Империя погибла, да здравствует король!

753

На Новой сцене Вах­тан­гов­ско­го теат­ра пред­ста­ви­ли «Рому­ла Вели­ко­го» — «исто­ри­че­ски недо­сто­вер­ную коме­дию» Фри­дри­ха Дюр­рен­мат­та в поста­нов­ке Улан­бе­ка Бая­ли­е­ва.

Коме­дию «Ромул Вели­кий» швей­цар­ский дра­ма­тург, иро­нич­ный и пара­док­саль­ный, напи­сал в 1948‑м году – не про­шло и пяти лет после окон­ча­ния Вто­рой Миро­вой. Ника­кая в мире и в исто­рии чело­ве­че­ства импе­рия не может суще­ство­вать веч­но. Всё име­ет нача­ло и конец, после чего насту­па­ет иное, дру­гое, отлич­ное от преды­ду­ще­го. Так, исток, рас­цвет, могу­ще­ство и упа­док сопро­вож­да­ли Рим­скую и Гер­ман­скую импе­рии. Антич­ность и комизм, буф­фо­на­ду и гро­теск, тра­ге­дию и смех объ­еди­нил швей­цар­ский дра­ма­тург, и всё это пред­став­ле­но на сцене. 

В упад­ке Рима вино­вен, конеч­но, дале­ко не толь­ко сам Ромул Вели­кий (нар. арт. Рос­сии Вла­ди­мир Симо­нов), хотя и он руку при­ло­жил. Запу­сте­ние царит в его вот­чине. Денег нет, каз­на пуста, министр финан­сов сбе­жал, а двор, что остал­ся, вла­чит жал­кое суще­ство­ва­ние. При­бли­жен­ные тщет­но пыта­ют­ся обра­зу­мить импе­ра­то­ра, уго­ва­ри­вая спа­сти аго­ни­зи­ру­ю­щий Рим. Но Ромул буд­то бы нико­го не слы­шит и не слу­ша­ет. У него есть более достой­ное заня­тие – куро­вод­ство. Если уж одна­жды гуси Рим спас­ли, то кто меша­ет курам? Было всё так про­сто... Но сто­ит ли спа­сать то, что долж­но погибнуть?

Ромул Вели­кий глух к уве­ще­ва­ни­ям, он разыг­ры­ва­ет коме­дию, места­ми бала­ган, при­том бли­ста­тель­но (хва­ла Вла­ди­ми­ру Симо­но­ву), что дума­ет­ся, это будет все­гда. Но нет. Его коме­дия и отстра­не­ние от про­блем госу­да­ре­вых живу­чи лишь до поры появ­ле­ния Цеза­ря Руп­фа, фаб­ри­кан­та шта­нов (Евге­ний Косы­рев). При­шел он не про­сто так – со сдел­кой – готов ссу­дить импе­ра­то­ру солид­ный куш, вза­мен же полу­чить в жены дочь импе­ра­то­ра Рею (Евге­ния Ива­ше­ва). Но Ромул гро­зен и тра­ги­чен. Дочь он любит и не готов спа­сать то, что пре­да­но погибели. 

Гни­ю­щую импе­рию поки­нут почти все: дочь Рея, супру­га импе­ра­то­ра Юлия (Яна Собо­лев­ская), вер­нув­ший­ся из гер­ман­ско­го пле­на жених Реи – Эми­ли­ан (Вла­ди­мир Логви­нов). Сбе­гут мини­стры, отпра­вит­ся в Алек­сан­дрию импе­ра­тор Восточ­ной Рим­ской импе­рии Зенон (засл. арт. Рос­сии Вла­ди­слав Дем­чен­ко). Оста­нет­ся лишь толь­ко Ромул Вели­кий – гер­ман­цы у ворот, ему при­уго­то­ва­на смерть. Она слу­чит­ся, но поз­же, и не от рук врага. 

Импе­ра­тор Ромул Вели­кий был велик и чело­ве­чен настоль­ко, что князь гер­ман­цев Одо­акр (Мак­сим Сев­ри­нов­ский) уви­дел это и при­знал. При­шёл же он не за смер­тью Рому­ла, но про­сить под­дан­ства у импе­ра­то­ра – вот его жела­ние. Ромул гума­нен, гер­ман­цы жесто­ки. Жесток и Тео­до­рих (Павел Юдин), пле­мян­ник Одо­ак­ра. Одо­акр наде­ял­ся вести гуман­ную вой­ну (если бы тако­вая дей­стви­тель­но была!), но тщет­но. Вой­на нико­гда и нигде не быва­ет гуман­ной, а новые Тео­до­ри­хи убьют одна­жды не толь­ко кня­зя. Но Ромул стар и бес­си­лен, ему даро­ва­на пен­сия. Кому же, как не Одо­ак­ру стать новым коро­лем Ита­лии, при­зна­ю­щим вели­чие вра­га?! Ему суж­де­но пода­рить мир гер­ман­цам и рим­ля­нам, ибо Рим­ская импе­рия дала миру не толь­ко зако­ван­ных в бро­ню леги­о­не­ров, но и искус­ства, «про­сто­ры, кото­рые тянут­ся вдоль моря, где тан­цу­ют дель­фи­ны, бога­тые про­вин­ции, где зем­ля золо­тит­ся от пше­ни­цы, солн­це, кото­рое согре­ва­ло людей». Рим погиб, но оста­вил и доб­рую память о себе. 

Мари­на АБРАМОВА,
Фото – Яна ОВЧИННИКОВА

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.