Игорь КОЛБ: «В балете есть традиции, проверенные временем»

1392

Сего­дня мы бесе­ду­ем с заслу­жен­ным арти­стом Рос­сии, Пре­мье­ром Мари­ин­ско­го теат­ра, лау­ре­а­том меж­ду­на­род­но­го кон­кур­са Vaganova Prix (1995 год), педа­го­гом, хорео­гра­фом-поста­нов­щи­ком и участ­ни­ком мно­гих балет­ных про­ек­тов – Иго­рем Колбом.

Бесе­да пой­дет про балет­ное обра­зо­ва­ние, карье­ру и успех, пре­по­да­ва­ние и твор­че­ские проекты.

— Мно­гие ваши кол­ле­ги гово­рят, что уро­вень бале­та в наши дни силь­но упал, и под­го­тов­ка испол­ни­те­лей не соот­вет­ству­ет. Что, на ваш взгляд, нуж­но, что­бы уро­вень соот­вет­ство­вал, и что долж­на вклю­чать в себя подготовка?

- На мой взгляд, очень слож­но рас­суж­дать о том, что явля­ет­ся кри­те­ри­ем уров­ня под­го­тов­ки. В одном слу­чае, это может быть ори­ен­ти­ром для поступ­ле­ния в тот или иной театр, — гото­вить уче­ни­ков к репер­ту­ар­ной поли­ти­ке теат­ра. В дру­гом, тра­ди­ции шко­лы, кото­рые не опи­ра­ют­ся на вея­ния вре­ме­ни. Пра­виль­ны­ми явля­ют­ся оба варианта.

- Може­те ли вы кого-то выде­лить из совре­мен­ных поста­нов­щи­ков и испол­ни­те­лей? Часто сами ходи­те в театр как зритель?

- Мне близ­ка по духу та кате­го­рия людей, кто, не жалу­ясь на обсто­я­тель­ства, нахо­дит вре­мя и воз­мож­ность дви­же­ния впе­ред. На дан­ный момент актив­но вза­и­мо­дей­ствую с Юри­ем Сме­ка­ло­вым. Юра пред­ло­жил он-лайн воз­об­нов­ле­ние его пер­вой рабо­ты под назва­ни­ем «Infinita Frida». Не могу ска­зать, что для меня про­цесс уда­лен­но­го обще­ния уж очень прост и тем не менее. Репе­ти­ро­вать, нахо­дясь за 200 км от Петер­бур­га, непро­стая зада­ча. Посмот­рим, что полу­чит­ся в финале.

— Совре­мен­ное искус­ство долж­но под­стра­и­вать­ся под зри­те­ля или долж­но нести изна­чаль­ную идею, кото­рая вос­пи­ты­ва­ет нрав­ствен­ное в человеке?

- К сожа­ле­нию, сей­час есть и то и дру­гое. Как мне кажет­ся, в боль­шей сте­пе­ни сра­ба­ты­ва­ют про­ек­ты, кото­рые не все­гда пре­тен­ду­ют на высо­кое искус­ство, но они явля­ют­ся прибыльными.

- Как вы попа­ли в балет? Роди­те­ли под­дер­жа­ли ваше жела­ние осво­ить эту про­фес­сию? Есть ли в семье твор­че­ские люди кро­ме вас? 

- Абсо­лют­но слу­чай­но, cредь бела дня, без каких-то пред­по­сы­лок. Что такое балет, понял лишь после того, когда ров­но за неде­лю моя жизнь изме­ни­лась. Я пере­ехал их Пин­ска в Минск. Меня выбра­ла про­фес­сия, а через несколь­ко лет обу­че­ния в Бело­рус­ском Госу­дар­ствен­ном Хорео­гра­фи­че­ском учи­ли­ще и я ее выбрал. Воз­мож­но, имен­но поэто­му и сло­жи­лась моя жизнь в профессии.

- С каки­ми слож­но­стя­ми вы стал­ки­ва­лись в сво­ей карье­ре? Какие выступ­ле­ния ста­ли самы­ми запо­ми­на­ю­щи­ми­ся? Были ли инте­рес­ные слу­чаи на гастролях?

- Cамой боль­шой про­бле­мой в про­фес­сии, конеч­но же, явля­ют­ся трав­мы. К сожа­ле­нию, мне их не уда­лось избе­жать. C них я начал свою твор­че­скую дея­тель­ность в Мари­ин­ском теат­ре. Отно­си­тель­но выступ­ле­ний, как пра­ви­ло, запо­ми­на­ют­ся те, кото­рые про­хо­ди­ли в экс­тре­маль­ных усло­ви­ях. Таки­ми были пре­мье­ры «Спя­щей кра­са­ви­цы» в Риме, в пат­нер­стве со Свет­ла­ной Заха­ро­вой. Когда нуж­но было за пару дней выучить новый спек­такль. Абсо­лют­но новая вер­сия в Рим­ской опе­ре хорео­гра­фа Пола Чал­ме­ра. Такая же ситу­а­ция была и в Вен­ской опе­ре, когда мы с Али­ной Сомо­вой тан­це­ва­ли «Лебе­ди­ное озе­ро» в вер­сии Рудоль­фа Нуриева.

- Если бы вы сами ста­ви­ли балет, то чему он был бы посвя­щен, о чем бы он был?

- У меня уже был такой опыт. Я поста­вил дуэт на музы­ку Раве­ля «Боле­ро» для тура по Израилю.

- Ваш кол­ле­га Сер­гей Полу­нин гово­рит о том, что нуж­но ломать систе­му пре­по­да­ва­ния в учи­ли­щах, где все постро­е­но на наси­лии. А как Вы дума­е­те, что нель­зя делать по отно­ше­нию к ребен­ку ни в коем слу­чае (и со сто­ро­ны роди­те­лей, и со сто­ро­ны педа­го­гов), долж­на ли оста­вать­ся «совет­ская» жест­кость в балет­ных училищах?

- В дан­ный момент, я в том чис­ле, рабо­таю педа­го­гом в Ака­де­мии тан­ца Б. Эйф­ма­на. Ломать мож­но сколь­ко угод­но. Но есть тра­ди­ции, кото­рые про­ве­ре­ны вре­ме­нем. Сере­жа, в том чис­ле, явля­ет­ся про­дол­жа­те­лем имен­но их. Веро­ят­но, речь о жест­кой дис­ци­плине. Ина­че в нашей про­фес­сии не полу­ча­ет­ся. В любом слу­чае, все­гда дол­жен быть диа­лог меж­ду учи­те­лем и учениками.

- Когда вы учи­лись, вам было слож­но? Какие ваши вос­по­ми­на­ния от того вре­ме­ни, когда вы сами учи­лись? Кто из педа­го­гов боль­ше все­го на вас повлиял? 

- Это один из счаст­ли­вых эта­пов моей жиз­ни, очень важ­ное вре­мя в ста­нов­ле­нии меня. Все те, кто меня окру­жал, и были мои­ми учи­те­ля­ми. Вос­пи­та­те­ли, педа­го­ги, ребя­та и арти­сты театра.

- Рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, про систе­му обу­че­ния в Ака­де­мии Бори­са Эйф­ма­на, есть ли прин­ци­пи­аль­ные раз­ли­чия в изу­че­нии клас­си­че­ско­го тан­ца с тем, как учат в АРБ? Или как учи­ли вас в Бело­рус­ском Госу­дар­ствен­ном Хорео­гра­фи­че­ском Учи­ли­ще? Чем отли­ча­ет­ся систе­ма под­го­тов­ки, кро­ме того, что дети изу­ча­ют раз­ные тан­це­валь­ные направ­ле­ния, акробатику?

- Ака­де­мия Эйф­ма­на уни­каль­на тем, что при­ем детей про­ис­хо­дит в 1‑й класс, далее про­ис­хо­дит отбор на умень­ше­ние, парал­лель­но мож­но про­смот­реть­ся на осво­бо­див­ши­е­ся места. Жест­кая кон­ку­рен­ция. Про­грам­ма состав­ле­на по отбо­ру мно­гих дис­ци­плин, широ­кий выбор для обу­ча­ю­щих­ся. Пото­му как очень силь­ная раз­ви­ва­ю­щая про­фес­си­о­наль­ная база. Ана­ло­гов подоб­но­го, нет в миро­вой прак­ти­ке. Обу­че­ние, пита­ние и про­жи­ва­ние бесплатно.

- Вы про­дол­жа­е­те рабо­тать в Кон­сер­ва­то­рии? Какие дис­ци­пли­ны вы ведете? 

- Уже 5‑й год как, пре­по­даю «искус­ство репе­ти­то­ра» у сту­ден­тов в Кон­сер­ва­то­рии Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва. Для меня это неве­ро­ят­но инте­рес­ный про­цесс ста­нов­ле­ния меня как педа­го­га во вза­и­мо­дей­ствии с обучающимися.

- Каж­дый год из балет­ных учре­жде­ний выпус­ка­ют­ся десят­ки детей, из Ака­де­мии Рус­ско­го Бале­та име­ни А.Я. Вага­но­вой, МГАХ, сей­час будет выпуск Ака­де­мии Б.Я. Эйф­ма­на, так же выпус­ки из уни­вер­си­те­тов ниже ран­гом, реги­о­наль­ных заве­де­ний, кото­рые гото­вят педа­го­гов и испол­ни­те­лей. Мно­гие не могут устро­ить­ся в театр, и тут же ухо­дят из про­фес­сии. Как решать эту про­бле­му? Нуж­но ли твор­че­ское обра­зо­ва­ние тако­му коли­че­ству людей? Или нуж­но вве­сти систе­му рас­пре­де­ле­ния по теат­рам, как было в СССР? 

- Пер­вым выпус­ком в исто­рии Ака­де­мии Б. Эйф­ма­на ста­нут ребя­та мое­го кур­са, но это слу­чит­ся в 2021 году. Так­же еже­год­но выпус­ка­ют­ся и из дру­гих вузов. Как пра­ви­ло, выпуск­ни­ки сво­бод­ны в выбо­ре. С одной сто­ро­ны, это хоро­шо, с дру­гой сто­ро­ны, сей­час откры­ты все гра­ни­цы и есть воз­мож­ность про­бо­вать себя. Не уве­рен, что фор­ма как тако­вой «отра­бот­ки» мог­ла бы быть полез­ной. Но, такая прак­ти­ка суще­ству­ет в Беларуси.

- Каки­ми каче­ства­ми дол­жен обла­дать совре­мен­ный артист, чтоб быть сто про­цен­тов востребованным?

- Иметь свое лицо и обла­дать инди­ви­дуль­но­стью, что одно и тоже.

- Чув­ству­е­те ли вы паде­ние инте­ре­са пуб­ли­ки к клас­си­че­ско­му искусству?

- Залы пол­ные, не заме­тил подоб­но­го снижения.

- Каки­ми мето­да­ми мож­но заста­вить совре­мен­ных людей стать более инди­ви­ду­аль­ны­ми, начать мыс­лить само­сто­я­тель­но, раз­ви­вать­ся, при­вить им чув­ство пре­крас­но­го, уме­ние ана­ли­зи­ро­вать? Что сей­час вос­пи­ты­ва­ет людей?

- Все инди­ви­ду­аль­но. Во вся­ком слу­чае, застав­лять не сто­ит, преж­де все­го, долж­но быть жела­ние меняться.

- Какие цен­но­сти вы ста­ра­е­тесь доне­сти до сво­их уче­ни­ков, и до зри­те­лей, когда сами выступаете?

- Нет одно­знач­но­го отве­та. Частич­но на этот вопрос отве­тил выше. Не без соб­ствен­ных при­ме­ров. Преж­де все­го, быть чест­ны­ми с самим собой.

- Вы пла­ни­ру­е­те в буду­щем какие-либо соль­ные твор­че­ские проекты?

- Да, в каче­стве худо­же­ствен­но­го руко­во­ди­те­ля. 26 апре­ля дол­жен был состо­ять­ся про­ект «Solo» в Алек­сандрин­ском театре.

- Что вас вдох­нов­ля­ет и моти­ви­ру­ет в жиз­ни и в работе?

- Тиши­на

— Мне очень понра­ви­лась ваша стра­нич­ка в Instagram. Вы сами дела­е­те видео для нее? Рас­ска­жи­те про ваших кошек.

- Все то, что про­ис­хо­дит в этой соц­се­ти, явля­ет­ся абсо­лют­ной частью моей жиз­ни в фор­ма­те «что вижу, то и пою». И боль­шая часть посвя­ще­на в том чис­ле и кошкам.

- Какие у вас есть про­фес­си­о­наль­ные сек­ре­ты? Как добить­ся успе­ха в карье­ре? Как высту­пать, как себя настра­и­вать, если выступ­ле­ние «не идет»? Как сохра­нять с кол­ле­га­ми хоро­шие отношения? 

- Их нет. Каж­дый выби­ра­ет свой путь и идет по нему соглас­но соб­ствен­ным убеж­де­ни­ям. Важ­но остать­ся человеком.

- Есть ли чело­век, на кото­ро­го вы ори­ен­ти­ру­е­тесь и про­фес­си­о­наль­но, и нравственно?

- Моя семья.

Бесе­до­ва­ла Анна ВОРОБЬЕВА,
Фото Али­са ТИКСТОН, Вик­то­рия НАЗАРОВА

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.