Елизавета ФРОЛОВА: «Моя глобальная миссия – показать людям радость и необходимость искусства в жизни каждого человека»

515

Ели­за­ве­та Фро­ло­ва – искус­ство­вед, пред­при­ни­ма­тель, кол­лек­ци­о­нер, кура­тор. Окон­чи­ла отде­ле­ние исто­рии искус­ства исто­ри­че­ско­го факуль­те­та МГУ им. Ломо­но­со­ва. Со-осно­ва­тель и дирек­тор Synergy Art и Ярмар­ки совре­мен­но­го искус­ства Art Russia. Соос­но­ва­тель бла­го­тво­ри­тель­но­го про­ек­та Все­рос­сий­ско­го кон­кур­са дет­ско­го ани­ма­ли­сти­че­ско­го рисун­ка сре­ди уча­щих­ся худо­же­ствен­ных школ «Кра­со­та мира» (более 20 тыс. участ­ни­ков за 8 лет). Отве­ча­ла за фор­ми­ро­ва­ние кол­лек­ции и кон­цеп­ции музея «Ар-деко» на Луж­нец­кой набе­реж­ной. С 2015 года актив­но зани­ма­ет­ся про­све­ти­тель­ской дея­тель­но­стью в обла­сти искус­ства. Осно­ва­тель бес­плат­ных обра­зо­ва­тель­ных про­ек­тов по совре­мен­но­му искус­ству elizart и цер­ков­но­му искус­ству Icon_elizart.
Автор кни­ги «Скульп­ту­ра Ар-деко: исто­ки и рас­цвет». Автор пуб­ли­ка­ций на темы совре­мен­но­го искус­ства и цер­ков­но­го искус­ства в печат­ных и интер­нет изданиях. 

– Рас­ска­жи­те о сво­ём пути. Когда вы нача­ли зани­мать­ся искус­ством и как при­шли к этому?

– Я в искус­стве с само­го дет­ства. Моя мама в своё вре­мя откры­ла анти­квар­ный салон и ико­но­пис­ную мастер­скую. Соот­вет­ствен­но, в 12 лет я попа­ла в мир искус­ства и арт-биз­не­са, начи­ная с помо­щи маме в рабо­те в салоне и закан­чи­вая напи­са­ни­ем икон. После это­го я полу­чи­ла обра­зо­ва­ние, окон­чив МГУ им. М.В. Ломо­но­со­ва по спе­ци­аль­но­сти «Исто­рия искус­ства». Это ста­ло опре­де­ля­ю­щим эта­пом моей жиз­ни, кото­рая сей­час нераз­рыв­но свя­за­на с искусством.

– Как вам при­шла идея созда­ния ярмар­ки совре­мен­но­го искус­ства Art Russia?

– На момент появ­ле­ния ярмар­ки я уже сов­мест­но с Кор­по­ра­ци­ей «Синер­гия» созда­ла серьёз­ный обра­зо­ва­тель­ный про­ект в обла­сти искус­ства и арт-биз­не­са Synergy Art Academy, кото­рый еже­год­но обу­ча­ет более 1000 сту­ден­тов на крат­ко­сроч­ных онлайн-кур­сах. В бли­жай­шее вре­мя мы запус­ка­ем дол­го­сроч­ные обра­зо­ва­тель­ные про­грам­мы по таким арт-про­фес­си­ям, как арт-про­дю­сер, арт-мене­джер, кура­тор, кри­тик, искус­ство­вед, арт-тера­певт и SMM для арт-инду­стрии. Это будут объ­ём­ные про­грам­мы со мно­же­ством моду­лей и часов. Чело­век смо­жет за пол­го­да в уско­рен­ном режи­ме пере­ква­ли­фи­ци­ро­вать­ся и полу­чить новую специальность.

Что каса­ет­ся Art Russia, в 2018 году мы про­ве­ли в «Мане­же» Synergy Art Forum, а уже в сле­ду­ю­щем году реши­ли его рас­ши­рить и пре­об­ра­зо­вать в ярмар­ку совре­мен­но­го искус­ства и форум. Если гово­рить в циф­рах, реше­ние об изме­не­нии кон­цеп­ции при­ве­ло к уве­ли­че­нию чис­ла посе­ти­те­лей с 3 тысяч до 20 тысяч чело­век. Так­же нам уда­лось помочь нашим худож­ни­кам – участ­ни­кам ярмар­ки не толь­ко най­ти новых поку­па­те­лей и кол­лек­ци­о­не­ров, но и при­влечь вни­ма­ние рос­сий­ско­го и меж­ду­на­род­но­го арт-сообщества.

– А как арт-мир отнёс­ся к появ­ле­нию ваше­го продукта?

– В Рос­сии ярма­рок подоб­но­го уров­ня немно­го. Тем не менее как нович­ки мы столк­ну­лись с непри­я­ти­ем наше­го про­ек­та в сло­жив­ших­ся арт-кру­гах. Были пре­тен­зии к тому, что мы предо­став­ля­ем стен­ды не толь­ко гале­ре­ям, но и пер­со­наль­но худож­ни­кам. Но, как мы сей­час видим, даже те, кто ярост­но реа­ги­ро­вал на нашу кон­цеп­цию, теперь уже сами пред­ла­га­ют стен­ды художникам.

– Вы часто гово­ри­те о необ­хо­ди­мо­сти объ­еди­не­ния рос­сий­ско­го арт-рын­ка. Эта идея полу­чи­ла распространение?

– Гло­баль­но – нет. Одна­ко, воз­мож­но в свя­зи с послед­ни­ми обще­ми­ро­вы­ми собы­ти­я­ми, я вижу, что отдель­ные арт-про­ек­ты нако­нец-то нача­ли объ­еди­нять­ся для сов­мест­ных меро­при­я­тий. Как при­мер, мы видим, что парал­лель­но с круп­ны­ми ярмар­ка­ми теперь про­хо­дят ярмар­ки-спут­ни­ки. Да и к Art Russia Fair появил­ся бóль­ший инте­рес со сто­ро­ны гале­рей, гото­вых объ­еди­нить­ся в рам­ках одно­го собы­тия с худож­ни­ка­ми, про­дви­га­ю­щи­ми себя самостоятельно.

– Какая у вас в гло­баль­ном смыс­ле мис­сия в искусстве?

– Гло­баль­ная мис­сия в том, что­бы пока­зать людям радость и необ­хо­ди­мость искус­ства в жиз­ни каж­до­го чело­ве­ка. К сожа­ле­нию, у нас за дол­гие годы опре­де­лён­ных режи­мов люди при­вык­ли жить вне искус­ства и не счи­та­ют его нуж­ным и необ­хо­ди­мым для себя. Когда мы при­ез­жа­ем в Евро­пу, да и в целом во все стра­ны, кро­ме стран тре­тье­го мира, мы видим, что искус­ство – это нор­ма повсе­днев­ной жиз­ни. В биз­нес-рай­о­нах повсю­ду сто­ят скульп­ту­ры, внут­ри каж­до­го зда­ния висят кар­ти­ны, в домах у всех есть те или иные про­из­ве­де­ния искус­ства. В нашей стране мы до сих пор можем, при­дя в гости, не уви­деть ниче­го от искус­ства. Поэто­му гло­баль­ная мис­сия – научить людей жить искус­ством, пони­мать его и чув­ство­вать его необходимость.
И вто­рое – это раз­ви­тие наше­го арт-рын­ка. У нас мно­го худож­ни­ков, но сре­ди них очень мало тех, кто про­да­ёт свои рабо­ты и зани­ма­ет­ся сво­ей твор­че­ской карье­рой. Инду­стрия раз­ви­ва­ет­ся очень слож­но и не в послед­нюю оче­редь как раз по той при­чине, что у нас мало мас­штаб­ных арт-собы­тий, мало кол­лек­ци­о­не­ров и крайне мало вни­ма­ния меж­ду­на­род­но­го арт-сооб­ще­ства к тому, что про­ис­хо­дит в искус­стве в Рос­сии. Отсю­да, соб­ствен­но, и воз­ник­ла идея Art Russia как серьёз­но­го про­ек­та для реше­ния всех выше обо­зна­чен­ных задач.

Бесе­до­ва­ла Эль­ми­ра ГУЛИЕВА,
Фото — Фото­банк хол­дин­га «Синер­гия», фото­граф Ана­ста­сия ЛАПКОВСКАЯ.
Репуб­ли­ка­ция фото в сети Интер­нет и в дру­гих про­ек­тах, поми­мо про­ек­тов Уни­вер­си­те­та «Синер­гия» и изда­тель­ских про­ек­тах редак­ции СМИ «Арт­Мос­ко­вия» запрещена.

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.