Заволжские песни

146
бесприданница - сцены из спектакля

Музыкальный театр из города Иваново – постоянный участник фестиваля «Видеть музыку» (проводится при поддержке Министерства культуры РФ и с использованием гранта Президента РФ, предоставленного Президентским фондом культурных инициатив). В этом году коллектив приехал уже в пятый раз, и представил в столице свою версию мюзикла «Бесприданница» авторства композитора Ефрема Подгайца и либреттиста Льва Яковлева по пьесе А.Н. Островского.

Мюзиклы – не самое популярное направление работы Ефрема Подгайца: он написал их всего шесть (тогда как опер как минимум полтора десятка, а сочинений для симфонического и камерного оркестра гораздо больше, и композитора знают в первую очередь именно по этой музыке). «Бесприданнице» повезло – печальная история о заволжской красавице насчитывает уже три постановки (в Магадане, Новосибирске и вот теперь в Иваново), и все – незаурядные и интересные.

Главный режиссер Ивановского театра Антон Лободаев сделал крепкое динамичное зрелище, с аккуратным, чуть ироничным отношением к классическому первоисточнику. В спектакле есть и лирические, и комедийные линии, и вполне современные мысли о поисках счастья и о том, как трудно быть «не таким как все». А оркестр во главе с дирижером Дмитрием Щудровым извлекает максимум красок из музыкального материала – довольно простого для композиторского стиля Подгайца.

На сцене (художник-постановщик Валентина Новожилова) – умиротворяющий пейзаж: набережная, ротонда с белыми колоннами, сзади видна сливающаяся с небом Волга. Атмосфера неспешности, спокойствия. За которыми – и страсти, и тоска, и одиночество. Ведь у каждого героя – свои секреты, свои желания и стремления.

Балетмейстер Елена Рыжова придумала обрамляющую действие цыганскую тему: бойкий танцующий ансамбль девушек в цветных юбках начинает спектакль, задавая настроение. Цыгане возникнут еще не раз, и их появление станет почти мистическим, обозначающим неумолимый рок, преследующий героев.

«Бесприданница» получилась «мужским» спектаклем: именно герои-мужчины здесь правят бал, именно их амбиции и чувства сходятся в нешуточной борьбе. Безусловный центр актерского ансамбля – Игорь Демин, его Юлий Капитонович Карандышев вызывает и негодование, и, еще больше, сочувствие. Высокий, угловатый, в очках, этот Карандышев словно привык к насмешкам окружающих и живет в своей «раковине». Притом что привлекателен, неглуп и горд. Но любовь к Ларисе, истовая, не знающая границ, заставляет его вступить в схватку. Ломая при этом самого себя. В трагическом финале именно его жаль больше всего. Его, не Ларису. Мягкое актерское обаяние, пластичность, уверенный красивый тенор – Карандышев-Демин хорош необыкновенно.

В противовес мечущемуся, страдающему Карандышеву Сергей Сергеевич Паратов у Сергея Андрияненкова – сама уверенность. Молодой, почти мальчишка, очаровательный нахал в ослепительно-белом костюме, со сверкающей брошью в галстуке, он покоряет и даже пугает одним своим появлением. Ему и сам черт не брат – азарт и жизнелюбие делают его победителем в любой ситуации. Вокально Паратов раскрывается только во втором акте – и Андрияненков обнаруживает чувственный летящий баритон, придающий его герою еще большую притягательность.

Брутальной энергии добавляют на сцене и парочка купцов, Максим Галенков – Мокий Парменыч Кнуров и Павел Доронин – Василий Вожеватов (какой чудесный водевильный дуэт у них в конце второго акта!), и Андрей Селиванов – хитрый, все подмечающий половой Иван, и, конечно, Дионисий Тютюриков – обаятельный голосистый цыган Илья.

В «мужской» истории дамы, конечно, занимают особое место. Их только две, и они на высоте. Шустрая Харита Игнатьевна у Ольги Наяновой – такой собирательный образ тетушек-мамушек из разных пьес Островского: вкрадчивые интонации, лукавое кокетство, деланное простодушие, за которым железобетонный характер. Такие как она мягко стелят – да жестко спать. Лариса же у Наталии Леляевой – замкнутая ледяная красавица, которой совсем не льстит повышенное внимание кавалеров. Наоборот, она чувствует себя неуютно среди них.
Только в объятиях Паратова она становится другой – нежной до отчаяния, буквально растворяющейся в его руках. У Леляевой яркое высокое сопрано, и особенно удачно голос звучит в самом пронзительном и музыкально объемном номере спектакля – романсе о любви цыганки, который звучит в сцене обеда у Карандышева.

Пьесы «бытописателя» Островского и мюзикл – казалось бы, нет более трудносочетаемых вещей. Однако мюзикл настолько гибкий жанр, что его языком можно рассказать все что угодно. И сочинения крупных композиторов (как написанные давно, так и, благодаря недавнему юбилею Островского, созданные вот-вот), и их сценические версии – удачное тому подтверждение.

бесприданница - сцены из спектакля

бесприданница - сцены из спектакля

бесприданница - сцены из спектакля

бесприданница - сцены из спектакля

бесприданница - сцены из спектакля

бесприданница - сцены из спектакля

бесприданница - сцены из спектакля

бесприданница - сцены из спектакля

Алиса НИКОЛЬСКАЯ,
Фото — Павел СМЕРТИН

Предыдущая статьяВ Яндекс Картах появились 3D-модели достопримечательностей Москвы и Санкт-Петербурга
Следующая статья«Жемчужина в короне мирового балета»