Гиорги ЧЕЛИДЗЕ: «Традиции и потенциал русского оперного искусства огромны»

659

Гиорги Челидзе – артист Молодежной оперной программы Большого театра России. Бас. Лауреат конкурса имени Г. Вишневской. Окончил вокальный факультет Тбилисской Государственной консерватории. Лауреат международных конкурсов. В интервью представителю «АртМосковии» музыкант рассказал о развитии и проблемах современного оперного искусства в России и в мире.

– На ваш взгляд, общий уровень оперы упал или вырос? Имею в виду не только уровень исполнения. Появились ли какие-нибудь новые технологии в этой сфере?

– Сокращение государственного финансирования и тенденция усугубления коммерциализации оперы, несомненно, привели к снижению общего уровня оперного исскусства. Никаких новых технологий в этой сфере я не замечаю. Сохранить бы прежний уровень, в том числе и технологический, на должном уровне.

– Как вы думаете, что должно быть в качественной постановке, какие ингредиенты? Что должна включать в себя подготовка исполнителя?

– В первую очередь качественная постановка подразумевает высокий уровень режиссуры наряду с должной технической и артистической подготовкой исполнителей (это касается не только солистов).

– Нужно ли ставить, придумывать новые постановки? Должен ли иметь место креатив режиссеров, допустимы ли эксперименты? И где граница между новизной и безвкусицей?

– Начну с последнего вопроса. Граница между новизной, креативностью и безвкусицей очень тонка, и режиссёр всегда ходит по острию лезвия бритвы. Творческй же эксперимент должен основываться на бережном отношении как к драматургии, так и к самой классической опере.

– Если бы вы сами ставили оперу, о чем бы она была, какие идеи в ней отобразили? На чем бы она базировалась?

– Честно говоря, думать об этом мне рановато. Давайте отложим ответ на этот вопрос на несколько лет.

– Кого вы можете выделить из своих коллег и современных режиссеров? На кого может пойти зритель? Вы сами часто ходите в театр в качестве зрителя?

– Естественно, как профессионал, в качестве зрителя, я стараюсь не пропускать, если не все доступные мне, то, по крайней мере, интересные постановки. Это способствует оттачиванию моего мастерства. Что касается режиссеров и исполнителей высоко уровня, к счастью, их в как в России, так и в мире очень много, и мне кажется некорректным выделять кого-то из них. Лучший арбитр всегда – это зритель, и он всегда ходит больше на постановки лучших режиссёров и лучших исполнителей.

– Русская опера проигрывает западной или выигрывает?

– Этот вопрос крайне важен и напрямую связан с госфинансированием. Следовательно, опасность некоторого отставания России от запада реальна. Традиции и потенциал русского оперного искусства огромны, и это отставание можно и нужно преодолевать, но…

– Есть ли какие-либо роли, партии, которые еще не сыграны, но хотелось бы?

– Их очень много, но хотелось бы выделить партию Филиппа из оперы «Дон Карлос» и партию Бориса Годунова из одноименной оперы Муссоргского.

– Cамый запоминающийся театральный опыт, самый яркий?

– Конечно же, это молодежная оперная программа Большого Театра под руководством Дмитрия Вдовина.

– Как вы настраиваетесь на спектакль? Есть какие-нибудь секреты профессии?

– Никаких секретов нет. Всё это хорошо известно – упорный труд, длительные репетиции (в первую очередь дома), сенситивность к режиссёрскому видению и пониманию оперной постановки.

– Вы занимаетесь преподавательской деятельностью? На ваш взгляд, в России хорошая подготовка исполнителей? Она может конкурировать с европейской? Cохраняются ли русские традиции, какой общий уровень в училищах?

– Преподавательской работой я еще не занимался, но у меня есть достаточный опыт для того, чтобы оценить качество подготовки исполнителей в России. Уровень очень высокий и, по моему мнению, превосходит общеевропейский. Кстати, это касается всего постсоветского пространства, включая мою родину Грузию, где, как и в России, существующие ранее традиции подготовки оперных исполнителей в соответствии с советской и дореволюционной российской оперной школой бережно сохраняются. В конце концов, начало карьеры и успеха молодого Федора Шаляпина вплотную связано с моим родным городом Тбилиси, где ему впервые удалось серьёзно заняться своим голосом, благодаря певцу и педагогу Дмитрию Усатову, и где он фактически впервые начал профессиональные выступления на сцене Тифлисского оперного театра.

– Какая принципиальная разница между театрами в России и других странах, в плане подхода к работе, репетициям, созданию постановок?

– Думаю, что этот вопрос перекликается с предыдущим и не требует отдельного ответа. Тем более, что мне хотелось бы поближе познакомиться с работой европейских и северо-американских оперных театров. Уверен, что такая возможность мне скоро представится, и тогда я смогу ответить вам более предметно.

– Кого бы вы отметили из своих педагогов, кто на вас оказал влияние?

– В этом плане мне очень повезло. Еще в музыкальном училище мне довелось учиться у замечательного педагога Автандила Ревишвили. В Тбилисской консерватории моим преподавателем был выдающийся грузинский оперный певец Теймураз Гугушвили. С благодарностью вспоминаю годы моей работы в Тбилисскм оперном театре, где моим наставником был Бадри Майсурадзе. И наконец, как не отметить счастье, которое выпало мне в Молодёжной Оперной Программе Большого Театра, где я учился у выдающегося российского педагога Дмитрия Вдовина?

– Какими качествами должен обладать артист, чтобы быть востребованным в театре? Как молодому артисту попасть в хороший театр?

– К сожалению, готовых рецептов тут нет, и иногда (особенно в случае молодых артистов) большую роль играет везение, наряду с обширностью «нужных» связей, но самое главное, несомненно, талант, трудолюбие и упорство в достижении поставленной цели. Очень к месту оперному певцу всегда помнить слова великого французского мыслителя Блеза Паскаля: «Удача любит усилие».

– Какой процент выпускников Консерваторий и училищ, кто обучается именно по специальности «оперное искусство» трудоустраивается? Часто бывает так, что человек уходит в другую профессию? В этой сфере тяжелее или легче, чем артистам другого жанра?

– Конечно же, в нашей сфере трудоустроиться гораздо сложней, хотя мне трудно подкрепить своё мнение конкретными статистическими данными.

– Как вам кажется, в России интерес к опере выше, чем к балету? Cуществуют ли сейчас проекты, кроме «Большой оперы», которые популяризируют этот жанр? Прививают вкус и воспитывают людей?

– Не сказал бы, что в России интерес к опере выше или ниже, чем к балету. Мне кажется, что он одинаков. К сожалению, не припоминаю значительных проектов типа «Большой Оперы». Этот дефицит, пожалуй, очень заметен.

– На кого вы ориентируетесь нравственно и профессионально?

– Примеров для подражания так много, что затрудняюсь ответить, но без ложной скромности могу сказать, что эталоном для меня является великий Фёдор Шаляпин, так же как и другие выдающиеся оперные певцы: Николай Гяуров, Титто Гобби, Марио Дель Монако и Лео Нуччи.

Беседовала Анна (УШТАН) ВОРОБЬЕВА,
Фото из личного архива Гиорги ЧЕЛИДЗЕ

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.