Выставка «Олимп и Сион. Античный и древнееврейский миф в скульптурах Григория Златогорова» открывается в МВХ РАХ

34

3 мар­та 2021 года Рос­сий­ская ака­де­мия худо­жеств и гале­рея «Вел­лум» пред­став­ля­ют выстав­ку «Олимп и Сион. Антич­ный и древ­не­ев­рей­ский миф в скульп­ту­рах Гри­го­рия Зла­то­го­ро­ва». В экс­по­зи­цию вой­дут око­ло пяти­де­ся­ти про­из­ве­де­ний, создан­ных скуль­пто­ром в 2008– 2020 годах.

Олимп и Сион – сим­во­лы двух древ­них циви­ли­за­ций, чье насле­дие посто­ян­но при­сут­ству­ет в нашей дей­стви­тель­но­сти. Миф антич­но­сти и миф древ­не­ев­рей­ской циви­ли­за­ции транс­фор­ми­ру­ют­ся и пере­осмыс­ли­ва­ют­ся в рабо­тах Гри­го­ря Зла­то­го­ро­ва. Он вдох­нов­ля­ет­ся гре­че­ской скульп­ту­рой, раз­мыш­ля­ет о геро­ях мифов и тра­ге­дий. Скуль­птор путе­ше­ству­ет по антич­ным горо­дам и участ­ву­ет в рас­коп­ках антич­но­го горо­да Китей, нахо­дя­ще­го­ся в ста кило­мет­рах от леген­дар­но­го Пан­ти­ка­пея, на месте кото­ро­го потом появил­ся город Керчь. Подоб­но скуль­пто­рам Элла­ды, Зла­то­го­ров рабо­та­ет в брон­зе, то поли­руя ее, то остав­ляя ее поверх­ность шеро­хо­ва­той, как буд­то толь­ко что извле­чен­ной из-под зем­ли и антич­ные сюже­ты в его скульп­тур­ных сери­ях про­ис­хо­дят «здесь и сейчас».

Гри­го­рий Зла­то­го­ров родил­ся в 1965 году. Окон­чил Теат­раль­ное худо­же­ствен­но-тех­ни­че­ское учи­ли­ще и Мос­ков­ский поли­гра­фи­че­ский инсти­тут; член Сою­за худож­ни­ков. В нача­ле сво­е­го твор­че­ско­го пути Гри­го­рий Зла­то­го­ров полу­чил извест­ность как худож­ник-иллю­стра­тор, спо­соб­ный тон­ко и изоб­ре­та­тель­но вопло­щать ска­зоч­ные, биб­лей­ские и поэ­ти­че­ские обра­зы. Одна из самых извест­ных его работ – иллю­стра­ции к кни­ге «Али­са в стране чудес».

Заин­те­ре­со­вав­шись исто­ри­ей и тра­ди­ци­я­ми сво­ей семьи, Гри­го­рий стал изу­чать тех­ни­ку брон­зо­во­го литья, созда­вать скульп­ту­ру малых форм, при­вно­ся в нее поэ­зию и дух про­шло­го. Семей­ная память про­яв­ля­ет­ся в сюже­тах, свя­зан­ных с тра­ди­ци­я­ми и мифо­ло­ги­ей еврей­ско­го наро­да, наве­ян­ных так­же и лите­ра­тур­ным твор­че­ством Шму­э­ля Агно­на и Шоло­ма-Алей­хе­ма. Созда­вая скульп­ту­ры на биб­лей­ские и исто­ри­че­ские темы, выпол­няя серии фигур, такие как «12 колен Изра­и­ля», «Еврей­ские празд­ни­ки», «Клейз­ме­ры», Гри­го­рий Зла­то­го­ров ищет сим­во­ли­че­ские обоб­ще­ния, остав­ляя место для тай­ны и недосказанности. 

В услов­ном раз­де­ле выстав­ки «Сион» – зна­ко­вые обра­зы древ­не­ев­рей­ской мифо­ло­гии. Здесь «Ной», жаж­ду­щий спа­се­ния герой одно­имен­ной рабо­ты, изо всех сил сам дует в парус сво­е­го дыря­во­го, едва дер­жа­ще­го­ся на пла­ву, ков­че­га. Ной зна­ет о том, что его мис­сия – бла­го­да­ря дого­во­ру со Все­выш­ним – завер­шит­ся бла­го­по­луч­но, но пони­ма­ет необ­хо­ди­мость само­му напол­нить свой парус. 

Ком­по­зи­ция скульп­ту­ры «Отпу­сти народ мой» стро­ит­ся как теат­раль­ная сце­на. Огром­ная голо­ва фара­о­на наро­чи­то кон­тра­сти­ру­ет с неболь­ши­ми фигур­ка­ми Мои­сея и Ааро­на, с кро­хот­ны­ми вои­на­ми вой­ска фара­о­на. Подоб­ный худо­же­ствен­ный при­ём напо­ми­на­ет о свой­ствен­ном еги­пет­ско­му искус­ству прин­ци­пе, когда ста­тус и могу­ще­ство пер­со­на­жа под­чер­ки­ва­лись мас­шта­бом изоб­ра­же­ния, его грандиозностью.

Скульп­ту­ра «Беца­лель из местеч­ка» это, по сути, архи­тек­тур­ный пор­тал, к кото­ро­му ведут три сту­пе­ни. В откры­ва­ю­щем­ся про­еме, мы видим еврея из местеч­ка, кото­рый сосре­до­то­чен­но рабо­та­ет над вели­че­ствен­ным семи­свеч­ни­ком. Это не про­сто ремес­лен­ник, дела­ю­щий мено­ру для сина­го­галь­но­го про­стран­ства (боль­шие мено­ры, выпол­нен­ные из кам­ня, ста­ли поме­щать в сина­го­ги еще в позд­ней антич­но­сти, а в сред­ние века их нача­ли делать из метал­ла). Созда­вая что-то для сина­го­ги, он уста­нав­ли­ва­ет важ­ней­шую для еврей­ской куль­ту­ры связь меж­ду сина­го­гой и утра­чен­ным в 70 году Иеру­са­лим­ским Хра­мом. Пото­му-то сам худож­ник и ста­но­вит­ся Беца­ле­лем (Весе­ли­и­лом в рус­ском пере­во­де Биб­лии) – зна­ме­ни­тым пер­вым еврей­ским худож­ни­ком, кото­рый по пря­мо­му боже­ствен­но­му откро­ве­нию делал Боже­ствен­ную ски­нию с ее пред­ме­та­ми и Ков­чег Завета.

Сре­ди про­из­ве­де­ний Зла­то­го­ро­ва, пред­став­лен­ных на выстав­ке в раз­де­ле «Олимп» – рабо­та «Ора­кул»: здесь маги­че­ская лест­ни­ца-антен­на, увен­чан­ная бюстом про­ри­ца­тель­ни­цы-Пифии, улав­ли­ва­ю­щей отзву­ки воли богов, вырас­та­ет из голо­вы древ­не­го боже­ства, кото­рая мог­ла бы быть най­де­на удач­ли­вым архео­ло­гом где-нибудь меж­ду Кипром и цар­ством этрус­ков. Внут­ри голо­вы, слов­но повре­жден­ной века­ми ожи­да­ния рас­ко­пок, вид­ны фраг­мен­ты еще более таин­ствен­ных арте­фак­тов. Узор на шле­ме зага­доч­но улы­ба­ю­ще­го­ся боже­ства напо­ми­на­ет одно­вре­мен­но и линии архео­ло­ги­че­ско­го рас­ко­па, и мик­ро­схе­му, улав­ли­ва­ю­щую сиг­на­лы, иду­щие на Землю. 

Скульп­ту­ра «Миф» – это дина­мич­ный стоп-кадр, объ­еди­ня­ю­щий сюже­ты исто­рии люб­ви Евро­пы и Зев­са с одной сто­ро­ны и пре­да­тель­ства Ари­ад­ной сво­е­го еди­но­утроб­но­го бра­та Мино­тав­ра из-за люб­ви к герою Тесею – с дру­гой. Стре­ми­тель­ное дви­же­ние Зев­са-Мино­тав­ра, ско­вы­ва­ет опу­тав­шая его нить Ари­ад­ны. Наро­чи­то гру­бо выпол­нен­ная чер­но-зеле­ная «шку­ра» Зев­са-Мин­тав­ра кон­тра­сти­ру­ет с тон­ко про­ра­бо­тан­ной, про­че­ка­нен­ной жен­ской фигур­кой, кото­рая либо пыта­ет­ся удер­жать чудо­ви­ще, либо раз­вле­ка­ет­ся, слов­но кача­ясь на чув­ствен­ных качелях.

Скульп­ту­ра «Атлант» – могу­чий герой, удер­жи­ва­ю­щий на сво­их пле­чах тяжесть небес­но­го сво­да, каким виде­ли его древ­ние гре­ки. Атлант Гри­го­рия Зла­то­го­ро­ва дер­жит круг неба, в цен­тре кото­ро­го, под­ве­шен­ная внут­ри кру­га, – зем­ля, камен­ная твердь. Глаз зна­то­ка уви­дит в зла­то­го­ров­ском «Атлан­те» отра­же­ние вели­ко­го Ахил­ла, героя Тро­ян­ской вой­ны, пер­со­на­жа про­ти­во­ре­чи­во­го – пото­му и круг небес, кото­рый он дер­жит – это не спо­кой­ная твердь с небес­ны­ми све­ти­лами. Это обрыв­ки и облом­ки, сре­ди кото­рых лоша­ди из про­цес­сии эфе­бов Фидия, фраг­мен­ты гре­че­ской архи­тек­ту­ры, лица дру­гих геро­ев. И во гла­ве это­го кру­го­во­ро­та – Меду­за Гор­го­на, демон, чья ужа­са­ю­щая улыб­ка парит над поверх­но­стью види­мо­го мира. Вме­сто неба – чело­ве­че­ская исто­рия и циви­ли­за­ция, вме­сто бес­страст­но­го героя – чело­век, напря­же­ни­ем воли удер­жи­ва­ю­щий тяжесть. Это кру­го­во­рот бытия, ответ­ствен­ность за кото­рое берет на себя чело­век, герой, Атлант.

Гри­го­рий Зла­то­го­ров сего­дня – один из немно­гих масте­ров, рабо­та­ю­щих в клас­си­че­ской мане­ре, осно­вы кото­рой были зало­же­ны ещё Евге­ни­ем Лан­се­ре. Зла­то­го­ров отли­ва­ет свои ком­по­зи­ции в един­ствен­ном экзем­пля­ре, что дела­ет про­из­ве­де­ния рари­тет­ны­ми (воз­мож­ные повто­ры все­гда вари­а­тив­ны). Его рабо­ты отли­ча­ет тон­чай­шая про­ра­бот­ка дета­лей и деко­ра­тив­ная насы­щен­ность. В брон­зо­вых рабо­тах скуль­пто­ра вид­на осо­бая пла­сти­че­скую выра­зи­тель­ность, тща­тель­ная про­ра­бот­ка форм, оби­лие тон­ких дета­лей и подроб­но­стей, бук­валь­но заво­ра­жи­ва­ю­щих зрителя. 

Выстав­ка рабо­та­ет до 21 марта.

Мате­ри­ал под­го­тов­лен Гале­ре­ей «Вел­лум»

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.