Робрехт ПЕНДЕРС: «Я не проповедник культуры»

824

30СС — куль­тур­ный центр бель­гий­ско­го горо­да Левен, объ­еди­нив­ший зри­те­лей всех воз­рас­тов от мала до вели­ка. 30СС смог­ло сфор­ми­ро­вать целое арт комью­ни­ти и рас­про­стра­нить его дале­ко за пре­де­лы горо­да низ­ких земель. Пред­ста­ви­те­ли «Арт­Мос­ко­вии» встре­ти­лись с руко­во­ди­те­лем по ком­му­ни­ка­ци­ям 30СС Робрех­том Пен­дер­со­номм, кото­рый любез­но отве­тил на инте­ре­со­вав­шие нас вопро­сы. Интер­вью нача­лось пря­мо в фойе теат­ра Stadsschouwburg Leuven с экс­кур­са в теат­раль­ный мир Бель­гии 152 лет­ней давности.

Робрехт Пен­дерс: Вот вам наш пода­рок (от ред. — вру­ча­ет нам Юби­лей­ный жур­нал). Это жур­нал на фла­манд­ско­мя язы­ке, рас­ска­зы­ва­ю­щий о 152 годах исто­рии Stadsschouwburg Leuven. Здесь вы може­те уви­деть испол­ни­те­лей, виды за сце­ной, фраг­мен­ты кра­си­вых кар­тин. Зда­ние про­грес­сив­но исполь­зо­ва­лось в тече­ние 152 лет. Конеч­но, этот пери­од вклю­ча­ет в себя две вой­ны и дли­тель­ное вре­мя доро­гих вос­ста­но­ви­тель­ных работ

Давай­те прой­дём к лест­ни­це, это когда-то был глав­ный вход. Сюда пре­бы­ва­ли люди, кото­рых мы бы сей­час назва­ли эли­той того вре­ме­ни. 152 года назад театр был не для всех. Суще­ство­ва­ло два раз­ных вхо­да: для бур­жу­а­зии и ари­сто­кра­тии и для про­стых людей. Ароч­ный вход слу­жил для бога­тых, кото­рые при­ез­жа­ли на каре­тах и мог­ли вой­ти в театр, через глав­ный вход, не попав под дождь. Вы так­же може­те обра­тить вни­ма­ние, что сту­пе­ни очень неболь­шие, что­бы дамам в пыш­ных пла­тьях было лег­ко под­ни­мать­ся. Вдоль лест­ни­цы вы може­те видеть эле­мен­ты наше­го про­шло­го в виде ори­ги­наль­ных рисун­ков. Как види­те, тогда в теат­ре дей­ство­вал дресс-код как для муж­чин, так и для жен­щин, кото­рые долж­ны были быть в вечер­них туа­ле­тах. Пер­вая поста­нов­ка «Ромео и Джу­льет­та» в этих сте­нах состо­я­лась в 1867 году.

Stadsschouwburg Leuven © Marco Mertens

В 30‑х годах театр Stadsschouwburg Leuven внешне всё ещё был в пер­во­здан­ном виде в отли­чие от его после­во­ен­но­го состо­я­ния. Театр под­верг­ся раз­ру­ше­нию в тече­нии обе­их миро­вых войн. Тем не менее, зда­ние не силь­но изме­ни­лось внешне, а вот внут­рен­нее убран­ство эво­лю­ци­о­ни­ро­ва­ло. По сти­лю послед­ний его инте­рьер ярко-деко­ра­ти­вен, име­ет­ся в виду Арт Деко, с эле­мен­та­ми Нео-Классицизма.

Давай­те при­ся­дем и пого­во­рим о том, что мы дела­ем в 2019 году.

Кор­ре­спон­дент: Спа­си­бо Робрехт за блиц-экс­кур­сию по теат­ру Stadsschouwburg Leuven. И пер­вый наш вопрос, конеч­но, посвя­щен Вашей теат­раль­ной про­грам­ме 2019 года с вклю­че­ни­ем рус­ской темы.

Робрехт Пен­дерс: В вашей стране, кро­ме вели­кой лите­ра­тур­ной тра­ди­ции есть и кра­си­вая музы­каль­ная тра­ди­ция. Вели­кое насле­дие. Мы с удо­воль­стви­ем вклю­чи­ли в нашу про­грам­му ансамбль «Рус­ская душа» и их кон­церт, кото­рый полон рус­ской романтики.

Кор­ре­спон­дент: Роман­тич­но и само пред­став­ле­ние дан­но­го кон­цер­та, анно­та­ция в ката­ло­ге 30СС зву­чит так, с ваше­го поз­во­ле­ния, мы про­ци­ти­ру­ем для рус­ской пуб­ли­ки, «По мне­нию Льва Тол­сто­го музы­ка была сте­но­гра­фи­ей эмо­ций. То ли из-за гео­гра­фи­че­ской рас­тя­ну­то­сти, то ли из-за тур­бу­лент­ной исто­рии, но факт оста­ёт­ся фак­том, что Рос­сия обла­да­ет золо­тым музы­каль­ным и лите­ра­тур­ным наследием».

Робрехт Пен­дерс: Режис­сер «Рус­ской души» ваш сооте­че­ствен­ник бель­ги­ец Эмма­ну­эль Ваге­манс, при этом он явля­ет­ся доцен­том рус­ской лите­ра­ту­ры. Его кон­церт – это ода рус­ским масте­рам 19–20 века. Эмма­ну­эль Ваге­манс — заме­ча­тель­ный про­фес­сор рус­ской лите­ра­ту­ры, пред­ло­жив­ший нам музы­каль­ную про­грам­му с ком­би­на­ци­ей про­из­ве­де­ний ком­по­зи­то­ров из той же эпо­хи. Это очень инте­рес­но, это как нахо­дить новое вдох­но­ве­ние внут­ри сво­е­го уже зна­ко­мо­го окружения.

Наш город Левен — это уни­вер­си­тет­ский город и, конеч­но, уни­вер­си­тет со сво­им пер­со­на­лом и сту­ден­та­ми все­гда имел огром­ное зна­че­ние как для горо­да, так и для наше­го куль­тур­но­го центра

Здесь живут и рабо­та­ют очень обра­зо­ван­ные люди со всех угол­ков Зем­ли, и мы все­гда стре­мим­ся вклю­чить в нашу про­грам­му ком­по­нен­ты, кото­рые могут заин­те­ре­со­вать уни­вер­си­тет и тех, кто его пред­став­ля­ет. В уни­вер­си­те­те есть целый Депар­та­мент рус­ско­го язы­ка и лите­ра­ту­ры. И мы исполь­зу­ем уже само это как некий ске­лет, как идею для фор­ми­ро­ва­ния про­грам­мы. И «Рус­ская Душа» — тому нагляд­ный пример.

Рос­сия для нас обла­да­ет опре­де­лён­ным оча­ро­ва­ни­ем. Она вро­де бы и дале­ка, но и не так что­бы очень. Она нам зна­ко­ма, но и не до кон­ца. Бель­гий­цы зна­ют Мусорг­ско­го и дру­гих рус­ских ком­по­зи­то­ров, и есть в этом некое экзо­ти­че­ское ощу­ще­ние для нас.

Кор­ре­спон­дент: Нам так­же инте­рес­ны и Ваши клас­си­ки, и совре­мен­ное бель­гий­ское искус­ство. Рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, что вклю­ча­ет в себя про­грам­ма 30СС?

Робрехт Пен­дерс: Если смот­реть не чёт­ко на назва­ние, то мож­но уви­деть 3000, что явля­ет­ся поч­то­вым кодом Лёве­на. СС же сокра­ще­ние от сло­во­со­че­та­ния «куль­тур­ный центр». В то же вре­мя 30CC похо­же 30cl — то есть как шот — мера таких напит­ков, как вод­ка или вис­ки, под­чёр­ки­вая, что речь идёт о напол­не­нии кон­тен­том. Пото­му это корот­кое имя, но в то же вре­мя это ком­би­на­ция смыс­лов. Важ­но было най­ти общее имя для всех пло­ща­док, кото­рые пред­став­ле­ны очень раз­ны­ми зда­ни­я­ми, как, напри­мер, цер­ковь и кон­фе­ренц-зал, объ­еди­нён­ных в один куль­тур­ный центр наше­го города.

У нас есть своя цер­ковь, где мы зани­ма­ем­ся поли­фо­ни­че­ской музы­кой – а капел­ла, очень инте­рес­ные кон­цер­ты в интим­ной атмо­сфе­ре в клас­си­че­ской миро­вой тра­ди­ции, и даже джаз. Само зда­ние ста­рое, оно было серьез­но модер­ни­зи­ро­ва­но в тех­ни­че­ском плане. Сей­час же уже всё ком­пью­тер­ное. Тем не менее, оно сохра­ни­ло вели­чие былых вре­мён. Одна­ко про­грам­ма в нём отве­ча­ет вызо­вам момен­та и очень совре­мен­ная. То есть это не толь­ко ста­рые поста­нов­ки и оперы.

Театр Stadsschouwburg Leuven, в кото­ром мы нахо­дим­ся с вами сей­час. Это так­же одна из пло­ща­док 30СС – куль­тур­но­го цен­тра Лёве­на. В про­грам­ме у нас мно­го теат­ра. Посколь­ку мы фла­манд­ское учре­жде­ние боль­шин­ство наших поста­но­вок на фла­манд­ском и испол­ня­ют­ся фла­манд­ски­ми труп­па­ми. У нас есть несколь­ко меж­ду­на­род­ных поста­но­вок, боль­шей частью на англий­ском, но неко­то­рые вооб­ще без диа­ло­гов, как «poptree». Так­же есть цир­ко­вой театр. Это не тот цирк, что с живот­ны­ми, боль­ши­ми тра­пе­ци­я­ми и кло­у­на­ми. Хотя и тра­пе­ции могут быть, но в основ­ном упор идет на боль­шое вза­и­мо­дей­ствие с пуб­ли­кой. И это наша интер­на­ци­о­наль­ная про­грам­ма. Это то, что мы дела­ем без како­го-либо язы­ко­во­го барьера.

Мы глав­ная орга­ни­за­ция в Лёвене, кото­рая зани­ма­ет­ся кон­цер­та­ми. Мы игра­ем раз­ную музы­ку: джаз, оркест­ро­вую музы­ку, клас­си­че­скую, поли­фо­нич­ную. Осе­нью в Левене про­хо­дит фести­валь клас­си­че­ской музы­ки. А в неклас­си­че­ском музы­каль­ном сег­мен­те мы фоку­си­ру­ем­ся на джа­зе и совре­мен­ной клас­си­ке – это клас­си­ка с элек­трон­ным вли­я­ни­ем, фол­ке (народ­ной музы­ке) раз­лич­ных исто­ков – от Сло­ве­нии до край­них север­ных широт Нор­ве­гии и сно­ва до юга Пор­ту­га­лии. У нас есть и Афри­кан­ские испол­ни­те­ли, бол­гар­ские музы­кан­ты, со все­го мира, одним словом.

Есть так­же один момент, кото­рый бы я хотел под­черк­нуть: мы спе­ци­а­ли­зи­ру­ем­ся на семей­ном про­дакшне. Мы счи­та­ем очень важ­ным и инте­рес­ным, что­бы дети, даже в воз­расте 1–2 лет мог­ли при­нять уча­стие в куль­тур­ном меро­при­я­тии. Для таких юных воз­рас­тов мы исполь­зу­ем успо­ка­и­ва­ю­щие зву­ки, цвет­ные и дви­жу­щи­е­ся пред­ме­ты. Есть про­грам­ма, вклю­ча­ю­щая в себя воз­рас­та до 12 лет, где всё серьёз­нее и вклю­ча­ет в себя боль­шое раз­но­об­ра­зие собы­тий от цир­ка до музы­ки и джа­за для детей.

Мы ста­ра­ем­ся вклю­чать или пред­став­лять более совре­мен­ные сти­ли теат­раль­но­го искус­ства. К при­ме­ру, ком­би­ни­руя видео арт со све­то­вы­ми пред­став­ле­ни­я­ми. Это очень инте­рес­но, мно­го све­та, зву­ка и дви­же­ния на экране. Мне все­гда нра­вит­ся пред­став­лять это детям, кото­рые в нашей куль­ту­ре при­уче­ны к экра­нам теле­ви­зо­ров, план­ше­тов, теле­фо­нов. Но вме­сто это­го здесь, они име­ют кон­такт с живым испол­ни­те­лем, тут и про­ис­хо­дит вол­шеб­ство. Когда кто-то выхо­дит на сце­ну, вклю­ча­ют­ся про­жек­то­ра, и изла­га­ет свою исто­рию. Мы так­же при­гла­ша­ем мно­же­ство писа­те­лей, кото­рые рас­ска­зы­ва­ют о сво­их кни­гах и твор­че­стве. Всё это, что­бы развивать

кре­а­тив­ность в детях. Как утвер­жда­ют мно­гие иссле­до­ва­те­ли, мы долж­ны под­го­то­вить их к совре­мен­но­му обще­ству с ком­пью­те­ра­ми и нау­ка­ми. В искус­стве же раз­ви­ва­ет­ся твор­че­ская жил­ка. Мозг может создать свя­зи, кото­рые не полу­чить, изу­чая мате­ма­ти­ку. Хотя я и не отри­цаю, что в мате­ма­ти­ке тоже очень мно­го кра­со­ты. Пото­му наша про­грам­ма рас­счи­та­на на воз­раст начи­ная уже от 1–1,5 лет.

У нас есть свой малень­кий семей­ный фести­валь-празд­ник «Крас­ная Соба­ка», кото­рый про­хо­дит еже­год­но осе­нью. У нас в горо­де мно­го твор­че­ских кол­лек­ти­вов, рабо­та­ю­щих на семей­ную ауди­то­рию. У нас есть заме­ча­тель­ный М‑музей. Сей­час там про­во­дит­ся очень кра­си­вая выстав­ка, посвя­щён­ная резь­бе по дере­ву. У нас есть арт-цент «Стюк», есть ещё арт-хотс­пот «Опек» — быв­шая таможня.

Но с помо­щью «Крас­ной Соба­ки» мы объ­еди­ни­ли 20 орга­ни­за­ций и 26 пло­ща­док – абсо­лют­но всех, рабо­та­ю­щих у нас в горо­де для уча­стия в этом фести­ва­ле. Сами орга­ни­за­то­ры и орга­ни­за­ции мест­ные, но, конеч­но, в фести­ва­ле участ­ву­ют люди и из самых раз­ных угол­ков Зем­ли. В этом году «Крас­ная соба­ка» про­длит­ся 4 дня с 26 по 29 октября.

В этом году у нас есть теат­раль­ные поста­нов­ки, пока­зы филь­мов, изоб­ра­зи­тель­ные искус­ства и даже экс­кур­си­он­ные про­гул­ки по горо­ду. Кро­ме это­го, есть мно­же­ство ворк­шо­пов. Это ведь все­гда кру­то сде­лать что-то сво­и­ми рука­ми, осо­бен­но для детей, пото­му что дети непо­сед­ли­вы и им не так инте­рес­но про­сто сидеть смир­но и смот­реть. У нас они учат­ся делать свои видео­кли­пы или цир­ко­вые при­е­мы, на самом деле мно­го все­го, даже граф­фи­ти. Фак­ти­че­ски в нашем фести­ва­ле «Крас­ная Соба­ка» при­сут­ству­ет весь спектр видов искусства.

Я пони­маю, что мы немно­го поте­ря­ем­ся в пере­во­де, но на самом деле «Крас­ная Соба­ка» или Rode Hond — это фла­манд­ское назва­ние крас­ну­хи. Это болезнь неопас­ная, но из-за сыпи крас­но­го цве­та при­ко­вы­ва­ет к себе вни­ма­ние. А мы хотим, что­бы искус­ство бро­са­лось в гла­за. То есть «Крас­ная соба­ка» это бук­валь­ный пере­вод, но име­лась вви­ду имен­но крас­ну­ха, при этом визу­аль­но сим­во­лом была избра­на как раз соба­ка крас­но­го цве­та. Ведь сим­вол этот отлич­но вос­при­ни­ма­ет­ся детьми всех возрастов.

Это уже 14‑е изда­ние наше­го фести­ва­ля и это все­гда были 4 дня осен­них празд­ни­ков в октяб­ре. В этом году это выход­ные послед­ней неде­ли, в сле­ду­ю­щем году это будет начи­ная со вто­рых выход­ных меся­ца, так как 1 и 2 нояб­ря — празд­ник всех свя­тых — дни поми­но­ве­ния усоп­ших в рим­ско-като­ли­че­ской тра­ди­ции и нуж­но его про­ве­сти до этих дат.

Кор­ре­спон­дент: Про­грам­ма для детей дей­стви­тель­но углуб­лен­ная. А для более стар­ше­го поко­ле­ния какой орга­ни­зо­ван досуг в Левене?

Робрехт Пен­дерс: у нас есть пло­щад­ка, куда мы при­гла­ша­ем пожи­лых людей (сеньо­ров) и устра­и­ва­ем тан­це­валь­ный вечер. Мы при­гла­ша­ем диджея с аппа­ра­ту­рой, и они могут зака­зы­вать любую пес­ню, кото­рую захо­тят. И все сту­лья уби­ра­ют­ся пре­вра­щая пло­щад­ку в танц.пол. Кро­ме это­го, у нас заме­ча­тель­ный выбор напит­ков и заку­сок. Таким обра­зом созда­ёт­ся сооб­ще­ство людей вокруг этих меро­при­я­тий и потом люди гово­рят: давай­те встре­тим­ся через месяц и сно­ва про­ве­дём подоб­ное. Наши цены так же крайне демо­кра­тич­ны. Мы про­сим 2 евро исклю­чи­тель­но на покры­тие рас­хо­дов на осве­ще­ние, пред­ло­же­ние еды и про­чие подоб­ные вещи.

Но люди соби­ра­ют­ся тут, что­бы пооб­щать­ся и потан­це­вать. Они все при­мер­но одно­го воз­рас­та, хотя и про­ис­хо­дят из очень раз­ных соц.слоёв. И это в кон­тра­дик­ции к тому, что здесь было 152 года назад. Рань­ше это было чисто бур­жу­аз­ное заве­де­ние, а теперь это откры­тый дом для всех, а не толь­ко дешё­вые места, где бы вам при­шлось сидеть, если вы не были частью бур­жу­а­зии или аристократии.

У нас очень широ­кий выбор про­грам­мы клас­си­че­ской музы­ки из раз­ных вре­мён, раз­ных наро­дов от роман­тиз­ма, до барок­ко и рене­сан­са. Мы так же пред­ла­га­ем совре­мен­ную клас­си­че­скую музыку.

Кор­ре­спон­дент: Какие собы­тия в про­грам­мы 30СС это­го года вы назва­ли бы самы­ми главными?

Кро­ме «Крас­ной Соба­ки» у нас есть ещё два круп­ных фести­ва­ля. В мар­те будет джа­зо­вый фести­валь «Leuven Jazz». Мы явля­ем­ся его мото­ром и отве­ча­ем за всю орга­ни­за­цию и связь меж­ду участ­ни­ка­ми каж­дый из кото­рых будет пред­став­лять свою про­грам­му. А с 17 по 19 мая 2020 года вклю­чи­тель­но, в тече­ние трёх дней будет про­хо­дить цир­ко­вой фести­валь «Сirkl». Это будет, как и в тра­ди­ци­он­ных для цир­ка шат­рах, так и на откры­тых пло­щад­ках. Всё это будет в рай­оне кана­ла. Будут акро­ба­ты и кана­то­ход­цы, мно­гие из очень далё­ких мест, к при­ме­ру, в про­шлом году высту­пал кол­лек­тив из Австра­лии, Фран­ции – стра­ны с бога­ты­ми цир­ко­вы­ми тра­ди­ци­я­ми. Прав­да, это уже совсем дру­гой совре­мен­ный стиль цир­ко­во­го искус­ства, кон­цен­три­ру­ю­щий­ся глав­ным обра­зом на акро­ба­ти­ке и рабо­те с рек­ви­зи­том. Совсем дру­гой цирк без живот­ных и без кло­унов. Это цирк, к кото­ро­му под­хо­дят сло­ва «инду­стри­аль­ный» и «совре­мен­ный». Он уже не огра­ни­чен кру­гом тра­ди­ци­он­но­го цир­ко­во­го купола.

Кор­ре­спон­дент: Кри­те­рии отбо­ра участ­ни­ков, по како­му прин­ци­пу, вы их отби­ра­е­те, в т.ч. ино­стран­ные коллективы?

Робрехт Пен­дерс: У нас рабо­та­ет спе­ци­аль­ный отдел, кото­рый зани­ма­ет­ся отбо­ром участ­ни­ков для нашей про­грам­мы. Они посе­ща­ют кан­ди­да­тов, полу­ча­ют порт­фо­лио в тече­ние года и реша­ют, что опре­де­лить и куда. Кого-то вклю­ча­ют в общую про­грам­му, кого-то отби­ра­ют для фестиваля.

Я думаю, кри­те­рии, по сути, сле­ду­ю­щие – подой­дёт ли это для детей и для како­го воз­рас­та; когда воз­мож­но орга­ни­зо­вать выступ­ле­ние, и сво­бо­ден ли тот или иной участ­ник в это вре­мя; потя­нем ли мы это по бюджету.

Мы неком­мер­че­ская орга­ни­за­ция, но конеч­но, про­да­ём биле­ты, хотя не ради при­бы­ли самой по себе. И, конеч­но, мы хоте­ли бы делать боль­ше, но мы огра­ни­чен­ны рам­ка­ми бюд­же­та. Нас спон­си­ру­ет и сам город, и про­вин­ция, и вла­сти выс­ше­го уров­ня и лишь часть наше­го дохо­да обес­пе­чи­ва­ет про­да­жа биле­тов. То есть наша финан­со­вая модель в прин­ци­пе отли­ча­ет­ся от ком­мер­че­ской, где орга­ни­за­ция тех или иных меро­при­я­тий име­ет целью зара­бо­ток денег. Что без­услов­но поз­во­ля­ет рас­ти, нани­мать боль­ше пер­со­на­ла и так далее. Наша же цель пред­ста­вить как мож­но боль­шее коли­че­ство пред­ста­ви­те­лей самых раз­ных жан­ров как мож­но боль­ше­му коли­че­ству людей в рам­ках бюджета.

Кор­ре­спон­дент: Самый неожи­дан­ный кол­лек­тив сезона?

Робрехт Пен­дерс: Уни­вер­си­тет все­гда являл­ся осо­бым фак­то­ром в этом горо­де. Я про­сто назо­ву неко­то­рые циф­ры: мы город, кото­рый недав­но пре­одо­лел отмет­ку в сто тысяч жите­лей. Но к это­му ещё нуж­но доба­вить, как мини­мум 30 тысяч сту­ден­тов, но они тут нахо­дят­ся не круг­лый год, а лишь с октяб­ря по июнь в том слу­чае если успе­ва­ют, а если нет, то им при­хо­дит­ся сда­вать экза­ме­ны ещё и летом. Пото­му мы полу­ча­ем фак­ти­че­ски город в горо­де со сво­и­ми зда­ни­я­ми, собы­ти­я­ми и празд­ни­ка­ми. Это в бук­валь­ном смыс­ле город, живу­щий внут­ри дру­го­го горо­да. Тем не менее меня все­гда пора­жа­ло, что фла­манд­ские сту­ден­ты тут живут лишь с вос­кре­се­нья вече­ра до пят­ни­цы после обе­да. На выход­ных они обыч­но отправ­ля­ют­ся домой к роди­те­лям, что­бы взять све­жую одеж­ду и полу­чить нор­маль­ную еду. Вот так боль­шин­ство про­во­дит свою сту­ден­че­скую жизнь тут. И имен­но это я назы­ваю осо­бым уни­вер­си­тет­ским сооб­ще­ством. Мно­гие сту­ден­ты здесь начи­на­ют свою взрос­лую жизнь и имен­но поэто­му мне хоте­лось бы наве­сти с ними мосты. И в этом году мы при­ду­ма­ли сде­лать нечто, что мы одна­жды уже дела­ли, но в куда мень­шем мас­шта­бе. В этом году мы пла­ни­ру­ем про­ве­сти часть нашей про­грам­мы в их сту­ден­че­ских барах. У нас есть несколь­ко сту­ден­че­ских баров-кафе, при­над­ле­жа­щих раз­ным факуль­те­там, где дешё­вые напит­ки и где сту­ден­ты могут гром­ко пове­се­лить­ся. А для нас это отлич­ная пло­щад­ка, где мы мог­ли бы пред­ло­жить их вни­ма­нию моло­дых актё­ров и их поста­нов­ки. В тече­ние 4 дней в фев­ра­ле мы будем про­во­дить это под назва­ни­ем Фак­те­атр («Фак» – от сло­ва «факуль­тет» – прим. ред.) по ана­ло­гии с фак­ба­ром. Так что у нас будет факуль­тет­ский театр. И если вы фанат одно­го бара, то вы уви­ди­те в тече­ние 4 вече­ров четы­ре отдель­ные поста­нов­ки от раз­ных актё­ров, либо вы може­те путе­ше­ство­вать по барам сле­дуя за кем-то одним в 4 раз­ных местах если меж­ду вами уста­но­ви­лась какая-то связь. Само собой разу­ме­ет­ся, что мы уве­дом­ля­ем наших моло­дых арти­стов о том, что местом их выступ­ле­ния будет сту­ден­че­ский бар и поста­нов­ку они под­би­ра­ют тоже под­хо­дя­щую. Вме­сто того, что­бы выве­ши­вать пла­ка­ты, делать рекла­му на теле­ви­де­нии или радио и так далее, то есть при­тя­ги­вать зри­те­лей в театр, мы сами идём к зри­те­лю, где он на самом деле есть. Мы начи­на­ем в 20:00, что доволь­но рано для ноч­ной жиз­ни Лёве­на. Очень любо­пыт­но, что в ито­ге из это­го вый­дет и будет ли это что-то интел­лек­ту­аль­ное по духу или же ров­но наобо­рот. Вопрос вку­са высту­па­ю­щих моло­дых даро­ва­ний. Это может быть как боль­шой успех, так и провал.

Игра © Rainer Berson

Кор­ре­спон­дент: Мы несем ответ­ствен­ность за тех, кого откры­ли, вы отсле­жи­ва­е­те жизнь моло­дых кол­лек­ти­вов Леве­на, под­дер­жи­ва­е­те моло­дых арти­стов? К при­ме­ру, у вас на пре­зен­та­ции теат­раль­но­го сезо­на в мае высту­пал моло­дой бель­гий­ский певец. По его сло­вам, это была пер­вая серьез­ная пло­щад­ка в его жизни.

Робрехт Пен­дерс: кро­ме шоу-пре­зен­та­ци­он­ной сто­ро­ны дея­тель­но­сти наше­го куль­тур­но­го цен­тра есть ещё и ком­по­нен­та R&D — иссле­до­ва­ние и раз­ви­тие ина­че бы мы оста­но­ви­лись в сво­ём раз­ви­тии. В част­но­сти, это под­ра­зу­ме­ва­ет под­держ­ку моло­дых дебю­тан­тов в их пер­вых выступ­ле­ни­ях. Для это­го мы рас­по­ла­га­ем несколь­ки­ми инструментами.

Пер­вое, что мы можем предо­ста­вить — это наше ате­лье, некое рабо­чее про­стран­ство в ковор­кин­ге, где они могут полу­чить несколь­ко квад­рат­ных мет­ров для твор­че­ства, где они могут сво­бод­но созда­вать что-то и выра­жать себя. Кста­ти, дале­ко не все­гда это долж­но вести к како­му-то конеч­но­му про­дук­ту. Это ско­рее один из шагов раз­ви­тия актё­ра. Но спер­ва чело­век дол­жен подать заяв­ку и пре­зен­то­вать нам свой пре-про­дакшн, кото­рый у него задуман.

Вто­рое это, что мы назы­ва­ем «home made» или соб­ствен­ным (домаш­ним) выра­щи­ва­ни­ем, где мы даём воз­мож­ность моло­дым актё­рам и теат­раль­ным груп­пам пред­ста­вить их поста­нов­ки в этой мест­но­сти. Имен­но поэто­му соб­ствен­ное выра­щи­ва­ние. У нас есть несколь­ко куль­тур­ных цен­тров в ради­у­се 30 км от горо­да, и если мы нахо­дим их пер­вый про­дакшн доста­точ­но инте­рес­ным, то мы сра­зу орга­ни­зу­ем для них тур по этим куль­тур­ным цен­трам. Мы так­же берём на себя их про­дви­же­ние, рекла­му и про­да­жу биле­тов. Таким обра­зом, давая пер­вый тол­чок нача­лу их карьеры.

Кро­ме это­го, мы предо­став­ля­ем неболь­шие рези­ден­ции для писа­те­лей. Мы это дела­ли пару раз за послед­ние годы. Речь идёт о людях, чьи про­ек­ты доста­точ­но инте­рес­ны, но сами они нуж­да­ют­ся в про­стран­стве, где они мог­ли бы тво­рить, писать и рабо­тать. Тогда мы ищем для них рези­ден­цию. Мы хоте­ли бы актив­нее раз­ви­вать это направ­ле­ние в будущем.

К сожа­ле­нию, мы не так мно­го дела­ем чего-то подоб­но­го для музы­кан­тов, хотя ино­гда мы даём вот это зда­ние для бес­плат­ных кон­цер­тов, кото­рые про­во­дят сту­ден­ты. У нас в горо­де есть арт-шко­ла Luca, это не толь­ко музы­каль­ное учеб­ное заве­де­ние, но и испол­ни­тель­ское. Так вот у них есть направ­ле­ние Джа­за с заме­ча­тель­ны­ми пре­по­да­ва­те­ля­ми и моло­ды­ми сту­ден­та­ми, и в тече­ние фести­ва­ля мы даём воз­мож­ность груп­пам сту­ден­тов с пре­по­да­ва­те­ля­ми про­во­дить свои кон­цер­ты абсо­лют­но бес­плат­но у нас здесь. Речь обыч­но идёт о про­из­ве­де­ни­ях или фраг­мен­тах про­из­ве­де­ний звёзд исто­рии джа­за. Так мы даём воз­мож­ность сту­ден­там на очень ран­ней ста­дии их пути высту­пать перед ауди­то­ри­ей. Мы обыч­но дела­ем такие вещи в виде ланч-кон­цер­тов. Люди могут прий­ти со сво­и­ми коро­боч­ка­ми для лан­ча и выпить или съесть что-нибудь. Так же есть и кон­цер­ты «после рабо­ты». Это воз­мож­ность для людей не бежать на поезд и не пры­гать сра­зу в маши­ну после рабо­ты, а прий­ти на кон­церт, послу­шать музы­ку, пооб­щать­ся с дру­ги­ми таки­ми же людь­ми и всё это абсо­лют­но бесплатно.

Из подоб­ных меро­при­я­тий мы про­во­дим ещё домаш­ние кон­цер­ты. Это если у кого-то из жите­лей горо­да есть боль­шой зал дома, воз­мож­но с пиа­ни­но. И если они хотят устро­ить у себя кон­церт, то мы при­гла­ша­ем моло­дых испол­ни­те­лей, одно­го или трио. Их опла­ту мы берём на себя, а хозя­е­ва дома могут при­гла­сить сосе­дей и дру­зей, а так­же кого угод­но. Кон­цер­ты про­ис­хо­дят по вос­кре­се­ньям, так что ино­гда мож­но бук­валь­но путе­ше­ство­вать меж­ду таки­ми места­ми по все­му городу.

Ну и послед­нее это цир­ко­вой фести­валь, кото­рый все­гда даёт путёв­ку в жизнь новым талан­там. У нас есть и цир­ко­вая шко­ла в Брюс­се­ле, и мы так­же сотруд­ни­ча­ем с цир­ко­вой шко­лой Рот­тер­да­ма и одной с Юга Фран­ции. И мы при­во­зим все­гда неко­то­рых из их самых выда­ю­щих­ся талан­тов сюда. Даём им место про­жи­ва­ния для цир­ко­вых кол­лек­ти­вов. К при­ме­ру, на сле­ду­ю­щей неде­ле при­ез­жа­ет Австра­лий­ский кол­лек­тив со сво­им туром. Они будут здесь в поне­дель­ник и все биле­ты уже рас­про­да­ны пото­му, что они неве­ро­ят­ные, очень акро­ба­тич­ные и у них в про­грам­ме очень мно­го юмо­ра и заме­ча­тель­ной музыки.

В общем мы смот­рим, какой сей­час год и нет ли како­го празд­ни­ка или собы­тия, кото­рое мы мог­ли бы иссле­до­вать в поис­ках вдох­но­ве­ния для нашей про­грам­мы. Нет ли там чего-то, что мог­ло бы заин­те­ре­со­вать нашу пуб­ли­ку. Как я гово­рил, в отно­ше­нии Рос­сии игра­ет роль фак­тор экзо­ти­ки внут­ри её лите­ра­ту­ры и музы­ки. Это отлич­ная идея, что­бы постро­ить вокруг неё нашу про­грам­му. Мы мог­ли бы взять за осно­ву и дру­гих ком­по­зи­то­ров или книги.

Буду чест­ным, я не тот чело­век, кто созда­вал про­грам­му. Я не могу вспом­нить, что­бы мы рабо­та­ли вме­сте с рус­ским посоль­ством или куль­тур­ным его под­раз­де­ле­ни­ем. Этот вопрос может сто­ить изу­че­ния для буду­щих сезо­нов. Но, конеч­но, в нашей про­грам­ме у нас есть неко­то­рые соли­сты из раз­ных частей Рос­сии и Восточ­ной Евро­пы. Когда мы гово­рим о клас­си­че­ской музы­ке. Кро­ме это­го, мы обра­ща­ем вни­ма­ние, на под­ни­ма­ю­щи­е­ся Ази­ат­ские стра­ны. Если вспом­нить Кон­курс коро­ле­вы Ели­за­ве­ты, то есть мно­же­ство очень хоро­ших и даже выда­ю­щих­ся уче­ни­ков клас­си­че­ской шко­лы. Рос­сия, сама по себе, есть стра­на вели­ко­го пер­фор­ман­са. То есть не толь­ко писа­те­лей и ком­по­зи­то­ров, но так­же и арти­стов пер­фор­ман­са. Их обыч­но пред­став­ля­ют нам через сотруд­ни­че­ство с «оркест­ром Прин­цес­сы». В осталь­ном у нас нет ника­ко­го сотруд­ни­че­ства с Рос­си­ей. Это в отли­чие от, напри­мер Фин­лян­дии, посоль­ство кото­рой посто­ян­но зани­ма­ет­ся про­мо­ти­ро­ва­ни­ем сво­их испол­ни­те­лей. К при­ме­ру, есть такой извест­ный фин­ский джа­зо­вый тру­бач Вер­не­ри Пой­о­ла. Так вот его про­дви­га­ли и в фейс­бу­ке, через свои стра­ни­цы и через свои новост­ные рас­сыл­ки. Если это кто-то осо­бый, то могут брать на себя и транс­порт­ные и рас­хо­ды на про­жи­ва­ние. Или взять, к при­ме­ру Швей­ца­рию, у кото­рой здесь очень актив­ное куль­тур­ное под­раз­де­ле­ние и у них есть новост­ная рас­сыл­ка и они каж­дый раз инте­ре­су­ют­ся, нет ли у нас в про­грам­ме швей­цар­ских испол­ни­те­лей. И если это так, то они вся­че­ски его про­мо­ти­ру­ют. В этом году у нас есть ирланд­ская груп­па народ­ных испол­ни­те­лей, а в Левене есть ирланд­ский кол­ледж и ирланд­ская часов­ня, и мы при­гла­си­ли ирланд­скую груп­пу туда. Вот тогда обра­зу­ет­ся сим­би­оз: у них есть своя пло­щад­ка, свои меро­при­я­тия, мы же при­во­зим к ним эту груп­пу, а они нам помо­га­ют орга­ни­зо­вать и про­дви­нуть, и это уже очень хоро­шая вещь, и то на чём мы фоку­си­ру­ем­ся — захва­тить вни­ма­ние людей хоро­шей про­грам­мой. И если уда­ёт­ся соеди­нить это с сооб­ще­ством это­го арти­ста, то мы полу­ча­ем двой­ную связь, то есть не толь­ко с нашей, даль­ней ауди­то­ри­ей, но и с мест­ной диаспорой.

То же самое каса­ет­ся и «рус­ской состав­ля­ю­щей» нашей про­грам­мы. Если чест­но, я не знаю, насколь­ко широ­ко Рос­сия пред­став­ле­на у нас в стране и есть ли здесь куль­тур­ный центр. Наша же рус­ская про­грам­ма будет на нидер­ланд­ском. Мы, конеч­но, можем её пере­ве­сти, если обна­ру­жим, что есть мно­го меж­ду­на­род­но­го вни­ма­ния к ней.

Кор­ре­спон­дент: Поче­му те, кто про­чтёт это интер­вью, будь то жите­ли или гости Леве­на, обя­за­тель­но долж­ны посе­тить меро­при­я­тия 30СС ваше­го ново­го сезона?

Робрехт Пен­дерс: Не важ­но куда вы идё­те, все­гда долж­на созда­вать­ся эмо­ци­о­наль­ная связь с фор­мой искус­ства. Наша про­грам­ма тем и инте­рес­на, что она пред­ла­га­ет такое бога­тое меню, где есть всё, что вы може­те поже­лать. Вам нра­вит­ся джаз — он у нас есть, нра­вит­ся клас­си­ка — она тоже при­сут­ству­ет, хоти­те послу­шать оркестр — пожа­луй­ста, по душе совре­мен­ная клас­си­ка с одним испол­ни­те­лем за пиа­ни­но с вкрап­ле­ни­я­ми элек­трон­ной музы­ки — и это у нас есть, хоти­те цирк – да, и он есть. Мы куль­тур­ный центр для людей всех воз­рас­тов и вку­со­вых пред­по­чте­ний. Конеч­но, мы не можем делать всё в силу бюд­жет­ных, вре­мен­ных и про­стран­ствен­ных огра­ни­че­ний. Но в рам­ках этих огра­ни­че­ний мы ста­ра­ем­ся пред­ло­жить что-то для каждого.

Есть прав­да нечто, что я хотел бы под­черк­нуть. Наша целе­вая пуб­ли­ка, на кото­рой мы фоку­си­ру­ем­ся это семьи и малень­кие дети. И имен­но поэто­му так мно­го вни­ма­ния уде­ля­ет­ся ран­не­му теат­раль­но­му опы­ту. Мы очень хотим уйти от ими­джа элит­но­го теат­ра, где всё слож­но и нуж­но учить­ся, мно­го читать, что­бы пони­мать и где всё недо­ступ­но обыч­но­му чело­ве­ку. Театр для нас — это про эмо­цию. При наблю­де­нии за выступ­ле­ни­ем долж­но что-то про­ис­хо­дить как в голо­ве, так и в серд­це, это долж­но быть какое-то пере­жи­ва­ние и эмо­ции. Даже отри­ца­тель­ные — это тоже эмо­ции. Мир не иде­а­лен и всё не под­хо­дит всем. Что рабо­та­ет для одно­го, не рабо­та­ет для дру­го­го. Я бы ска­зал дай­те это­му шанс и при­ди­те с откры­тым серд­цем, и я наде­юсь мы смо­жем его напол­нить. Это зву­чит как по-про­по­вед­ни­че­ски, но нет, я не про­по­вед­ник культуры.

Сей­час театр изме­нил­ся, если посмот­ри­те на наш зал, да, и на любой — они оди­на­ко­вы по все­му миру, то вы уви­ди­те, что неко­то­рые места не столь­ко для того, что­бы наблю­дать за про­ис­хо­дя­щим на сцене, но ско­рее, что­бы того, кто при­шёл мог­ли уви­деть. Это было место посе­ще­ния людей, при­над­ле­жав­ших опре­де­лён­ным кру­гам и демон­стра­ции себя. Ходить в театр было пре­стиж­но. Теперь же театр совсем про бли­зость к актё­ру, уви­деть кого-то во вре­мя выступ­ле­ния, и это обо­га­ще­ние ваше­го «я». Имен­но ради это­го мы и дер­жим цены пре­дель­но низ­ки­ми, дабы это не было барье­ром для публики.

Интер­вью под­го­то­ви­ли Дарья ГОРДЕЕВА, Антон МОГИЛЕВЦЕВ

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.