«Сколь долго будет длиться то НЕНАВСЕГДА»

505

В Государственной Третьяковской галерее представлена выставка «НЕНАВСЕГДА. 1968–1985» – масштабное исследование изобразительного творчества, посвящённого периоду застоя и перестройки. В залах экспозиции можно увидеть работы Гелия Коржева, Татьяны Назаренко, Ильи Кабакова, кадры фильмов Андрея Тарковского, Романа Балаяна, Сергея Соловьёва и других представителей художественного мира второй половины ХХ-го столетия

К.В. Муллашев, род. 1944 году. Юность. Часть II. 1978 год. Из серии «Земля и время. Казахстан». Государственная Третьяковская галерея

И.И. Кабаков. Вшкафусидящий Примаков. 1972 год. Факсимиле. 1994 год. 47 листов. Бумага, печать факсимиле, 51 х 35 (каждый лист). Государственная Третьяковская галерея

Т.Н. Яблонская. Вечер. Старая Флоренция. 1973 год. Холст, масло, 100 х 120. Государственная Третьяковская галерея

Г.М. Коржев. Самовар. 1984 год. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея

Б. Эпельбаум-Марченко. Одиссей и Пенелопа. 1978 год. Двухфигурная композиция. Шамот, металл. Постамент – дерево. Государственная Третьяковская галерея

Д.Д. Жилинский. Воскресный день. 1973 год. ДСП, темпера. Государственная Третьяковская галерея

В.Д. Пивоваров. Московская вечеринка. 1971 год. Оргалит, эмаль. 80 х 120. Государственная Третьяковская галерея

Т.Г. Назаренко. Мастерская. 1983 год. Левая часть триптиха. Холст, масло. 140 × 100. Государственная Третьяковская галерея

С.Н. Базилев. Однажды на дороге. 1983 год. Холст, масло. 160 × 120. Государственная Третьяковская галерея

Группа «Гнездо». Железный занавес. 1976 год. Листовое железо, масло. Государственная Третьяковская галерея

В. Комар, А. Меламид. Идеальный лозунг. 2004 год. Авторское повторение работы 1972 года. Дерево, ткань, масло. Государственная Третьяковская галерея

Т. Фёдорова. Венеция. 1983 год. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея

В. Комар, А. Меламид. «Наша цель – коммунизм! Комар, Меламид». 2004 год. Авторское повторение работы 1972 года. Дерево, ткань, масло. Государственная Третьяковская галерея

В.Е. Попков. Хороший человек была бабка Анисья. 1971-1973 год. Холст, масло, полихлорвиниловая темпера. Государственная Третьяковская галерея

Пожалуй, во все времена человечество находилось в поиске – себя ли, Бога ли, смысла бытия. Указанный период не стал исключением – в нём нашлось место всему – довлеющей идеологии и кухонным спорам, двойной жизни, такой же двойной морали и ухода от советской действительности.

Это не моё время, поэтому судить о нём объективно не получается, но та эпоха очень напоминает время сегодняшнее – такое же разностороннее, разномастное, насыщенное плюрализмом мнений, суждений, споров и дискуссий (многое сейчас просто ушло в онлайн, что раньше заменяло кухонные посиделки, баталии и компании). Мы уходим в себя, ищем истину, спорим о будущем наших детей и последующих поколений и пытаемся заглушить голос тревожной совести.

Неофициальное искусство сосуществовало (не без проблем и не без закрытия выставок) и тогда – в 70-е ХХ-го – периода расцвета художественной, кинематографической, музыкальной жизни. Достаточно вспомнить «Зеркало» Тарковского или экранизации русской классики, анимационные шедевры Хржановского и Норштейна.

Художник призван не только и не столько описывать действительность, сколько её осмыслять. В прошлом столетии осмыслению поддаваться крайне сложно – уж слишком много в нём было жестокого, кровавого, ломающего всяческие стереотипы и традиции. На смену агарной культуре, общинной, деревенской пришла индустриальная. Человечеству понадобился космос, ядерное оружие, нефтяные вышки и ГЭС. Старое ломалось мгновенно и моментально, часто не считаясь с экологической культурой. Деревни пустели и мелели, насыщая город населением, ослеплённым величием индустриальной мощи. Как же пронзительны заключительные кадры «Сибириады» Андрея Кончаловского… Старое разрушено, а вот построено ли новое – вопрос.

Завершит работу выставка 11 октября 2020 года.

Марина АБРАМОВА

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.