Выставка «Калязин. Фрески затопленного монастыря» открылась в ГМА им. А.В. Щусева

329

Уникальные памятники архитектурного наследия России займут, без сомнения, достойное место в постоянной экспозиции музея. Главное всё же в другом – их удалось не только сохранить, но и спасти, представить на взор посетителей, тех, кто интересуется памятниками зодчества, архитектуры. Труд мастеров, художников-реставраторов, искусствоведов воистину велик. Постоянная экспозиция музея пополнилась не только фресками, на ней можно проследить историю создания, во многом разрушения и спасения Троицкого Макарьева монастыря. И нам нужно об этом всем знать и помнить.

Взрыв Троицкого собора

Л.А. Петров. Макарьевский монастырь в Калязине. Проект реконструкции 1940 года

Конь бледный и вороной – всадник Апокалипсиса

Изгнание из Рая

Жертвенный козел из сцены Жертвоприношение Авраама

Грехопадение Адама и Евы

Гибель Вавилона

Сын Человеческий производит Суд

Старинный город Калязин, что в Тверской земле, был некогда поселением довольно богатым. Расположенный на Волге купеческо-ремесленный город процветал. Славился он кузнечным делом, строительством судов (а как без этого на Верхней Волге), кружевным производством. Сам Афанасий Никитин бывал в Калязине, оставив упоминания в путевых записках «Хождения за три моря». Побывал знаменитый тверской купец и Троицкий Макарьев монастырь – памятник допетровской архитектурной Руси, созданный боярином Матвеем Кожиным (монахом Макарием). Чего же только ни пережили стены этого величественного сооружения… В монастыре бывали Иван Грозный и Борис Годунов, во время Смуты польские захватчики подожгли его – повреждённым, но не разрушенным остался Троицкий храм (в его ризнице находились старинные книги), в ХХ-м же веке монастырь ушёл под воду – строительство Угличской ГЭС было неумолимым и беспощадным.

И всё же не всё исчезло бесследно, потонуло под страшными водами прошлого столетия. Фрески были спасены перед затоплением. При морозе, достигавшем -32 градуса, реставраторы сняли 126 фрагментов стенописи. Большинство поступило в Государственный научно-исследовательский музей архитектуры, остальные разошлись по другим музейным собраниям, отдельные фрагменты попали в коллекцию Строгановского училища (в настоящее время – Московской государственной художественно-промышленной академии имени С.Г. Строганова).

В настоящее время красоту творения Симеона Авраамова – руководителя артели, расписывавшей Троицкий собор – можно увидеть в залах Музея архитектуры. То были мастера славные, принимавшие участие в росписи Успенского и Архангельского соборов Московского Кремля, а также монастыря в Звенигороде. Ветхозаветные сюжеты, сцены «Грехопадения», Евангельский цикл мы видим благодаря беззаветному служению красоте и науке учёных-реставраторов. Их было немало, работа над восстановлением и изучением фресок велась долго – на протяжении десятилетий. Но всё же имя Павла Юкина (1883/85-1945) следует упомянуть особо. Он был первоклассным мастером-реставратором, изучал и раскрывал фрески Новгорода Великого, соборов Владимира, Киева, Пскова и, конечно, Калязина. Настенная живопись, созданная в XVII веке Симеоном Авраамовым и спасённая в XX-м Павлом Юкиным – смотрит сейчас на нас – потомков красоты невиданной.

Марина АБРАМОВА

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.