OVCHARENKO представляет первую юбилейную выставку в честь 30-летия галереи.

181

OVCHARENKO (до 2018 — Риджина) — одна из первых частных галерей Москвы — открылась 11 сентября 1990 года в помещении на Преображенской площади. Первые четыре года существования галереи тесно связаны с фигурой Олега Кулика, экспозиционера галереи. Художники, сотрудничавшие с Овчаренко в этот период, — Семен Файбисович, Иван Чуйков, Дмитрий Гутов, Борис Орлов, Александр Бродский — ключевые персоналии отечественного совриска. В нулевые галерея начинает тесно сотрудничать с фотографом Сергеем Братковым, а также приглашает зарубежных художников: Эрвина Вурма, Клэр Фонтэн, Джонатана Меезе, Даниэля Рихтера и др. В 2010-е годы галерея делала упор на продвижение российского искусства за рубежом: она показала в своем лондонском филиале персональные выставки Андрея Монастырского, Павла Пепперштейна, Олега Кулика, а также приняла участие в арт-ярмарках ArtBasel, Frieze, Armory Show. Сейчас, десятилетия спустя, галерея продолжает сотрудничать с Семеном Файбисовичем, Олегом Куликом, Иваном Чуйковым, Сергеем Братковым, но также привлекает и новых героев, среди которых участники питерской группы «Север-7» Нестор Энгельке, Леонид Цхе.

1990-е

Формально выполняя функции куратора, Кулик определял себя именно как экспозиционера — куратора-художника, для которого галерея становится глубоко индивидуальным пространством для творчества, проектом абсолютно тождественным его собственному пути. Первым его опытом в этом смысле[2] стала премьерная выставка галереи — персональный проект Наталии Турновой, экспозиция которого воспроизводила творческий хаос мастерской художника. Кулик устраивал намеренно нетрадиционные выставки-жесты как «Апология застенчивости, или искусство из первых рук» (1992), где картины держали в руках отделенные от зрителя перегородкой солдаты, или «Само-стоятельное искусство» Олега Голосия в ЦДХ (1991), где работы катали на колесиках по залу. Но особенно масштабным был Фестиваль анималистских проектов (1992). Он состоял из семи частей, среди них: «Леопарды врываются в храм» Осмоловского, «Пятачок делает подарки» Кулика, «Екатерина» Бориса Орлова, «Колодец и маятник» и «Собака Баскервилей» Юрия Лейдермана. Особенно резонансной была работа Олега Кулика «Пятачок делает подарки». Проект вызвал бурную волну общественного неодобрения, акции протеста перед галереей, порчу ее имущества, критику в прессе. Кулик-экспозиционер создал и ряд менее провокационных, но столь же примечательных
Галерея зарекомендовала себя как площадка, открытая к эксперименту и заинтересованная в поддержке самых авангардных художественных практик, далеко не всегда обладающих потенциалом в коммерческом смысле. В период своего существования на Преображенской площади, по словам Виктора Мизиано, она заявила себя как чистую энергетику и возможность и принесла на московскую сцену свое полновесное присутствие.

1 декабря 1993 выставкой Семена Файбисовича «Очевидность» галерея открылась в новом пространстве на Мясницкой улице, 36. Олега Кулика на посту куратора галереи сменила Ольга Холмогорова. Теперь OVCHARENKO работает не только с российскими, но и с зарубежными художниками, выходит в 1994 на общемировой рынок участием в ярмарке Art Cologne. В 1995 году открывается проект американки Аликс Ламберт «Типичная мужская лысина» и крупная групповая интернациональная выставка «О красоте» (куратор Дэн Кэмерон). Именно на Мясницкой была показана известная инсталляция Дмитрия Гутова «Над черной грязью»: Гутов иронично цитировал «оттепельную» картину Юрия Пименова «Свадьба на завтрашней улице», изображающую молодоженов на стройке, идущих по доскам через грязь к своему завтрашнему счастью. Это была вдохновленная разрухой девяностых своеобразная метафора исторической судьбы России, соединившая эстетику 60-х в специфической интерпретации художника с русским реалистическим пейзажем второй половины XIX века.

В 1995 состоялся ряд выставок признанных мастеров современного русского искусства. Это «Преступление» Наталии Турновой, «Фрагменты в интерьере» Ивана Чуйкова. Галерея сотрудничает с основными авторами концептуального движения, известного как «бумажная архитектура», — Ильей Уткиным и Александром Бродским. «Утопическая канализация» последнего (май 1995) стала финальной выставкой галереи перед перерывом в работе. Интересно, что накануне паузы OVCHARENKO проводит выставку Бориса Орлова и Семена Файбисовича «Прощальный юбилей», которая знаменует уход Файбисовича от живописи к писательской карьере на двенадцать лет.

2000-е

После четырехлетнего перерыва, в 1999 галерея открылась в новом пространстве на 1-й Тверской-Ямской. «Мир за это время несколько изменился, и сейчас выходки Риджины воспринимаются уже не как хулиганство крупных размеров и “непотребное поведение в общественном месте”. Теперь Риджина хочет уже не только встряхнуть зрителя, но и вывести современное русское искусство на более высокий уровень» — комментировала пресса ее возвращение. В нулевые галерея обрела статус «модного» места, но осталась верна своему эпатажному имиджу: выставки Славы Могутина, Сергея Браткова утвердили ее бунтарский статус.

Галерея сделала упор на показ зарубежного искусства немецких художников (выставка «Новая немецкая живопись»: Джонатан Меезе, Даниэль Рихтер и др.) «молодых британских художников» (Трейси Эмин, Виллем Вайзман, Мауро Боначина), парижский коллектив Клэр Фонтэн, американца Ника Акермана, австрийского скульптора Эрвина Вурма.

Взлет современного украинского искусства был одним из итогов нулевых. Галерея, показывавшая в 90-е днепропетровца Олега Голосия и киевлянина Олега Кулика, в последующее десятилетие развила свои связи с бывшей советской республикой, откликаясь на политические события в регионе и последующую «активизацию» нового поколения украинских художников. Сергей Братков, сотрудничающий с галереей с 2000 года, в ответ на события в Украине 2004-2005 гг. проводит однодневную акцию «Оранжевый крест» (2004), где во дворе галереи воспроизвел революцию как художественный жест, праздник, с абсурдными высказываниями на баннерах. Оранжевая тема продолжилась фестивалем «Оранжевое лето» (2005, 2006), где галерея выдвинула художниц Лесю Хоменко и
Жанну Кадырову из группы «Р.Э.П.», объединившейся на Майдане Незалежности, фотореалиста Максима Мамсикова и живописца повседневности, эротики Владимира Кожухаря. В галерее прошли персональные выставки будущей участницы международных биеннале Жанны Кадыровой. В 2005 году она показала в галерее свою первую скульптуру из кафеля «Сантехник дядя Толя», отсылающую к советскому прошлому, его эстетике. На другой персональной выставке «Расчет» (2009), где кафельные скульптуры портретировали экономический кризис, продолалась игра с советским, но в этом случае — с авангардом. Русский авангард стал точкой отсчета и для ряда других выставок: проекта «Город Россия» Павла Пепперштейна, отсылающего к утопическим градостроительным проектам 20-х годов, «Победы над Солнцем» Бориса Орлова, воспроизводящей супрематические выставки, и, безусловно, кураторский проект главного «нового левого» Анатолия Осмоловского «100% зрение».

Так, тема революции и отсылки к авангардным проектам 10-20-х возникают то в одном, то в другом проекте. Скандал и провокация, сопровождавшие галерею в 90-е, сменяются постмодернистской игрой в революцию — солидным хулиганством — как, например, искусство провокационного, но признанного на международной арт-сцене Джонатана Меезе или Павла Пепперштейна, предлагавшего президенту объединить Москву и Петербург.

2010-е

Галерея вступила в 2010-е годы открытием собственного филиала в Лондоне. Он создавался для экспорта российского современного искусства за рубеж. В выставочной стратегии упор был сделан на классиков и состоявшихся художников: Семена Файбисовича, Павла Пепперштейна, Олега Кулика, Андрея Монастырского, Виктора Алимпиева. Случился и ряд групповых проектов, например, выставка берлинских художников «Между небытием и вечностью» (куратор Питер Лэнг).

Галерея не только экспонирует российское искусство за рубежом, но и продолжает знакомить российского зрителя иностранными художниками, фокусируясь, в первую очередь, на живописи и показывая спектр возможностей этого медиума. В 2012 галерея показывает персональную выставку британской художницы Роуз Вайли, работающей в экспрессивной, даже аффективной, манере, граничащей с примитивизмом. Этот живописный язык близок другому художнику галереи — Джонатану Меезе с его выставкой «Tropical Alaska Kid» (2013). На другом конце спектра — берлинская художница Йоринда Войт с минималистичными работами, отсылающим к традиции китайской эротической живописи и Виктор Алимпиев, сводящий натуру к нескольким линиям на монохромной поверхности.

Возможности живописи — медиума, который, казалось, в XXI веке зашел в тупик — раскрываются и на примере «новой дворцовой» живописи Леонида Цхэ или работах Егора Кошелева, резко соединившего граффити с академизмом в «Странных тегах» (2008), проекте «Палаццо Кошелев» (2017) и многих других его выставках. Петербургский художник Влад Кульков, «абстракция, балансирующая на грани явленного и не-явленного, но и по сути объединяющая эти планы»

В некотором смысле возвращаясь к идее сообществ 90-х годов, в 2018-2020 гг. галерея сделала ставку на сотрудничество с участниками группы Север-7 , представляя как персональные выставки ее участников («Павильон топорного чтения»), так и более привычные для публики совместные выступления объединения («Happy Land Frutty Soil»). Участники Север-7 используют неакадемические техники, продолжающие тему арт-брют и предлагающие новые варианты развития искусства.

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.