«Дом родной ему песенка о майском жуке»: Stella Art Foundation представляет персональный проект скульптора Алексея Панькина

681

Stella Art Foundation пред­став­ля­ет пер­со­наль­ный про­ект скуль­пто­ра Алек­сея Пань­ки­на. Это вто­рой опыт сотруд­ни­че­ства худож­ни­ка с фон­дом: в 2009 году он дебю­ти­ро­вал на выстав­ке «Мав­зо­лей бун­та», кура­то­ром кото­рой высту­пил Ана­то­лий Осмо­лов­ский. Экс­по­зи­ция «Дом род­ной ему песен­ка о май­ском жуке» позна­ко­мит пуб­ли­ку с 12 новы­ми скульп­ту­ра­ми художника.

Назва­ние выстав­ки — цита­та из твор­че­ства немец­ко­го поэта Пау­ля Цела­на (1920–1970). В заклю­чи­тель­ном сти­хо­тво­ре­нии кни­ги «Роза нико­му» (1963) Целан отсы­ла­ет к извест­ной немец­кой фольк­лор­ной песне XVII века о май­ском жуке — народ­ном сочи­не­нии, соеди­ня­ю­щим дет­скую наив­ность с невы­но­си­мой скор­бью от поте­ри роди­те­лей и род­но­го дома в ходе кро­во­про­лит­ной вой­ны. Имен­но это тре­вож­ное чув­ство, рож­да­е­мое пара­док­саль­но­стью соеди­не­ния наив­но­сти фор­мы и жут­ко­го содер­жа­ния, нахо­дит себя в беле­сых фигу­рах, замер­ших неболь­ши­ми груп­па­ми в про­стран­стве выставки.

Глав­ным источ­ни­ком сво­их худо­же­ствен­ных инте­ре­сов сам Пань­кин назы­ва­ет «вопро­сы гене­а­ло­гии телес­но­сти, дол­гую исто­рию пред­став­ле­ний о теле». Любо­пыт­но, что моде­лью для неко­то­рых новых про­из­ве­де­ний высту­пи­ла жена художника.

«Меня вол­ну­ет то, как чув­ству­ет себя «тело» сего­дня, перед лицом «оце­пе­не­ния» от одно­вре­мен­но­го суще­ство­ва­ния все­го, что было в куль­ту­ре рань­ше. В этих рабо­тах телес­ная фор­ма, с редук­ци­ей и гипер­тро­фи­ей антич­ных нор­ма­ти­вов, всту­па­ет в отно­ше­ние со ско­ван­но­стью, с хро­мо­той, с непра­виль­ной осан­кой, голо­во­кру­же­ни­ем, с отлу­че­ни­ем и с неуме­ни­ем играть на гита­ре», — рас­суж­да­ет Алек­сей Панькин.

В сво­ем твор­че­стве автор соеди­ня­ет интел­лек­ту­аль­ный под­ход с тон­кой, глу­бо­ко инди­ви­ду­аль­ной пла­сти­кой. Худож­ник рабо­та­ет с раз­но­об­раз­ны­ми мате­ри­а­ла­ми и их неожи­дан­ны­ми ком­би­на­ци­я­ми, при этом его излюб­лен­ным мате­ри­а­лом явля­ет­ся дере­во. Бла­го­да­ря совре­мен­ным мето­дам обра­бот­ки дере­ва его скульп­ту­ры при­об­ре­та­ют осо­бую бар­ха­ти­стую поверх­ность, схо­жую с поверх­но­стью чело­ве­че­ской кожи. Круп­ней­шие скуль­пто­ры, рабо­тав­шие с дере­вом – такие как Сер­гей Конен­ков, Ген­ри Мур, Ште­фан Баль­кен­холь – исполь­зо­ва­ли тем­ные поро­ды, бла­го­да­ря чему воз­ни­ка­ло ощу­ще­ние чего-то тяже­ло­вес­но­го. Пань­кин же, выби­рая свет­лые поро­ды и исполь­зуя автор­скую тех­но­ло­гию освет­ле­ния дре­ве­си­ны, дости­га­ет дра­ма­ти­че­ско­го и тре­вож­но­го обра­за обес­кров­лен­но­го тела.

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.