Игорь НОСОВ: «Дед был всегда спокоен, потому что знал, что делает»

3142

Николай Носов окончил институт кинематографии, работал режиссером, воспитывал сына Петра. Первые детские истории Носов придумывал именно для него, постепенно стал печататься и набирать популярность как писатель. Он создавал пьесы, фельетоны, кино- и мультипликационные сценарии. За повесть «Витя Малеев в школе и дома» писатель получил Сталинскую премию. Всего из-под пера Николая Носова вышло около 80 произведений.

Конечно, больше всего читателям запомнился именно Незнайка. Новый герой – наивный и проникновенный. К тому же, книги о Незнайке – готовое пособие по психологии ребенка. «К детям нужно относиться с самым большим и очень тёплым уважением», – говорил он. И дети за это не чаяли в нем души. Говорят, что Незнайка походил на маленького Петю Носова: такой же лохматый драчун, который не хотел сидеть на месте. А шляпу автор надел на Незнайку голову потому, что сам очень любил головные уборы и постоянно их носил. Ниже мы публикуем интервью с внуком автора Незнайки Николая Николаевича Носова к 110-летию писателя Игорем Петровичем Носовым.

– Когда не стало деда, вас было 14 лет. Каким человеком он вам запомнился?

– Он мне запомнился человеком серьёзным. Это очень важный момент, потому что Николая Николаевича представляют человеком или очень веселым, или напротив угрюмым, в противовес его юмористическим произведениям. Я запомнил его серьёзным и в то же время оптимистичным. И – постоянно работающим, и днём, и ночью. Работал он без машинистки, сам делал наброски, правки гранок. Мы какое-то время жили с родителями в одной квартире с дедом и я помню по рассказам матери, что как бы поздно она ни ложилась и как бы рано ни вставала, у Николая Николаевича в комнате или горел, или зажигался свет. Очевидно, он часто вставал среди ночи, чтобы записать какие-то мысли.

– Судя по вашим описаниям получается достаточно закрытый человек, который держит эмоции при себе.

– Он умел держать себя в руках. Я никогда не видел деда раздраженным, а уж тем более разгневанным. Ни одного момента не осталось в памяти, чтобы дед повышал голос. То есть, он был человеком очень вежливым и очень внимательным к другим людям в любых ситуациях. Он был всегда спокоен, и это было спокойствие человека, который знал, что делает.

– Не каждый талантливый человек может похвастаться таким набором качеств, вы счастливый внук.

– Да. Хотя он прекрасно осознавал свою значимость, он никогда не выставлял это напоказ и не делал из этого удобной для себя позиции.

– С кем дружил, общался Николай Носов?

– Наверное, самым его близким другом была супруга, Татьяна Федоровна. Она была ему и другом, и коллегой, и первым слушателем и критиком. Не случайно первая часть «Незнайки и его друзей» посвящена именно бабушке.

– А вам дедушка читал Незнайку и свои рассказы?

– Да, он мне их читал, но поскольку я не раз перечитывал эти вещи потом, воспоминаний о том, как мне их читали в первый раз, у меня не сохранилось. И все издания, которые у него выходили, он подписывал и дарил мне, поэтому я помню их все корешки этих книг, они всюду со мной переезжали.

– Есть ли у вас любимчики среди этих изданий?

– В какой-то степени для меня все эти книги – как дети, которых всегда любишь одинаково, сколько бы их ни было. А если говорить именно об изданиях, которые запомнились то я бы выделил брошюры, которые вышли с иллюстрациями Ивана Максимовича Семенова, например, «Бобик в гостях у Барбоса», «Шурик у дедушки». Иллюстрированные брошюры красивы, интересны, не пугают маленького ребенка своим объемом и очень хорошо запоминаются. Если пойти дальше, то вспоминается одно из первых изданий «Незнайки и его друзей» 54 года с иллюстрациями Алексея Михайловича Лаптева, написанными пером и с цветными вклейками, они замечательные. И для ребенка, и для взрослого эта книга незабываема. Это было первое детище Николая Николаевича, начало его трилогии. Эта обложка потом зажила своей жизнью – появилась в Японии в виде спичечных коробков и коробок с печеньем. Она очень хороша и очень запоминается.

– В каких условиях жил писатель Носов? Нашла ли знаменитость отражение в быту?

– Нет, он жил примерно так же, как большинство советских людей, которые были в ладах с законом, с собой и постоянно работали. В его лучшие времена была двухкомнатная квартира на семью из четырех человек, в последние годы он жил в квартире очень небольшой, в 44 метра.

– Неужели не мог позволить себе больше?

– Мог, но ему не продали. Руководитель кооператива, в котором он был не последним вкладчиком, отказал ему в покупке более крупной квартиры. Его опередили люди возможно не столь значимые, но умеющие вовремя занять нужное место.

– Может быть, он чем-то баловал себя, ведь он мог себе позволить дорогие покупки?

– В первую очередь он баловал себя книгами. Он их покупал всегда. Поэтому книги в этой квартире были везде: и на шкафах, и под шкафами, и под кроватью и даже на лоджии. Он себя мог побаловать какой-то картиной, которые приобретал в комиссионном магазине. Он любил русскую живопись и относился к ней с большим вниманием и знанием дела. Любил Брюллова, Кустодиева, Нестерова, Коровина… За их оптимизм и смелость, которая предшествовала революции. Часто посещал музеи, выставки.

– А сам он не пробовал брать в руки кисть?

– Хорошим художником была его супруга. А он хорошо рисовал, но не делал это профессионально. Мог сделать набросок на макете. Недавно я нашел его карикатуру «Алхимия литературы» к книге «Иронические юморески». Он описывает там, как многие бесталанные литераторы пытаются научиться писать, работать по определенной схеме. На карикатуре изображены всякие кие колбочки, реторты – что куда налить, чтобы получилось смешно, что налить, чтобы получилось грустно…

– Как вы думаете, в чем секрет такой невероятной писательской популярности Носова?

– У него был талант, были знания, которые он постоянно пополнял, и было трудолюбие. Три составляющие, которые позволили ему быть настолько продуктивным и издаваемым. Ему не нужны были допинги, не нужно было ждать вдохновения. Он писал всегда – дома, на даче, на море. Это была постоянная внутренняя необходимость что-то создавать, это и была его главная радость для него. Видеть результат своего труда. Пауз не было вообще. И – он очень любил детей, относился к ним с большим уважением. Когда из печати вышли «Приключения Незнайки», многие почувствовали, что появилось что-то особенное, свежее, по-настоящему детское. Не случайно Олеша написал тогда статью в «Комсомольской правде» об этой книге. Называлась она «Вот это для детей!».

– Вы пошли по стопам отца и стали фотографом, а позднее попробовали себя на писательском поприще. Следите ли вы за фотожурналистикой, именами в фотографии сейчас?

– Я не слежу за фотожурналистикой, потому что она превратилась в сиюминутное занятие. Ритм жизни изменился и сейчас фотография стала такой массовой, что многие профессионалы ушли из профессии. Важно поймать момент и быть первым, остальное неважно. Художественная форма потеряла свою значимость. А искусства без формы быть не может. Сам сюжет это еще не искусство. А я застал её как искусство. Сейчас оно переживает глубокий кризис, но это тема для отдельного разговора. Из зрителя выставок часто делают дурака, убеждая его, что нечто бесформенное может быть интересно. Нет, это не так. Так же как и из читателя делают дурака, подсовывая ему сериальную жвачку. Очень важно воспитывать зрителя и читателя.

– Чем занимаетесь сейчас? Пишете что-нибудь?

– Сейчас у меня выходит новый сборник с иллюстрациями Борисенко «Мой остров Незнайки» – мои 20 рассказов, которые существуют, в новом рисовании. Вышел сборник английских сказок в моем пересказе. Я попытался сохранить их идею, но сделать более съедобными для современного человека, который уже не ходит на публичные казни и не бегает по лесу с ножом за голенищем. Мне кажется, мне удалось сохранить их суть и по-своему задать новую окраску. В работе сказочная повесть – надеюсь в ближайший год её закончить.

– Вы стараетесь соответствовать установкам деда «ни дня без строчки»?

– Я бы хотел, но не могу заставить себя работать каждый день. Дед всё-таки обладал особенным талантом и огромным трудолюбием, у меня таких замечательных способностей нет.

– Как вы считаете, детей нужно растить на книгах, проверенных временем или отдавать предпочтение современникам?

– Мне кажется, что лучше всего строить фундамент характера на классической почве. Можно конечно читать только то, что появилось вчера, но это опасно. Родитель не всегда имеет время на то, чтобы разобраться, что там под обложкой. Детство не так велико, чтобы давать ребенку возможность учиться на спорных книгах, самому намывать эти крупицы золота из песка. Ребенок просто попортит себе мозги, тем временем мимо него пройдет столько замечательных, действительно стоящих книг. Поэтому я считаю, что следует выбирать здоровую умственную и нравственную пищу, а это всё-таки классика – то, что переиздается уже некоторое количество лет. Это вовсе не значит, что нужно читать только Носова или, скажем, только сказки Пушкина. Новая классика постоянно продолжает появляться.

– Специально к юбилею в редакции «Малыш» выходит книга «Приключения Незнайки и его друзей» с иллюстрациями Б. Калаушина.

– Классик детской литературы Николай Николаевич Носов придумал малыша по имени Незнайка более полувека назад. До сих пор Незнайка один из самых популярных персонажей. Незнайка самый непоседливый из малышей. Большой фантазёр, выдумщик, всё хочет уметь, но ничему не хочет учиться. В книгу вошёл первый роман-сказка “Приключения Незнайки и его друзей”. Незнайка вместе с другими коротышками отправится в путешествие на воздушном шаре и окажется в Зелёном городе. Приключения изменят Незнайку, он станет главным защитником малышек, научится ценить дружбу и захочет учиться. Яркие и подробные иллюстрации нарисовал известный художник-график Борис Калаушин. Издание к 110-летию со дня рождения Н.Н. Носова.
Для среднего школьного возраста.

Интервью подготовила Наталья ЯКУНИНА,
Издательство «АСТ»,
Фото из личного архива Игоря НОСОВА

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.