Гиорги ЧЕЛИДЗЕ: «Традиции и потенциал русского оперного искусства огромны»

1099

Гиор­ги Челид­зе – артист Моло­деж­ной опер­ной про­грам­мы Боль­шо­го теат­ра Рос­сии. Бас. Лау­ре­ат кон­кур­са име­ни Г. Виш­нев­ской. Окон­чил вокаль­ный факуль­тет Тби­лис­ской Госу­дар­ствен­ной кон­сер­ва­то­рии. Лау­ре­ат меж­ду­на­род­ных кон­кур­сов. В интер­вью пред­ста­ви­те­лю «Арт­Мос­ко­вии» музы­кант рас­ска­зал о раз­ви­тии и про­бле­мах совре­мен­но­го опер­но­го искус­ства в Рос­сии и в мире. 

- На ваш взгляд, общий уро­вень опе­ры упал или вырос? Имею в виду не толь­ко уро­вень испол­не­ния. Появи­лись ли какие-нибудь новые тех­но­ло­гии в этой сфере?

– Сокра­ще­ние госу­дар­ствен­но­го финан­си­ро­ва­ния и тен­ден­ция усу­губ­ле­ния ком­мер­ци­а­ли­за­ции опе­ры, несо­мнен­но, при­ве­ли к сни­же­нию обще­го уров­ня опер­но­го исскус­ства. Ника­ких новых тех­но­ло­гий в этой сфе­ре я не заме­чаю. Сохра­нить бы преж­ний уро­вень, в том чис­ле и тех­но­ло­ги­че­ский, на долж­ном уровне. 

– Как вы дума­е­те, что долж­но быть в каче­ствен­ной поста­нов­ке, какие ингре­ди­ен­ты? Что долж­на вклю­чать в себя под­го­тов­ка исполнителя?

– В первую оче­редь каче­ствен­ная поста­нов­ка под­ра­зу­ме­ва­ет высо­кий уро­вень режис­су­ры наря­ду с долж­ной тех­ни­че­ской и арти­сти­че­ской под­го­тов­кой испол­ни­те­лей (это каса­ет­ся не толь­ко солистов). 

- Нуж­но ли ста­вить, при­ду­мы­вать новые поста­нов­ки? Дол­жен ли иметь место кре­а­тив режис­се­ров, допу­сти­мы ли экс­пе­ри­мен­ты? И где гра­ни­ца меж­ду новиз­ной и безвкусицей?

– Нач­ну с послед­не­го вопро­са. Гра­ни­ца меж­ду новиз­ной, кре­а­тив­но­стью и без­вку­си­цей очень тон­ка, и режис­сёр все­гда ходит по острию лез­вия брит­вы. Твор­че­скй же экс­пе­ри­мент дол­жен осно­вы­вать­ся на береж­ном отно­ше­нии как к дра­ма­тур­гии, так и к самой клас­си­че­ской опере. 

– Если бы вы сами ста­ви­ли опе­ру, о чем бы она была, какие идеи в ней отоб­ра­зи­ли? На чем бы она базировалась?

– Чест­но гово­ря, думать об этом мне рано­ва­то. Давай­те отло­жим ответ на этот вопрос на несколь­ко лет.

– Кого вы може­те выде­лить из сво­их кол­лег и совре­мен­ных режис­се­ров? На кого может пой­ти зри­тель? Вы сами часто ходи­те в театр в каче­стве зрителя?

– Есте­ствен­но, как про­фес­си­о­нал, в каче­стве зри­те­ля, я ста­ра­юсь не про­пус­кать, если не все доступ­ные мне, то, по край­ней мере, инте­рес­ные поста­нов­ки. Это спо­соб­ству­ет отта­чи­ва­нию мое­го мастер­ства. Что каса­ет­ся режис­се­ров и испол­ни­те­лей высо­ко уров­ня, к сча­стью, их в как в Рос­сии, так и в мире очень мно­го, и мне кажет­ся некор­рект­ным выде­лять кого-то из них. Луч­ший арбитр все­гда — это зри­тель, и он все­гда ходит боль­ше на поста­нов­ки луч­ших режис­сё­ров и луч­ших исполнителей.

– Рус­ская опе­ра про­иг­ры­ва­ет запад­ной или выигрывает?

– Этот вопрос крайне важен и напря­мую свя­зан с гос­фи­нан­си­ро­ва­ни­ем. Сле­до­ва­тель­но, опас­ность неко­то­ро­го отста­ва­ния Рос­сии от запа­да реаль­на. Тра­ди­ции и потен­ци­ал рус­ско­го опер­но­го искус­ства огром­ны, и это отста­ва­ние мож­но и нуж­но пре­одо­ле­вать, но...

– Есть ли какие-либо роли, пар­тии, кото­рые еще не сыг­ра­ны, но хоте­лось бы?

– Их очень мно­го, но хоте­лось бы выде­лить пар­тию Филип­па из опе­ры «Дон Кар­лос» и пар­тию Бори­са Году­но­ва из одно­имен­ной опе­ры Муссоргского. 

– Cамый запо­ми­на­ю­щий­ся теат­раль­ный опыт, самый яркий? 

– Конеч­но же, это моло­деж­ная опер­ная про­грам­ма Боль­шо­го Теат­ра под руко­вод­ством Дмит­рия Вдовина.

– Как вы настра­и­ва­е­тесь на спек­такль? Есть какие-нибудь сек­ре­ты профессии?

– Ника­ких сек­ре­тов нет. Всё это хоро­шо извест­но — упор­ный труд, дли­тель­ные репе­ти­ции (в первую оче­редь дома), сен­си­тив­ность к режис­сёр­ско­му виде­нию и пони­ма­нию опер­ной постановки.

– Вы зани­ма­е­тесь пре­по­да­ва­тель­ской дея­тель­но­стью? На ваш взгляд, в Рос­сии хоро­шая под­го­тов­ка испол­ни­те­лей? Она может кон­ку­ри­ро­вать с евро­пей­ской? Cохра­ня­ют­ся ли рус­ские тра­ди­ции, какой общий уро­вень в училищах?

– Пре­по­да­ва­тель­ской рабо­той я еще не зани­мал­ся, но у меня есть доста­точ­ный опыт для того, что­бы оце­нить каче­ство под­го­тов­ки испол­ни­те­лей в Рос­сии. Уро­вень очень высо­кий и, по мое­му мне­нию, пре­вос­хо­дит обще­ев­ро­пей­ский. Кста­ти, это каса­ет­ся все­го пост­со­вет­ско­го про­стран­ства, вклю­чая мою роди­ну Гру­зию, где, как и в Рос­сии, суще­ству­ю­щие ранее тра­ди­ции под­го­тов­ки опер­ных испол­ни­те­лей в соот­вет­ствии с совет­ской и доре­во­лю­ци­он­ной рос­сий­ской опер­ной шко­лой береж­но сохра­ня­ют­ся. В кон­це кон­цов, нача­ло карье­ры и успе­ха моло­до­го Федо­ра Шаля­пи­на вплот­ную свя­за­но с моим род­ным горо­дом Тби­ли­си, где ему впер­вые уда­лось серьёз­но занять­ся сво­им голо­сом, бла­го­да­ря пев­цу и педа­го­гу Дмит­рию Уса­то­ву, и где он фак­ти­че­ски впер­вые начал про­фес­си­о­наль­ные выступ­ле­ния на сцене Тифлис­ско­го опер­но­го театра. 

– Какая прин­ци­пи­аль­ная раз­ни­ца меж­ду теат­ра­ми в Рос­сии и дру­гих стра­нах, в плане под­хо­да к рабо­те, репе­ти­ци­ям, созда­нию постановок?

– Думаю, что этот вопрос пере­кли­ка­ет­ся с преды­ду­щим и не тре­бу­ет отдель­но­го отве­та. Тем более, что мне хоте­лось бы побли­же позна­ко­мить­ся с рабо­той евро­пей­ских и севе­ро-аме­ри­кан­ских опер­ных теат­ров. Уве­рен, что такая воз­мож­ность мне ско­ро пред­ста­вит­ся, и тогда я смо­гу отве­тить вам более предметно.

– Кого бы вы отме­ти­ли из сво­их педа­го­гов, кто на вас ока­зал влияние?

– В этом плане мне очень повез­ло. Еще в музы­каль­ном учи­ли­ще мне дове­лось учить­ся у заме­ча­тель­но­го педа­го­га Автан­ди­ла Реви­шви­ли. В Тби­лис­ской кон­сер­ва­то­рии моим пре­по­да­ва­те­лем был выда­ю­щий­ся гру­зин­ский опер­ный певец Тей­му­раз Гугу­шви­ли. С бла­го­дар­но­стью вспо­ми­наю годы моей рабо­ты в Тби­лис­скм опер­ном теат­ре, где моим настав­ни­ком был Бад­ри Май­су­рад­зе. И нако­нец, как не отме­тить сча­стье, кото­рое выпа­ло мне в Моло­дёж­ной Опер­ной Про­грам­ме Боль­шо­го Теат­ра, где я учил­ся у выда­ю­ще­го­ся рос­сий­ско­го педа­го­га Дмит­рия Вдовина?

– Каки­ми каче­ства­ми дол­жен обла­дать артист, что­бы быть вос­тре­бо­ван­ным в теат­ре? Как моло­до­му арти­сту попасть в хоро­ший театр?

– К сожа­ле­нию, гото­вых рецеп­тов тут нет, и ино­гда (осо­бен­но в слу­чае моло­дых арти­стов) боль­шую роль игра­ет везе­ние, наря­ду с обшир­но­стью «нуж­ных» свя­зей, но самое глав­ное, несо­мнен­но, талант, тру­до­лю­бие и упор­ство в дости­же­нии постав­лен­ной цели. Очень к месту опер­но­му пев­цу все­гда пом­нить сло­ва вели­ко­го фран­цуз­ско­го мыс­ли­те­ля Бле­за Пас­ка­ля: «Уда­ча любит усилие».

– Какой про­цент выпуск­ни­ков Кон­сер­ва­то­рий и учи­лищ, кто обу­ча­ет­ся имен­но по спе­ци­аль­но­сти «опер­ное искус­ство» тру­до­устра­и­ва­ет­ся? Часто быва­ет так, что чело­век ухо­дит в дру­гую про­фес­сию? В этой сфе­ре тяже­лее или лег­че, чем арти­стам дру­го­го жанра?

– Конеч­но же, в нашей сфе­ре тру­до­устро­ить­ся гораз­до слож­ней, хотя мне труд­но под­кре­пить своё мне­ние кон­крет­ны­ми ста­ти­сти­че­ски­ми данными.

– Как вам кажет­ся, в Рос­сии инте­рес к опе­ре выше, чем к бале­ту? Cуще­ству­ют ли сей­час про­ек­ты, кро­ме «Боль­шой опе­ры», кото­рые попу­ля­ри­зи­ру­ют этот жанр? При­ви­ва­ют вкус и вос­пи­ты­ва­ют людей?

– Не ска­зал бы, что в Рос­сии инте­рес к опе­ре выше или ниже, чем к бале­ту. Мне кажет­ся, что он оди­на­ков. К сожа­ле­нию, не при­по­ми­наю зна­чи­тель­ных про­ек­тов типа «Боль­шой Опе­ры». Этот дефи­цит, пожа­луй, очень заметен.

– На кого вы ори­ен­ти­ру­е­тесь нрав­ствен­но и профессионально?

– При­ме­ров для под­ра­жа­ния так мно­го, что затруд­ня­юсь отве­тить, но без лож­ной скром­но­сти могу ска­зать, что эта­ло­ном для меня явля­ет­ся вели­кий Фёдор Шаля­пин, так же как и дру­гие выда­ю­щи­е­ся опер­ные пев­цы: Нико­лай Гяу­ров, Тит­то Гобби, Марио Дель Мона­ко и Лео Нуччи.

Бесе­до­ва­ла Анна (УШТАН) ВОРОБЬЕВА,
Фото из лич­но­го архи­ва Гиор­ги ЧЕЛИДЗЕ

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.