«Свеча негасимая» – антология 37-ми авторов, живущих в разных частях света и пишущих на русском языке вышла в свет

296

…Неожиданно светлое и душевное чтиво – антология текстов, собранных со всего мира, который, кажется, как никогда уверенно и предсказуемо катится в тартарары. Что нам делать при этом, спросите? У авторов сборника, куда вошли стихи и проза 37-ми литераторов, живущих в разных частях света и пишущих на русском языке – от Канады до Германии и от Нью-Йорка до Киева – есть ответы и на этот, и на все последующие вопросы. Слишком многое пережили почти все они, будучи эмигрантами, «уехавшими», «не вернувшимися», и все-таки – поэтами, писателями, художниками, не разменявшими свой дар на склоки и ворчание, и даже на молчание – не разменявшие. Это ли не дар, не призвание и высшая данность – светить вопреки всему? Как говорится, таких, «светящих» и «светящихся» нынче уже почти не сыщешь, и поэтому составителю антологии – настоящей литературной сокровищницы и светлицы смыслов – честь и хвала за этот титанический труд. «А романтиков нынче почти не рождает держава, / а романтики что-то в новом веке перевелись. / На крылатых конях, тихо следуя за Окуджавой, / растворились в пространстве и куда-то перенеслись», – подтверждает Леонид Блюмкин (Гамбург).

Свеча негасимая. — Составитель Т. Ивлева. – СПб.: Алетейя, 2020 – 324 с. – (Серия «Коллекция поэзии и прозы»)

Стоит отметить, что биография некоторых замечательных авторов антология уже звучит, как готовый текст, немой укор, незакрытый счет. «Радзиковицкий Юрий Михайлович – педагог с сорокапятилетним стажем, проработавший многие годы в системе народного образования Ставропольского края: учитель русской словесности, инспектор отдела образования, директор гимназии. С 1999 года проживает в городе Эссен, Северная Рейн-Вестфалия». Дома остались книги, пособия и даже занимательные очерки по истории русских слов и выражений «Тормашки». Последнее – тоже, словно состояние души…

Ну, а что делать с этими текстами – поэзией и прозой, воспоминаниями и фантазиями – в наши с вами «темные» времена? «В такую погоду читать бы Гомера, к примеру, / да штопать носки или длинные письма писать, / болтать об искусстве, и в непринуждённой манере / какой-нибудь велосипед в соавторстве изобретать», – подсказывает Галина Комичева (Киев). О чем, на самом деле, эти послания в вечность, собранные в одной антологии с таким патриархальным, казалось бы, названием? Как бы там ни было, образ света, горения, свечи и костра встречается у многих ее участников, о чем бы и откуда они не писали. Подбирались участники, конечно, не по такому принципу, и все-таки, эстафета «свечи негасимой» неминуема. Передают же ее, в частности, Александр Айзенберг (Гамбург) и Виталий Амурский (Париж), Александр Спренцис (Киев) и Евгений Лесин (Москва), Борис Марковский (Бремен) и Борис Фабрикант (Борнмут), Мария Савкина (Санкт-Петербург) и Андрей Коровин (Москва). Также представлены коллекции рисунков и чёрно-белых фоторабот: Владимира Сычёва (Берлин), Владимира Базана (Париж), Владимира Титова (Париж) и Натальи Говши (Миссиссога, Канада).

Среди тем в антологии есть «планов громадье», как у поэта-«агитатора, горлана, главаря», есть и тихая гавань деревенского быта, тихо звучащая на контрасте с городскими притчами и романсами. «Он мне говорил, что в молодости задумал переписать всю историю России, такие были у него грандиозные замыслы, сообщает Римма Запесоцкая из Мюнхена, – Генрих Ильич был родом из Житомира, и несколько его текстов опубликованы на украинском языке, который он знал в совершенстве». Словно в противовес ей звучит тихий голос других авторов – рефлексии, откровения, размышления. «Весь девятнадцатый молчала, / в двадцатом стала говорить / про то, что на колу мочало, / а в рукаве пырей и сныть, – констатирует Анна Германова (Оффенбах-на-Майне). – базар-вокзал, сказал-отрезал, / в стакане лютая бурда, невыносимым фа-диезом / ломают локти поезда, / стучат суставами и катят, / орехи сыплют из прорех / в какой-то раковой палате, / в какой-то роковой горе, / двадцатый год висит и косит, / не перекосит, не замнёт, / и каждой позвоночной костью, / как лентой, входит в пулемёт…»

Юрий СЕМИРЯГА

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.