Федор ЗЕМЛЕРУБ: «Я поставил установку играть всегда настолько хорошо, эмоционально и качественно, как если бы играл один…»

403

Лауреат международных и всероссийских конкурсов Фёдор Землеруб – концертмейстер группы виолончелей Большого симфонического оркестра имени П.И. Чайковского под управлением Владимира Федосеева и участник музыкально-просветительского проекта «Sound Out» рассказал об искусстве камерного музицирования и о том, как любит поводить свободное от концертной деятельности время.

– … Фёдор, как началось увлечение музыкой и когда вы поняли, что будете играть на виолончели?

– Всё очень просто, я бы сказал тривиально. Я родился в творческой семье, где каждый имеет непосредственное отношение к искусству: моя мама пианистка, а отец – художник. Все свое детство я слушал, как мама играет на фортепиано, ходил с ней на концерты. К нам в гости приходили друзья родителей – музыканты, художники и поэты, так что можно сказать, что я вырос в атмосфере пронизанной духом искусства. Что касается выбора инструмента, хоть я и начал заниматься музыкой с детства, не могу сказать, что знал тогда, на чем буду играть. Все стало понятно много позже. Мои педагоги посмотрели на руки, которые у меня довольно крупные, и предложили виолончель. Сейчас я понимаю, что выбор виолончели был наиболее органичным и удачным.

– Бытует мнение, что дети из спецшкол во многом лишены детства. Скажите, насколько на ваш взгляд, верно это высказывание? Вы учились в средней специальной школе им. Гнесиных. Как воспринимался плотный учебный график?

– Я бы не был столь категоричен, говоря, что такие дети лишены детства. Конечно, тогда в детстве мне хотелось и в футбол побегать, и с одноклассниками погулять по улицам. Школа располагалась в самом центре – очень всё интересно, особенно, если хорошая погода, но нужно было заниматься и делать уроки. Приходилось какие-то компромиссы искать. В общем, все прелести детства и юношества подвергались усечению, но сказать, что я был лишен детства будет не правильно.

– Многие начинающие музыканты участвуют во всевозможных музыкальных конкурсах. Как на ваш взгляд, это действительно необходимость, дающая билет в мир успешного сольного концертирования?

– На мой взгляд, на этот вопрос нельзя ответить однозначно. Это и польза, и вред. С одной стороны – определённая усиленная подготовка, серьёзная сценическая тренировка, которые, безусловно, положительно сказываются на качестве исполнительского мастерства. С другой – легко можно загубить хорошие качества, если муштровать, пытаясь вытащить всеми способами результат. Если говорить обо мне, то, наверное, конкурсы всё-таки принесли больше пользы, чем вреда.

А работа с фондами поддержки талантов? Насколько она необходима молодым музыкантам? Или талант, если он действительно талант – сам сможет заявить о себе?

– Фонды, это, в первую очередь, стимуляция. На конкурсах, например, есть жесткая нацеленность на результат, который неизвестно – будет ли ещё? Не дай Бог, ошибёшься. Ты трудился, трудился, готовился, тратил столько сил, нервов… нелепая случайность – и ты за бортом. Это удар по самооценке. А Фонд – дает возможности, при том, что условия для музыканта более мягкие. Тебе результат уже предлагают, тебя хотят слушать. Тебя отмечают, как какого-то особенного музыканта. И это снимает зажимы.

– Помимо работы в БСО Чайковского вы участвуете в камерных ансамблях. Какую роль для вас играют эти проекты?

– Камерные ансамбли – это возможность показать слушателю свое прочтение того или иного произведения, хотя, безусловно есть специфика. И в симфоническом оркестре, и в камерном ты находишься в ансамбле. Но если в большом оркестре возможность как-то выделиться малы, то в камерном ансамбле каждый может себя показать, хоть это и остается по-прежнему командной работой. Камерное музицирование – это некая граница между сольным и оркестровым исполнительством. Хотя для меня не имеет особого значения, в каком оркестре играть. Я себе поставил установку – играть всегда настолько хорошо, эмоционально и качественно, как если бы играл один. Не забывая, при этом, что нужно играть со всеми вместе. Если относиться к оркестровому ремеслу честно и по-музыкантски – это, в чём-то, сложнее, чем играть соло.

– Вы являетесь участником музыкально-просветительского проекта «SoundOut», расскажите про проект. Как в него попали и чем занимается коллектив?

Участники проекта «SoundOut» – Антон Мойсеенко (кларнет), Сергей Костылев (скрипка), Елена Мойсеенко (рояль), Федор Землеруб (виолончель)

– Участники проекта «Sound Out» – музыканты из БСО им. Чайковского, МГАСО под управлением Павла Когана*, а также лауреаты международных конкурсов, получившие признание как у нас в России, так и за рубежом. Создатели нашего коллектива – мои друзья Антон и Елена Мойсеенко. С Антоном мы вместе играем в БСО. Мы часто вместе музицировали, и идея создать просветительский проект родилась сама собой. На концертах мы не только играем, но ещё и рассказываем о музыке, которую исполняем, стараемся воссоздать картину жизни и мира вокруг конкретного композитора – что он из себя представлял, что он был за человек, какие чувства, впечатления испытывал, когда писал то или иное произведение. Наша задача – создать некий фон, чтобы максимально погрузить слушателя в атмосферу творчества и, судя по всему, у нас это получается!

– И последний вопрос о хобби… Как проводите досуг? Чем занимаетесь в свободное от концертов время?

– По-разному, в основном прикладным творчеством. Всегда любил прикладные искусства. Очень любил складывать оригами. Это хорошо фантазию развивает. С детства неплохо рисовал, увлекался резьбой по дереву. Ещё ювелирным искусством одно время увлёкся. Не слишком серьёзно, но… мама до сих пор носит сделанные мной серёжки. У меня дома есть небольшой уголок, в котором стоит настольный токарный станок: для меня работа на станке – отличный способ отдохнуть, делаю разные штучки. Увлёкся металлообработкой, фрезерованием. Нестандартные для музыканта интересы. Но вот такие…

Дмитрий БОЧАРОВ

_________________

* МГАСО – Московский государственный академический симфонический оркестр под управлением Павла Когана.

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.