Выставка художественных работ Владимира Милошевского «Цвет времени» открывается в Государственном музее А.С. Пушкина

716

14 декаб­ря 2018 года в Госу­дар­ствен­ном музее А.С. Пуш­ки­на (Москва, ул. Пре­чи­стен­ка, 12/2) худо­же­ствен­ных работ иллю­стра­то­ра, живо­пис­ца Вла­ди­ми­ра Алек­се­е­ви­ча Мило­шев­ско­го. В экс­по­зи­и­ции будет пред­став­ле­но более 170 работ раз­но­го пери­о­да – самые ран­ние рисун­ки поме­че­ны нача­лом 1920‑х годов, послед­ние – сере­ди­ной 1970‑х. Часть экс­по­ни­ру­е­мых работ широ­кая пуб­ли­ка уви­дит впер­вые. В орга­ни­за­ции выстав­ки при­ни­ма­ют уча­стие Госу­дар­ствен­ный музей исто­рии рос­сий­ской лите­ра­ту­ры им. В.И. Даля,
Воро­неж­ский област­ной худо­же­ствен­ный музей им. И.Н. Крам­ско­го, част­ные коллекционеры.

Вла­ди­мир Мила­шев­ский. Вос­ход. Бума­га, аква­рель. 1928 год

Твор­че­ская био­гра­фия масте­ра хоро­шо изу­че­на. Пер­вые уро­ки живо­пи­си он полу­чил в 1906–1907 годах в Сара­то­ве в Бого­лю­бов­ском рисо­валь­ном учи­ли­ще у В. Коно­ва­ло­ва, с 1911 по 1913 год учил­ся в Харь­ко­ве в сту­дии А.Грота и Э.Штейнберга, а завер­шил свое обра­зо­ва­ние худож­ник в Петер­бур­ге в ВХУ при Ака­де­мии худо­жеств на архи­тек­тур­ном отде­ле­нии у Н. Бру­ни, А. Тво­рож­ни­ко­ва, Г. Зале­ма­на и А. Маков­ско­го. После окон­ча­ния учи­ли­ща в 1915 году Вла­ди­мир Мила­шев­ский два года рабо­тал в «Новой худо­же­ствен­ной мастер­ской» под руко­вод­ством М.Добужинского, Е.Лансере и А.Яковлева. Впер­вые рисун­ки худож­ни­ка широ­кая пуб­ли­ка уви­де­ла на выстав­ке в Пет­ро­гра­де в 1921 году. 

С 1924 года Вла­ди­мир Мила­шев­ский жил в Москве. В 1929–1931 годах, как тео­ре­тик и один из созда­те­лей твор­че­ской груп­пы «13» (в нее в раз­ное вре­мя вхо­ди­ли Татья­на Маври­на, Нико­лай Кузь­мин, Анто­ни­на Сафро­но­ва, Борис Рыб­чен­ков, Давид Бур­люк и дру­гие моло­дые худож­ни­ки), участ­во­вал в груп­по­вых выстав­ках. Мила­шев­ский и его твор­че­ские еди­но­мыш­лен­ни­ки испо­ве­до­ва­ли прин­ци­пы «тем­по­во­го рисун­ка» – экс­прес­сив­но­го, мгно­вен­но­го натур­но­го рисун­ка, без пред­ва­ри­тель­но­го наброс­ка, с одно­вре­мен­ны­ми непо­сред­ствен­но­стью и остротой. 

В этот же пери­од Мила­шев­ский созда­ет цикл порт­ре­тов извест­ных писа­те­лей. В нача­ле 1930‑х годов Мос­ков­ское това­ри­ще­ство писа­те­лей зака­за­ло ему раз­ра­бот­ку обще­го дизай­на недо­ро­го типо­во­го изда­ния. Обя­за­тель­ным эле­мен­том худож­ник пред­ло­жил гра­фи­че­ский порт­рет авто­ра пред­став­ля­е­мо­го про­из­ве­де­ния. Таких порт­ре­тов Мила­шев­ский создал око­ло соро­ка. Часть из них хра­нит­ся в Воро­неж­ском област­ном худо­же­ствен­ном музее им. И.Н. Крам­ско­го, кото­рый вла­де­ет сего­дня одной из круп­ней­ших кол­лек­ций В.А. Мила­шев­ско­го. Когда-то худож­ник сам пере­дал в дар воро­неж­ской гале­рее, где в 1966 году состо­я­лась его пер­вая пер­со­наль­ная выстав­ка, зна­чи­тель­ную часть сво­их гра­фи­че­ских и живо­пис­ных работ, сочтя, что в огром­ных сто­лич­ных музе­ях мно­гим про­из­ве­де­ни­ям уго­то­ва­на была бы судь­ба «пылить­ся в запасниках».

Вла­ди­мир Мила­шев­ский. Порт­рет Иса­а­ка Бабе­ля. Бума­га, тушь, спич­ка, сепия. 1933 год

Исто­рия порт­ре­та Иса­а­ка Бабе­ля, кото­рый будет пред­став­лен на выстав­ке в Музее А.С. Пуш­ки­на на Пре­чи­стен­ке, сохра­ни­лась в мему­а­рах само­го худож­ни­ка. Обыч­но, садясь порт­ре­ти­ро­вать, Мила­шев­ский мгно­вен­но рисо­вал чело­ве­ка, без вся­ких попра­вок и наброс­ков. Кста­ти, писал порт­ре­ты он по-раз­но­му, в том чис­ле и – автор­ское ноу-хау! – обыч­ной сер­ной спич­кой. Спич­ку под­жи­гал, гасил, макал в тушь и зари­со­вы­вал быст­ры­ми маз­ка­ми. С порт­ре­том Бабе­ля что-то пошло не так: «Вро­де, как бы, что-то полу­чи­лось в смыс­ле лов­ко­го «бега линий», быст­ро­ты их нане­се­ния на бума­гу, вкус­ных уда­ров… Но, увы, чего-то послед­не­го, исклю­чи­тель­но при­су­ще­го толь­ко одно­му чело­ве­ку – писа­те­лю Бабе­лю – не было! Всё «дво­ю­род­ный брат», хихи­кая, смот­рел на меня из-за бега моих линий…» – вспо­ми­нал Вла­ди­мир Мила­шев­ский. Ситу­а­цию спас­ла появив­ша­я­ся вдруг «какая-то девоч­ка с пух­лы­ми губа­ми», со свет­лы­ми косич­ка­ми, слов­но из сла­вян­ской сказ­ки. Мила­шев­ский ска­зал ей: «Стой! Я тебя сей­час нари­сую!». И, пере­вер­нув лист, на обо­ро­те «дво­ю­род­но­го бра­та», худож­ник за 5 минут нари­со­вал лёг­кий, арти­стич­ный порт­рет, кото­рым потом вос­хи­ща­лись и Бабель, и сам автор.

В книж­ную гра­фи­ку Вла­ди­мир Мила­шев­ский при­шел в 1932 году, после рас­па­да орга­ни­зо­ван­но­го им выста­воч­но­го объ­еди­не­ния «13». По идео­ло­ги­че­ским при­чи­нам было запре­ще­но экс­по­ни­ро­вать на выстав­ках про­из­ве­де­ния худож­ни­ков груп­пы. Мно­гих из «13» жда­ла судь­ба изго­ев. Толь­ко оформ­ле­ние кни­ги дало им воз­мож­ность рабо­тать и быть сво­бод­ны­ми в твор­че­стве. Мила­шев­ский назвал «чудом», что каж­дый из них «ока­зал­ся иллю­стра­то­ром» и таким обра­зом смог рас­крыть свой твор­че­ский потенциал.

Осо­бую извест­ность при­нес­ли Мила­шев­ско­му кни­ги, оформ­лен­ные им в изда­тель­стве «Academia», с кото­рым он сотруд­ни­чал с сере­ди­ны 1930‑х годов. Сре­ди них: «Бег» П. Ско­сы­ре­ва (1930), «Стра­ни­ца боль­шой кни­ги» Л. Аргу­тин­ской (1932), «Кара-Бугаз» К. Пау­стов­ско­го (1933), «Запис­ки Пик­вик­ско­го клу­ба» Ч. Дик­кен­са (1933). «Село Сте­пан­чи­ко­во и его оби­та­те­ли» Ф. Досто­ев­ско­го (1935). Иллю­стри­ро­вал он и про­из­ве­де­ния запад­ных клас­си­ков: О. Баль­за­ка, Э. Т. А. Гоф­ма­на, роман Г. Фло­бе­ра «Мадам Бова­ри» (1947) и дру­гие. «Утон­чен­ным насла­жде­ни­ем совре­мен­но­го интел­лек­та» худож­ник назы­вал иллю­стра­цию «без нату­ра­ли­сти­че­ских подроб­но­стей». По мне­нию само­го худож­ни­ка, это было вре­мя рас­цве­та его твор­че­ства. Худож­ник созда­вал иллю­стра­ции в виде «неких импро­ви­за­ций, запе­чат­ле­ния пер­вых зри­тель­ных обра­зов, про­буж­да­е­мых в созна­нии при чте­нии тек­ста». Они при­вле­ка­ли вни­ма­ние кри­ти­ков, застав­ля­ли гово­рить о Мила­шев­ском как об иллю­стра­то­ре, име­ю­щем свой стиль и почерк.

Вла­ди­мир Мила­шев­ский. Пуш­кин, иду­щий по Ста­рой Бас­ман­ной. Бума­га, аква­рель, тушь, бели­ла. 1970 годы

К сказ­кам Мила­шев­ский обра­тил­ся почти слу­чай­но. Один из худож­ни­ков, кото­рый дол­жен был иллю­стри­ро­вать юби­лей­ное изда­ние ска­зок А. С. Пуш­ки­на к 150-летию поэта, не смог по каким-то при­чи­нам это­го сде­лать. Тогда к рабо­те при­влек­ли Вла­ди­ми­ра Мила­шев­ско­го. Пре­вос­ход­ные рисун­ки к пуш­кин­ским сказ­кам полу­чи­ли высо­кую оцен­ку. С них нача­лось мно­го­лет­нее увле­че­ние худож­ни­ка «ска­зоч­ной» иллю­стра­ци­ей. Под­лин­ной его уда­чей ста­ли рисун­ки к «Конь­ку-Гор­бун­ку» П.П. Ершо­ва. Иллю­стри­ро­вать сказ­ки Мила­шев­ский про­дол­жал до кон­ца сво­ей жизни. 

В 1963 году худож­ник под­го­то­вил новые иллю­стра­ции к пуш­кин­ской «Сказ­ке о Попе и о работ­ни­ке его Бал­де». В собра­нии мос­ков­ско­го музея А.С. Пуш­ки­на хра­нит­ся более 40 иллю­стра­ций к этой сказ­ке. Создан­ный Мила­шев­ским образ Бал­ды орга­нич­но свя­зан с народ­ным пред­став­ле­ни­ем о силь­ном герое, масте­ре на все руки, спо­соб­ном побеж­дать зло. Здесь худож­ник вос­поль­зо­вал­ся изоб­ра­зи­тель­ны­ми при­е­ма­ми лубоч­ных кар­ти­нок: Бал­да наде­лен бога­тыр­ским тело­сло­же­ни­ем, одет в яркую кума­чо­вую руба­ху, что эффект­но выде­ля­ет его сре­ди дру­гих пер­со­на­жей сказки.

Осо­бое место в твор­че­стве Мила­шев­ско­го заня­ли «Пове­сти Бел­ки­на», над кото­ры­ми он рабо­тал в 1970‑е годы. В собра­нии ГМП хра­нит­ся более 70 его рисун­ков, часть из кото­рых была пере­да­на самим худож­ни­ком, дру­гие посту­пи­ли в дар от его вдо­вы, А.И. Милашевской.

При созда­нии иллю­стра­ций к пуш­кин­ским пове­стям худож­ни­ку при­го­ди­лось зна­ние рус­ской дво­рян­ской архи­тек­ту­ры. Это дало воз­мож­ность сво­бод­ной импро­ви­за­ции в изоб­ра­же­нии, напри­мер, усадь­бы Муром­ско­го в вели­ко­леп­ных и тон­ких, тушью и одно­цвет­ной аква­ре­лью рисун­ках к пове­сти «Барыш­ня-кре­стьян­ка».

Образ ста­рой Моск­вы орга­нич­но воз­ни­ка­ет в иллю­стра­ци­ях к «Гро­бов­щи­ку», на одной из кото­рых худож­ник изоб­ра­зил и само­го поэта воз­ле дома Васи­лия Льво­ви­ча Пуш­ки­на на Ста­рой Бас­ман­ной улице. 

Вла­ди­мир Мила­шев­ский. Иллю­стра­ция к пове­сти «Метель» А.С. Пуш­ки­на. Вла­ди­мир въез­жа­ет в Шад­ри­но. Бума­га, аква­рель, тушь, перо, бели­ла. 1970 годы

Судь­ба худож­ни­ка Вла­ди­ми­ра Алек­се­е­ви­ча Мила­шев­ско­го сло­жи­лась «в духе вре­ме­ни», тем более что на долю его поко­ле­ния выпа­ли серьез­ные испы­та­ния, свя­зан­ные с вой­на­ми и исто­ри­че­ски­ми потря­се­ни­я­ми. Чело­век широ­ко обра­зо­ван­ный, наде­лен­ный от при­ро­ды ост­рым умом и даром сло­ва, в кото­ром почти все­гда при­сут­ство­ва­ла «едкость», рез­кость, некая «ядо­ви­тая деталь» (выра­же­ние, заим­ство­ван­ное им у Ф. Досто­ев­ско­го), осо­бен­но не рас­по­ла­гал к себе. Толь­ко для немно­гих дру­зей, таких как Н. Кузь­мин, он был самым близ­ким и доро­гим худож­ни­ком. «При­язнь Мила­шев­ско­го помо­га­ла мне рабо­тать быст­рее, взыс­ка­тель­нее. Застав­ля­ла искать, оши­бать­ся, сно­ва искать свою синюю пти­цу, свою высо­кую уда­чу, что сов­па­да­ло с мои­ми твор­че­ски­ми устрем­ле­ни­я­ми», − вспо­ми­нал Н. Кузь­мин. У Мила­шев­ско­го нико­гда не воз­ни­ка­ло жела­ния под­де­лать­ся под чужой стиль или под­ра­жать кому-либо. Он ока­зал­ся геро­ем-оди­ноч­кой, кото­рый, как напи­сал о нем худож­ник Б. Рыб­чен­ков, «один из всей груп­пы про­нес через всю свою мно­го­труд­ную жизнь вер­ность ее иде­а­лам, нико­гда не дрог­нул, не сломался». 

Завер­шит свою рабо­ту выстав­ка 10 фев­ра­ля 2019 года.

Для справ­ки:

Вла­ди­мир Мила­шев­ский (1893–1976) – извест­ный рус­ский худож­ник, гра­фик, иллю­стра­тор, мему­а­рист про­сла­вил­ся сво­и­ми изу­ми­тель­ны­ми иллю­стра­ци­я­ми к рус­ской и зару­беж­ной клас­си­ке, к сказ­кам А.С. Пуш­ки­на и «Конь­ку-Гор­бун­ку» П.П. Ершо­ва. На кни­гах с его рисун­ка­ми вырос­ло не одно поко­ле­ние. Худож­ник офор­мил око­ло 100 книг для детей и юно­ше­ства, иллю­стри­ро­вал десят­ки про­из­ве­де­ний клас­си­ков рус­ской и миро­вой лите­ра­ту­ры. А вме­сте с тем, Вла­ди­мир Мила­шев­ский был еще и инте­рес­ным живо­пис­цем, порт­ре­ти­стом, а так­же одним из орга­ни­за­то­ров и идей­ных вдох­но­ви­те­лей нова­тор­ской груп­пы моло­дых мос­ков­ских худож­ни­ков кон­ца 1920‑х годов, про­воз­гла­сив­ших в свое вре­мя прин­цип рас­ко­ван­но­сти натур­но­го рисун­ка, так назы­ва­е­мый стиль «спон­тан­но­го» пись­ма. Одна­ко, эта сто­ро­на твор­че­ства В.А. Мила­шев­ско­го зна­ко­ма пуб­ли­ке не так хоро­шо, как его иллю­стра­тор­ское искус­ство. Сде­лать же и ее досто­я­ни­ем широ­ко­го кру­га зри­те­лей, помо­жет объ­еди­нен­ный выста­воч­ный про­ект, под­го­тов­лен­ный к 125-летию худож­ни­ка тре­мя рос­сий­ски­ми музе­я­ми, кото­рые хра­нят в сво­их фон­дах самые боль­шие кол­лек­ции работ Мила­шев­ско­го. К уча­стию в нем при­вле­че­ны так­же част­ные коллекционеры. 

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.