«Ближе к смыслу». Мультимедиа Арт Музей, Москва представляет выставку работ Никиты Алексеева

0
505

Мультимедиа Арт Музей, Москва представляет выставку «Ближе к смыслу» Никиты Алексеева – классика российского современного искусства. «В будущем году, если доживу, у меня намечена выставка в МАММ…», — написал художник в своих заметках 10 марта 2021 года. 26 марта его не стало.

Музей, сделавший с Никитой Алексеевым несколько прекрасных проектов и поддерживавший его в последние, очень непростые для него годы жизни, посвящает выставку «Ближе к смыслу» его памяти. Мы старались сделать ее так, как задумывал художник.

Никита Алексеев. Дождь в Роверето. 2007. Бумага, акварель, чернила

Никита Алексеев. Из серии Remarkable people I met at Shore / Замечательные люди, которых я встретил на пляже. Stefano Della Bonta, Conceptual Artist / Стефано Делла Бонта, художник-концептуалист. 2020. Бумага, акварель, чернила

Никита Алексеев. Из серии Semiprecious / Самоцветы. Big Tourmaline Carrot No. 3 / Большая турмалиновая морковка № 3. 2020. Бумага, акварель, чернила

Никита Алексеев. Из серии Alfabet / Алфавит. Zz: zander; zucchini / Судак; цукини. 2020. Бумага, акварель, чернила

Никита Алексеев. Из серии Things in Heaven. Pink Slipper in Heaven / Вещи на небесах. Розовый шлепанец на небесах. 2019. Бумага, акварель, чернила

Никита Алексеев. Из серии Alfabet / Алфавит. Dd: dandelion; dice / Одуванчик; игральная кость. 2020. Бумага, акварель, чернила

Никита Алексеев. Из серии Alfabet / Алфавит. Ll: lemon; luggage / Лимон, чемодан. 2020. Бумага, акварель, чернила

Никита Алексеев. Из серии Alfabet / Алфавит. Aa: apricot; armchair / Абрикос, кресло. 2020. Бумага, акварель, чернила

Никита Алексеев. Из серии Socko Socks / Носки Socko Socks. Деревянные. 2019. Бумага, акварель, чернила

Никита Алексеев. Из серии Socko Socks / Носки Socko Socks. Супрематические. 2019. Бумага, акварель, чернила

Никита Алексеев. Из серии Stone Age / Каменный век. Solutrean: It is not what you are thinking about / Солютрейская культура: Это не то, о чем вы думаете. 2020. Бумага, акварель, чернила

Никита Алексеев. Из серии Practical Jokes. (No. 7) / Розыгрыши. (№ 7). 2020. Бумага, акварель, чернила

Никита Алексеев. Из серии Practical Jokes. (No. 15) / Розыгрыши. (№ 15). 2020. Бумага, акварель, чернила

В январе 2021 года на выставке «Тень души, но заостренней чуть» в МАММ показывалась серия Никиты Алексеева «It Takes Three to Tango Hegelian». Новую выставку в нашем музее он хотел назвать «Drawing Time» и писал: «Drawing Time, понятно, “Время рисовать” или “Время рисования”. Но дело в том, что по-английски to draw значит еще “тянуть”, “волочить”. Вот я и тяну, сволочь, время. Дело еще и в том, что совершенно не верю в то, что время это что-то, линейно тянущееся или бегущее от некой точки А до точки Я. Нет, время для меня это нечто вроде ванны, наполненной густой, почти желеобразной субстанцией, и в ней происходят какие-то завихрения и волны от движений тела, лежащего в ванне. Мне бы очень хотелось, чтобы на выставке было очень много картинок, как можно больше. Так много, чтобы зритель почувствовал себя погруженным в этакую ванну, чтобы он себя спросил с недоумением: “А зачем так много?”. А затем, что время такая штука, что его ни много, ни мало быть не может, так что пускай уж будет побольше».

Никита Алексеев попал в больницу в тот день, когда был намечен перевоз его работ в первую в жизни собственную мастерскую художника, ремонт в которой делал музей. Увы, работы переехали, когда Никита уже ушел из жизни. Музей описал то, что находилось в его мастерской, а именно: около 6 000 работ, в основном созданных в последние годы.

На первой посмертной выставке Никиты Алексеева мы постарались максимально аккумулировать его работы, выполняя последнюю волю художника.

Рисование было для Никиты Алексеева способом материализовать эфемерное время.

Категория времени – важнейшая для его искусства. Рисунки, которые делались каждый день, и которых за годы накопилось тысячи, каждый с проставленной датой, – все это единицы личного временного потока художника. Тончайшая графика «Предсмертных рисунков», над которыми Алексеев начал работать еще в 2000-е, и небольшие заметки «ни о чем», как он их называл, и которые почти ежедневно публиковал в своем Facebook, пунктирной линией проходят через всю экспозицию, насчитывающую более трехсот работ из многочисленных серий, созданных за последние двадцать лет.

Никита Алексеев был художником и писателем. Оторвать в его творчестве одну ипостась от другой практически невозможно. Он знал, чувствовал и свободно перемещался по пространству мировой культуры — искусству, музыке, философии и литературе — в диапазоне от древних японских мудрецов до Джона Кейджа. Никита Алексеев внедрял в свои работы тексты на десятках языков — и эта полиязычность, жонглирование смыслом, звуковыми формами слов и их нелинейными связями с изображением носили для него принципиальный характер. Несводимость мира к единой универсальной системе — мысль, фундаментальная для Никиты Алексеева как художника и писателя. Пустоты, образующиеся в зазорах между вещами, словами, языками, звуками — именно они имели для него ценность.

Еще подростком, благодаря родителям, Никита Алексеев общался с Дмитрием Краснопевцевым, Георгием Костаки, Оскаром Рабиным. В 1967 году познакомился с Михаилом Рогинским, чья живопись произвела на него большое впечатление. В 1969 он подружился с Андреем Монастырским, Николаем Панитковым, Львом Рубинштейном, общение с которыми оказалось для него очень важным. В 1975-80-е годы Никита Алексеев был членом группы «Коллективные действия». В эти же годы познакомился с Иваном Чуйковым и Ильей Кабаковым, которым, как писал художник, «был обязан очень многим». В конце 70-х Никита Алексеев был одним из создателей «МАНИ» — Московского архива нового искусства. В 1982-1984 году в своей квартире на улице Дмитрия Ульянова Алексеев организовал галерею «APTART». В 1985-1987 принимал участие в деятельности рок-группы «Среднерусская Возвышенность» (организаторы Свен Гундлах и Никола Овчинников).

В 2008 году художник писал: «В 1987 году уехал во Францию — как по чисто личным причинам, так и потому, что в Москве начиналось истерическое время, мне не нравившееся. Впрочем, связей со своим московским кругом не прерывал, участвуя в совместных проектах и регулярно приезжая в Москву. В 1993 году вернулся обратно, так как причины эмиграции — для меня и по крайней мере пока — перестали существовать.

Не имея иллюзий по поводу происходящего в культуре и обществе, я считаю, что именно сейчас происходит кардинальный перелом, который, возможно, полностью изменит понятие искусства или вообще сделает искусство в его нынешнем понимании неактуальным. Мне интересно видеть, каким образом мое индивидуальное понимание искусства может существовать в новом пространстве, и может ли».

Во Франции у Никиты Алексеева в 1992 году была персональная выставка на La Base «Palais de l`Arbre — Balais»; и четыре групповых выставки «Cinq Russes a Toulouse» (Toulouse, 1988); «La Base an Pays des Soviets» (La Base, Levallois-Perret, 1991); «Adresse provisoire pour l`art contemporain russe» (Musee de la Poste, Paris, 1993); «Collection d`Art Contemporain RINACO. Moscou 1993» (Caisse des Depots et Consignations — 56 rue Jacob, Paris, 1993). В это время Никита Алексеев выставлялся в Москве, Германии, Японии, Америке, но блистательной карьеры во Франции не сложилось.

Никита Алексеев, в отличие от других российских художников часто оказывавшихся в изоляции покинув Россию, Францию полюбил. Жадно впитывал историю мирового искусства и мировое современное искусство, аккумулированное во Франции, вжился в ее культуру, язык, стиль жизни, образ мышления. Считал Францию своей второй родиной. В 2012 году Алексеев оставил пронизанное юмором и грустью «распоряжение» на случай смерти: «…прошу положить в мои белые тапочки мои два паспорта: в левый гражданина Российской Федерации, а в правый — Французской Республики. Впрочем, можно и наоборот, я уже не обижусь».

Среди художников, оказавших влияние на его творчество, Никита Алексеев указывал пещерные росписи времен палеолита, древнерусскую иконопись, дальневосточное искусство до раннего Ренессанса, Казимира Малевича, Рене Магритта, Марселя Дюшана, Сая Твомбли, Марселя Бротарса, Дмитрия Краснопевцева, Илью Кабакова, Андрея Монастырского, добавляя «и другие».

Творчество Никиты Алексеева глубоко укоренено в истории мирового и российского искусства. При этом Никите Алексееву удалось создать собственную неповторимую эстетику и собственный художественный мир, который по-настоящему еще предстоит открыть и зрителям, и специалистам по истории современного искусства.

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статьяАрх Москва проведет архитектурный благотворительный аукцион «Идеи в Архитектуре» в Гостином Дворе
Следующая статьяМузыка, которая навсегда. Лена Романова представила сингл на двух языках

ПУБЛИКУЕМ КОММЕНТАРИИ ПОЗИТИВНО НАСТРОЕННЫХ ЛЮДЕЙ:

Оставьте ваш комментарий
Ваше имя