Зураб Церетели в проекте #три_: «Зарядье» продолжает цикл «быстрых выставок»

868

«Живопись для Зураба — начало всех начал», — сказал о Церетели Марк Шагал. Сегодня имя художника в первую очередь ассоциируется со скульптурой — его монументальные памятники установлены от Москвы и Парижа до Нью-Йорка и Аресибо (Пуэрто-Рико). Однако главное место в творчестве Зураба Церетели всегда занимала живопись.

Зураб Церетели. Римма-обольстительница. 2008 год. 200х150 см

Церетели родился в Грузии, и глубокое знакомство с ее народной и художественной культурой стало основой его работ. Благодаря дяде, живописцу Георгию Нижарадзе, он с детства попал в круг художников, среди которых был Ладо Гудиашвили. В Тбилисской академии художеств учился у признанных мэтров — Иосифа Шарлеманя и Василия Шухаева. В середине 1960-х годов Церетели отправился в Париж и за полгода побывал в мастерских главных модернистов XX века, в том числе Марка Шагала и Пабло Пикассо.

Живопись Зураба Церетели сложно отнести к одному художественному направлению, но в его работах читается индивидуальный почерк. «Я все вижу в цвете», — говорит он, и эти слова можно считать ключом к пониманию его работ.

В экспозицию вошли три картины: «Римма-обольстительница» (2008), «Второй раунд» (2012), «У картины Церетели» (2012). В мультимедийной части представлены архивные кадры и фрагменты документального фильма о художнике.

Для посетителей выставка откроется 28 февраля 2020 года и будет работать до 9 марта.

В 2020 году Подземный музей парка «Зарядье» полностью изменил свое направление. Он стал площадкой для показа искусства разных эпох и стилей — наглядной хрестоматией, сочетающей демонстрацию живописи и скульптуры с мультимедийным погружением в биографию художников и исторический контекст.

Цикл #три_ состоит из коротких (2–3 недели), сменяющих друг друга выставок. В Подземном музее уже показали работы дуэта Александра Виноградова и Владимира Дубосарского, а также Аристарха Лентулова.

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.