировать этот комплекс. Директор Моспроекта 2 М.М. Посохин с ходу утвердил мои чертежи, руководитель мастерской поил меня французским коньяком, в конце концов Лужков подписал мой проект со словами «принято к осуществлению» и продемонстрировал Путину альбом с проектом (была передача по ТV). Но в этот момент Лужкова сняли и, в конце концов, на этом месте построили парк. В виде некоторого утешения мне подарили книгу «Зарядье», в которой помещены две визуализации моего проекта со словами: «Если бы проект был осуществлён, он был бы лучшим образом архитектуры лужковской эпохи».

– Как вы пришли именно к живописи? Как правило, творчество архитектора ассоциируется с арт-объектами, инсталляциями и нечасто с этим жанром.

– Если архитектура сейчас редко ассоциируется с живописью, то это результат того, что на мой взгляд, в МАРХИ очень скучно преподают живопись. Нет, например, курса абстрактной живописи. А ведь именно последнее время архитектура начинает все больше тяготеть к абстрактной экспрессивной живописи.

Дидро говорил: «Не доверяете архитектору, который не умеет рисовать». И раньше это лучше понимали. Так у моего деда Оскара Рудольфовича Мунца, известного российского и советского архитектора, который закончил Императорскую Академию Художеств в Петербурге, в дипломе значилось «художник-архитектор». У моего отца Владимира Оскаровича Мунца, известного советского архитектора, который закончил ту же Академию, но уже после революции в дипломе было написано «архитектор-художник». В моем дипломе (я закончил МАРХИ) написано просто – архитектор. Возможно, не согласившись с такой записью, я занимался не только архитектурой, но и графикой, живописью, промышленным дизайном и в результате стал членом четырёх творческих союзов.

Мне, как архитектору, живопись очень помогает. Я рассматриваю фасады проектируемых зданий как грандиозные полотна, и в ряде случаев мне удалось осуществить в натуре изобретённый мною «мунцарт» ( жилые дома в Сколково, Домодедово, в Калиниграде и др.).В Пушкинском музее несколько лет назад работал выставка самого прославленного архитектора XX века Ле Корбюзье. Выставка называлась «Между живописью и архитектурой». Так что никакого противоречия между этими искусствами не существует, напротив, можно говорить о взаимном дополнении и взаимном проникновении.

– Что значит название вашей персональной выставки в Антикварном центре на Садовом? «Muntz Art» звучит, как собственное направление в живописи.

– «Мунцарт» – так называлась моя первая персональная выставка живописи и графики много лет назад в галереи «Селена-арт» на Петровских линиях. Название мне пришло в голову по созвучию с фамилией Моцарт.

Что касается нового направления в живописи, то, несомненно, каждый художник мечтает привнести в искусство что-то своё, новое, неповторимое. Эта цель, конечно же, достойная, но не безопасная. Есть теория, что некоторых художников эта идея настолько затягивает, что психика не выдерживает, что приводит к плачевным последствиям.

Но, с другой стороны, даже если художник вдохновляется творчеством какого-нибудь мастера, он в силу своей индивидуальности все равно демонстрирует какие-то новые, только ему присущие, приемы. Хочется верить, что и я не являюсь исключением из этого правила. Во всяком случае, я, несомненно, пытаюсь найти новый подход к живописи и в течение жизни не раз слышал высказывания различных людей на эту тему. Последний раз – в этом году, когда отправлял работы на выставку Финляндию. В этих работах примерно в равных пропорциях мне удалось смешать реализм и абстракцию. И галерейщик сумел это оценить. Вообще я стараюсь работать по формуле, которую сам когда-то изобрёл: «Есть художники, которые следуют моде, а есть те, которые ее создают».

– Чем обусловлен выбор антикварной площадки для вашего персонального проекта?

– Выбор площадки Антикварного центра на Садовой-Кудринской 25 произошёл достаточно случайно. На выставке в этом Центре я встретил свою давнюю знакомую Наташу Сопову, которая когда-то занималась моей живописью. Наташа познакомила меня с исполнительным директором Центра Кариной Корольковой и процесс пошёл. Выставка в залах Антикварного центра для современного художника создает, пусть не музейный, но проверочный контекст — уметь вписаться в ценность традиций, на которых и построен весь смысловой ряд антиквариата. К слову сказать, Антикварный центр находится в родном для меня месте, поскольку я родился, вырос и живу в доме напротив, построенному по проекту моего отца – Владимира Оскаровича Мунца и архитектора Виктора Евгеньевича Асса.

– Что ожидает посетителей вашей выставки: лекции, мастер-классы, авторские экскурсии?

Посетителей моей выставки кроме живописи, вина и праздничной атмосферы ждёт ещё концерт на вернисаже – три моих друга обещали не подкачать. Кроме того, на открытии я проведу экскурсию и расскажу о истории создания картин, целях и задачах. Опыт показывает, что это интересно и зрителям, и автору. Выставку будут сопровождать мастер-классы, которые пройдут по средам 25 сентября, 2 октября и 9 октября с 19 до 22 часов. Как говорили древние: «Уча, мы учимся», так что я надеюсь, что мастер-классы помогут и мне открыть что-то новое.

– Вы занимаетесь педагогической деятельностью. Расскажите подробнее.

– Этой весной случился полукруглый юбилей – 45 лет моей педагогической деятельности. Все эти годы я преподавал рисунок, композицию, черчение и креативную живопись.

Готовил к вступительными экзаменам МАРХИ и архитектурные факультеты других вузов. Несколько лет я преподавал в МАРХИ архитектурное проектирование. 15 лет я преподавал в детской архитектурной школе «Старт». Одновременно в течение многих лет я тренировал теннисистов Моспроекта 1, поскольку я с 10 лет играю в теннис, трижды был чемпионом страны среди архитекторов и являюсь президентом теннисного клуба Союза Архитекторов. Видимо любовь к преподаванию у меня в крови, поскольку мой дед и мой отец были не только известными архитекторами-практиками, но и педагогами. Дед ещё до революции был профессором Петербургской академии художеств (он преподавал вместе с Л.Н. Бенуа), после революции преподавал там же с моим отцом.

– Кто из современных авторов вам близок и что вы думаете о современном российском искусстве?

– Мне близки многие многие современные художники, особенно мне импонируют художники экспрессионистического толка, творчество которых обращено больше к чувствам зрителей. Я считаю, что писать нужно не столько красками, сколько эмоциями. Из классиков я особенно люблю Кандинского, Лентулова, Шагала, Пикассо, Де Кунинга, Арчи Горки, Поллока и многих других.

Я считаю, что современное российское искусство мало известно в мире. Надеюсь, что в ближайшее время ситуация улучшится. Появится больше галерей, аукционов, ярмарок, представляющих русское искусство, и престиж профессии будет укрепляться.