Vivacello 2019: как это было

912

C 10 по 20 ноября 2019 года в Москве проходил XI международный фестиваль виолончельной музыки под руководством Бориса Андрианова. Уникальные подробности Vivacello — в нашем обзоре.

Открытие. Фото Наташа Польская

Фестиваль виолончельной музыки Vivacello отметил одиннадцатый год своего существования стильным редизайном, рекордным числом российских премьер и перформативными практиками. В первое десятилетие форум безоговорочно достиг поставленной цели — привлечь в залы не только классическую консерваторскую аудиторию, но и людей с улицы.

Борис Андрианов, идейный вдохновитель и художественный руководитель Vivacello, успешно налаживает диалог молодых музыкантов с мастерами и рассеивает флер элитарности вокруг академической музыки. Фестиваль, возникший в результате случайной, но счастливой встречи виолончелиста и известных меценатов Тамаза и Иветы Манашеровых, однажды летевших с Андриановым одним рейсом, считает своей главной целью популяризировать инструмент, чей сольный статус устоялся лишь в XX веке не без существенного влияния Мстислава Ростроповича.

Vivacello является прямым продолжателем дела виолончелиста №1, признанного во всем мире. Организованный как раз год спустя после ухода маэстро Ростроповича, он унаследовал традицию создания произведений ведущими композиторами современности на заказ — специально для фестиваля. Таким образом, Борис Андрианов ответил на главный запрос всех своих собратьев по инструменту— расширение виолончельного исполнительского репертуара.

Нынешний фестиваль проходил под знаком Года музыки Великобритании и России, чем объясняется приезд на Vivacello целого ряда музыкантов из Соединенного королевства, в том числе и двух джаз-бэндов, созданных виолончелистками Ширли Смарт и Аянной Виттер-Джонсон.

Изюминкой этого года стал приезд Кшиштофа Пендерецкого, триумфатора первого сезона, с его знаменитым Concerto grosso №1, прозвучавшим 10 ноября в «Зарядье» на концерте, открывавшем форум. На вопрос журналистов, было ли произведение когда-то исполнено так, как задумывалось, маэстро лукаво ответил: «Думаю, это произойдет нынешним вечером». Правда, дирижировать своим сочинением ему не позволило самочувствие. К счастью, оно не сказалось на его неискоренимой иронии. На просьбу объяснить свою полувековую верность нашей стране пан Пендерецкий отреагировал молниеносно: «Ну, в России публика хорошая!» Человек немногословный, композитор тем не менее охотно поблагодарил Бориса Андрианова за возможность уйти с пресс-конференции пораньше, чем вызывал улыбку всех участников.

Соотечественник Арама Хачатуряна Нарек Ахназарян сыграл его Концерт-рапсодию, посвященный Ростроповичу. Произведение, по признанию музыканта, незаслуженно редко исполняют, а потому это выступление для него особенное. С ним согласилась Ивета Манашерова, процитировав слова одного из участников прежних Vivacello: «Я люблю этот фестиваль, потому что здесь не обязательно играть шлягеры».

Настоящий фурор произвело сочинение французского композитора, гитариста и дирижера Самюэля Струка «Le Rêve de Maya» — авангардный концерт для виолончели с аккордеоном, походящий на философскую притчу, также исполненный на открытии фестиваля. В нем сошлись редкое сочетание инструментов, ориентальные мотивы, жгучие краски latina, отголоски древних цивилизаций. Автор говорит, что это сновидение зачарованной девочки трех-четырех лет, ее путешествие по миру, где все видения — не то чувства, не то иллюзии, а потому это универсальный сон каждого из нас.

Внушительна и образовательная программа нынешнего фестиваля. В рамках Vivacello-Академии прошли мастер-классы приглашенных виолончелистов для студентов Московской консерватории. В этом году организаторы решили дополнить их лекцией профессора Академии имени Яна Сибелиуса в Хельсинки, виолончелиста Раймо Сариолы, некогда бывшего учеником самого Ростроповича. Все интересующиеся могли посмотреть уникальные видеозаписи уроков с мастером и познакомиться с его методикой.

А для самых любознательных 12 ноября состоялся концерт-лекция Габриэля Джебрана Якуба, человека-оркестра — мастера струнных музыкальных инструментов, художника, ювелира, композитора и виолончелиста. По его инициативе представители московской и питерской исполнительских школ собрались вместе и пригласили британца Гая Джонстона, чтобы сыграть Баха, возвышаясь над слушателями в двухуровневом пространстве флигеля, и рассеять миф о противостоянии двух столиц.

Габриэль Джебран Якуб рассказал, что его и всех участников концерта связывают крепкие дружеские отношения. Изготовив для музыканта инструмент, он знает все и о нем, и о его владельце (виолончелисты это подтвердили). Мастер признался: «Боря у нас — двигатель эксклюзивных идей. А у меня как раз была одна мечта: сыграть «Бахиану» Вила-Лобоса на моих виолончелях. Это такая очень древняя мечта, мне было, наверное, лет двенадцать…» Среди гостей вечера оказалось немало детей, они с искренним любопытством следили за происходящим на сцене. Тем, что постарше, после концерта даже позволили «распробовать» инструменты редкой полноты звучания и тембральной окраски.

Литературно-музыкальный вечер. Фото Евгений Евтюхов

13 ноября в Малом зале Московской консерватории прошел литературно-музыкальный вечер. Писатель Саша Филипенко прислушался к виолончели Бориса Андрианова. Не к музыке, которую на ней исполняют, а к ее внутреннему голосу — и записал все, что она ему рассказала. «Липосакции», тату, череда «бывших» – от сына Николая I до великого Сапожникова, — поездки в метро и на снегоходе по тундре, оленина и бурятские малыши, — казалось бы, этой истории еще звучать, и звучать, и будоражить не одно поколение слушателей. Вместо этого она может нелепо и трагически оборваться…

Да, у старинного инструмента, как у человека, как у дерева, есть душа. В отличие от большинства женщин виолончель венецианского мастера Доменико Монтаньяны не скрывает своего возраста: «Мне всего-то триста лет…» — говорит она голосом Татьяны Друбич. И гордится своей родословной: «Папа клен, а мама — ель». Ее разлучили с сестрами, перепродавали, терзали монаршие особы весьма посредственных музыкальных способностей, а вот орден великомученицы так и не вручили. Хотя она два века жила в тени скрипок, прошла через семнадцатый год, революционный концерт Дворжака и «изуверские» опусы, написанные специально для Ростроповича. Но и этого мало! Ее решили заклеймить, и она по сей день не имеет права вывести татуировку с символами страны, которой больше нет.

Саше Филипенко удалось нащупать тонкую и вместе с тем очень верную интонацию, отчего ворчание старинной виолончели обернулось, по большому счету, одой в ее честь. Не было в ней ни пафоса, ни патетики, а была такая понятная человеческая грусть. Любопытно, что эта очень личная история Бориса Андрианова и его инструмента оказалась ясна приглашенному британскому виолончелисту Гаю Джонстону и без перевода. Татьяну Друбич, по ее собственному признанию, это глубоко тронуло и поразило. Накануне мы общались с самим артистом, но Гай и словом не обмолвился об интимной составляющей программы. Сказал только: «Смесь виолончельного репертуара разных эпох будет сопровождаться рассказом об инструменте Монтаньяны». И, подумав, добавил: «История в целом очень вдохновляющая, особенно для молодых людей».

А дело в том, что ежегодно за аренду инструментов из Государственной коллекции музыкантам приходится платить немалую сумму, теперь исчисляемую миллионами рублей. Александр Рудин уже был вынужден расстаться со своей спутницей. Принять нелегкое решение предстоит и Борису Андрианову. Конечно, ведь для него нет ничего непосильного. Он разъезжает по российским глубинкам, где живая музыка, может быть, никогда не звучала; дает концерты детям, чье здоровье едва ли позволит им когда-нибудь добраться до консерватории; уговаривает живых классиков писать музыку для виолончели, пока остальные жалуются на нехватку репертуара… И за все это наверняка получает сотни тысяч долларов, из которых плата за аренду инструмента — все равно что чаевые швейцару. Так, видимо, рассуждают в Госколлекции. Но мы-то знаем, что станет даже с самой красивой женщиной планеты, если запереть ее в чулане…

Закрытие фестиваля. Фото Евгений Евтюхов

Фестиваль завершился 20 ноября в Концертном зале Чайковского. Борис Андрианов пригласил поучаствовать в завершающем концерте британских виолончелистов Рафаэля Уоллфиша и Лору ван дер Хейден, а также дирижера Джастина Брауна. Заболевшего Сергея Догадина героически подменил скрипач Айлен Притчин. В память о композиторе Анатолиюсе Шендеровасе впервые в России исполнили его Концерт для скрипки, виолончели и фортепиано с оркестром. Прозвучала и еще одна российская премьера — Концерт для виолончели с оркестром Джеральда Финци. Сам Борис Андрианов отвечал за рок-н-ролл, сыграв авангардный концерт Фридриха Гульды на стыке академической музыки и джаза. Смелую программу фестиваля скрасил специальный гость — Виктор Симон, более полувека возглавляющий группу виолончелей Большого симфонического оркестра имени П. И. Чайковского. Ведущий Артем Варгафтик в очередной раз поразил своей эрудицией, поведав слушателям забавные истории из жизни композиторов.

Гюльнара БИЧИЕВА</>

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.