Нажмиддин МАВЛЯНОВ: «Уровень оперы — это касается не только солистов, а всех, кто делает спектакль»

0
887

Нажмиддин Мавлянов – Тенор. Ведущий солист Музыкального театра имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко. Приглашенный солист Большого и Мариинского театров, Ковент-Гарден, Метрополитан опера и многих других.

В 2008 году окончил Ташкентскую государственную Консерваторию. С 2003 по 2010 год работал в Ташкентском Государственном академическом театре оперы и балета имени Алишера Навои. Его дебют в Мариинском театре состоялся в 2014 году, годом позже был покорен и Большой театр.

В 2017 году получил благодарность мэра Москвы за большой вклад в развитие культуры и добросовестный труд. В 2018 году Союзом Музыкальных критиков России назван «Певцом года» в разделе «Академическая музыка».

Мы поговорили про последствия пандемии для оперного искусства, знаковые спектакли в карьере, о подготовке к ролям…

– Сейчас, в период пандемии, вы поете только в России или в Европейских театрах тоже есть выступления? Есть какие-нибудь гастроли?

– Какие-то театры работают, не все. В тех театрах, где я должен был выступать, все отменилось. Их закрыли. Например, сейчас в «Метрополитан» должны были начаться репетиции 3 марта. Но пока их нет. Последние зарубежные гастроли у меня были в ноябре 2020 года – опера «Тоска» в Дрездене.

– Как пандемия сказалась на вашей работе? Что карантин изменил для вас лично? Может, есть не только негативные стороны ограничений, а наоборот, — появились какие-то новые возможности?

– Я всегда стараюсь на все смотреть положительно и искать плюсы. Получается, что в пандемию остановился весь творческий процесс. Весь мир встал. Очень надеюсь, что скоро все ограничения снимут, и мы снова будем выступать при полных залах. Сейчас работа понемногу возобновляется. Очень хочется, чтобы состоялись все постановки, которые были намечены. Чтобы театры работали как прежде. Это самое важное для артистов и для публики.

– Вы в России поете в основном в трех театрах: основной МАМТ – Московский академический Музыкальный театр К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко, Большой театр в Москве и Мариинский театр в Санкт-Петербурге.

– Совсем недавно выступал во Владивостоке. В феврале прошли две великолепные постановки – «Дон Карлос» и «Пиковая Дама». Публика принимала горячо.

— Большая ли разница между этими всеми театрами в плане подхода к репетициям, приема публикой? Чем они между собой отличаются для вас?

– Практически ничем. Когда хорошо исполняешь роль, то тебя в любой точке мира публика будет принимать прекрасно. Когда спектакль нравится. Когда музыканты играют на высоком уровне. Уровень — это касается не только солистов, а всех, кто делает спектакль. Репетиционный процесс практически везде одинаковый.

— Вы дружите со своими коллегами? Следите за их творчеством? Кого-то можете выделить, кто вас удивил или поразил в последнее время?

– Очень многих можно отметить, не хочу называть кого-то конкретно. У меня в театральном мире очень много друзей. Даже если с кем-то часто не общаюсь или вообще лично не знаком, но я могу восхищаться ими и их творчеством. Таких людей достаточно много. Это и режиссеры, и дирижеры, не только солисты и те, кто поет в хоре. Я обожаю все, что связано с искусством.

Очень многих людей узнаю по интернет. Когда смотрю лекции, трансляции, мастер-классы. Что-то для работы, так как уровень оперы вырос, и нужно быть в курсе всего, что происходит в мире. Для своего собственного развития можно очень много узнать, так как вся информация есть в сети. В интернет ты можешь кого-то посмотреть, и появляются какие-то идеи относительно твоей собственной работы. В основном смотрю все, что касается вокала. В процессе подготовки к роли. И отмечаешь так же режиссерские моменты, пытаешься это впитывать. Поэтому так получается, что часто находишь то, чем можно восхититься, что меня зажигает.

Если говорить о коллегах, то сейчас мы делаем «Кармен» в театре Станиславского. Там великолепный состав. И очень жду, когда будет «Садко» в Большом театре. Для меня эта постановка очень знаковая и невероятно интересная.

– Как получилось, что вы стали оперным певцом? Какое событие предопределило ваш выбор?

– Когда я поступил в Музыкальное училище и поехал на республиканский конкурс, я решил, если я не выиграю грант на обучение, не займу первое место, то, значит, не буду этим заниматься. Значит, это просто не мое. Но так получилось, что я выиграл. И это стало таким судьбоносным событием.

И второй момент, это когда я увидел в живую спектакль «Риголетто». Я был в таком восторге, — для меня это было новое измерение! Никогда до этого я не слышал целиком оперу и в живую в театре. Мне тогда был 21 год, и я влюбился в этот вид искусства с первых аккордов музыки. Это были такие невероятные ощущения, и все это предопределило мою дальнейшую профессиональную судьбу.

– А какой у вас самый яркий и запоминающийся театральный опыт на сегодняшний день?

– Конечно, знаковая партия Германа в «Пиковой даме» в театре Станиславского. Режиссер Александр Борисович Титель, дирижер Александр Николаевич Лазарев. Прекрасная постановка, для меня это было что-то грандиозное. Это когда-то была моя давняя мечта.

И я даже не мечтал о том, чтобы сыграть в «Садко». Режиссер Дмитрий Черняков, дирижер Тимур Зангиев. Я сейчас имею в виду премьеру прошлого 2020 года в Большом театре. Сама партия, как мы работали над этим, масштаб этой постановки, режиссерские репетиции, — для меня это все явилось огромным событием в профессиональной жизни. Шикарная музыка и великолепно сделанная Д. Черняковым постановка. Это был просто потрясающий опыт.

В «Садко» очень много нюансов, все три часа ты находишься на сцене. Это требует большой выносливости не только вокальной, но и физической.

Хозе в «Кармен». Режиссер Фируддин Саттарович Сафаров, дирижер Дильбар Гулямовна Абдурахманова. Прекрасная постановка. Это тоже знаковая партия для меня еще с тех пор, когда я репетировал в театре в Ташкенте. Для меня эта партия стала прорывом. Я ее много где исполнял, это одна из самых красивейших опер в мире. Эта опера опередила время.

У меня еще есть мечта сыграть Отелло…

– Говоря о работе, нельзя не спросить про педагогов. Кто оказал на вас наибольшее влияние? И с кем из педагогов ыы сейчас занимаетесь?

Мой первый педагог по вокалу — Щетинина Алла Васильевна. В Самаркандском училище искусств. Она мне прививала вкус. Конечно, другие педагоги тоже помогали. Алла Васильевна меня изначально вела. Я же этот оперный мир абсолютно не знал, я был очень далек от всего этого. Она меня со всеми знакомила в опере, я каждый раз слушал выдающихся певцов, таких, как Сергей Лемешев, Марио Ланца, Марио Дель Монако, – его я первого услышал и был шокирован. Он тенор, но пел как баритон. Это гениальный исполнитель

Ольга Алексеевна Александрова в Государственной Консерватории Узбекистана. Мы с ней очень много работали над вокалом, над техниками, над тем, как находиться и презентовать себя на сцене.

Это два моих самых главных педагога.

Ольга Алексеевна живет в Ташкенте. И мы иногда чуть-чуть репетируем, я ей что-нибудь показываю по видеосвязи и спрашиваю, что можно улучшить. Она мне советует какие-нибудь приемы. Внимательно следит за моим творчеством.

Я считаю, что совершенству нет предела, и педагог всегда видит, где можно сделать лучше.

– Вы используете какие-нибудь новые вокальные техники или пользуетесь наработками старой школы? И как удается сохранять голос при таком плотном графике работы?

– Сейчас плотность работы упала по сравнению с тем, что было до пандемии. У меня раньше было много перелетов. Но и сейчас достаточно много репетиций.

Я много репетирую и в театре, и сам.

Касательно сохранения голоса расскажу про свой личный опыт. Во-первых, над постановкой и развитием голоса я вначале работал 4 года в Училище, потом 6 лет в Консерватории. Это уже 10 лет.

Мне очень повезло, так как я сразу начал работать в театре, когда приехал учиться в Ташкент.

Очень много зависит от грамотного педагога, но и от самого певца тоже. Чтобы был хороший и правильный голос, нужно развиваться и совершенствоваться разносторонне. Изучать не только вокал, но и жизнь и творчество выдающихся певцов, читать научные книги по вокалу. Очень много книг. Ум должен быть подвижным. Нужно изучать иностранные языки и инструмент. Не говоря о работе над актерским мастерством.

Конечно, надо обязательно следить за здоровьем, заниматься физкультурой. Важно правильное питание, без этого не будет хорошего здоровья. Важно высыпаться.

Так что существует целый комплекс определенных вещей, которые нужно выполнять, чтобы голос был прекрасный.

– У вас очень яркие и запоминающиеся зрителям герои. Что помогает вживаться в образ, и бывают ли моменты, когда что-то не идет? Что делать в этой ситуации? Какие советы вы можете дать по этому поводу начинающим артистам, если у них что-то не получается? Как готовиться к роли?

– Когда я приступаю к работе, я в самом начале изучаю литературу. Например, по какой книге написана опера. Нужно прочитать это произведение, по мотивам которого поставлен спектакль. Желательно еще изучать материал о том, как писалась сама постановка. Это все сейчас есть в открытом доступе в интернет.

Нужно обязательно ходить по библиотекам, если есть такая возможность, и искать любой материал, изучать его. Я обожаю книги. Хорошая литература это то, чем я руководствуюсь в первую очередь при подготовке к роли.

Самое важное — это любить свою профессию. И если ты это все любишь, то начинаешь думать. Когда ты готовишься к роли, ты постоянно продумываешь детали, а потом еще помогает режиссер в театре, вы все вместе смотрите и изучаете, он что-то объясняет по своей концепции постановки. И все это целый комплекс вещей, которые необходимо знать.

Еще нужно досконально изучить нотный материал, чтобы он, как говорится, от зубов отскакивал. Все спеть.

Но первым делом литература. Почему я говорю про книги? В книге ты можешь найти столько деталей. Раз в двадцать, тридцать, сорок или даже больше там информации, чем где-либо еще. Это все полезно читать и изучать.

– Где и в каких спектаклях вас можно будет увидеть в ближайшее время, в марте, апреле?

– 13 марта у нас «Кармен» в МАМТ. Мы репетируем каждый день в театре. И потом сразу же начинаются репетиции «Садко» в Большом театре. Пока ближайшие события такие. В апреле у меня две оперы «Дон Карлос» в Большом театре.

– На кого вы ориентируетесь нравственно и профессионально?

– На моих родителей. Они для меня пример. Профессионально и на них ориентируюсь тоже, потому что у меня мама хоть и не певица, но она меня очень многому научила, и она для меня пример того, как нужно относиться к своей профессии. Она всю жизнь работала на шелкоткацкой фабрике и делала материалы. Для меня она пример того, как очень ответственно относиться к своей работе, к мелочам. Делать все на максимально высочайшем уровне, чтобы все было сделано качественно.

Наши с ней профессии чем-то похожи. На фабрике изготавливают материал, и так же в опере мы изготавливаем материал. И то, и то людям нужно и полезно. И поэтому должно быть сделано красиво, качественно, надежно.

— Спасибо вам за интервью!

Беседовала Анна (УШТАН) ВОРОБЬЁВА,
Фото из личного архива Нажмиддина МАВЛЯНОВА

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статьяНаталья Сидорцова выступит с новой программой в арт-пространстве «Fotofactura»
Следующая статья«Тоска» в «Геликоне»: в плену страстей

ПУБЛИКУЕМ КОММЕНТАРИИ ПОЗИТИВНО НАСТРОЕННЫХ ЛЮДЕЙ:

Оставьте ваш комментарий
Ваше имя