История одного мушкетёра

976

В 2019 году фильм «Д’Ар­та­ньян и три муш­ке­те­ра» отпразд­ну­ет свой юби­лей. Ров­но 40 лет назад леген­дар­ная кар­ти­на вышла на совет­ских экра­нах. Фильм в одно­ча­сье сде­лал Бояр­ско­го извест­ным на всю страну. 

- Мне достал­ся лоте­рей­ный билет, и я очень рад, пото­му что более инте­рес­но­го пер­со­на­жа муж­чи­ны, моло­до­го, влюб­лён­но­го, азарт­но­го, хит­ро­го, сме­ло­го труд­но най­ти в лите­ра­ту­ре и дра­ма­тур­гии на про­тя­же­нии огром­но­го коли­че­ства веков, — делит­ся Бояр­ский с про­грам­мой «Свет­ская хроника».

Одна­ко, этот лоте­рей­ный билет чуть не сто­ил Миха­и­лу жиз­ни! На съём­ке одно­го из эпи­зо­дов актёр едва не погиб! Во вре­мя сце­ны Мар­ле­зо­н­ско­го бале­та… кли­нок шпа­ги гра­фа Рош­фо­ра про­ткнул Д”Артаньяну нёбо.

- Так слу­чи­лось, — вспо­ми­на­ет дета­ли того про­ис­ше­ствия актер Борис Клю­ев, — Три шпа­ги сошлись. Удар! И это все секун­да просто.

- Клю­ев то ли мало репе­ти­ро­вал имен­но фех­то­ва­ние… В азар­те он ему прям в нёбо попал шпа­гой. При этом Миша доснял­ся весь эпи­зод, ска­за­ли стоп, и Миша подо­шёл и про­сто пока­зы­ва­ет, что он не может, там пол­ный рот кро­ви. Острие шпа­ги немно­го не дошло, Бог мило­стив, чуть мог­ло быть даль­ше и всё, в мозг, — пояс­ни­ла про­грам­ме вдо­ва Хилькевича.

Ходи­ли слу­хи, что это­го бы не про­изо­шло, если бы Бояр­ский явил­ся на съё­моч­ную пло­щад­ку… трезвым.

- Выпи­вать я тогда мог очень мно­го! Да и не толь­ко я один. Пили все, пото­му что это было един­ствен­ное раз­вле­че­ние. А, посколь­ку я был один, сво­бо­ден, в дру­гом горо­де, с хоро­шим гости­нич­ным номе­ром, с хоро­шим буфе­том, я мог себе поз­во­лять делать всё, что угод­но, и в ком­па­нии поти­хо­неч­ку, поле­го­неч­ку выпи­вал доволь­но мно­го, — при­зна­ет­ся Боярский.

3–4 бутыл­ки вина за день! Так Бояр­ский заглу­шал ужас­ные боли в позво­ноч­ни­ке. Неза­дол­го до нача­ла съе­мок моло­дой актер попал в страш­ную авто­мо­биль­ную ава­рию, вра­чи соби­ра­ли его бук­валь­но по частям.

Имен­но тогда Бояр­ский креп­ко «под­сел» на спирт­ное. Для арти­ста, кото­рый рабо­тал на износ и сам выпол­нял все трю­ки, алко­голь казал­ся вер­ным союз­ни­ком. Помо­гал спра­вить­ся со ста­ры­ми трав­ма­ми и напря­же­ни­ем съе­моч­но­го дня. Так это увле­че­ние пере­рос­ло в тяже­лую зави­си­мость. Нача­лись про­бле­мы в семье.

- Если бы он ушел и пил где-нибудь, а при­хо­дил бы потом, я бы сло­ва не ска­за­ла. Но он еще и дома все вре­мя пил, вот что было страш­но! Я ему все­гда гово­ри­ла, «Миша, ты в любой момент (...) можешь уйти, вот хоть сей­час уйди». Он меня достал сво­им пьян­ством. Если бы он ушел, я бы толь­ко пере­кре­сти­лась, — гово­рит супру­га Боярского.

Луп­пи­ан окон­ча­тель­но при­ня­ла реше­ние о раз­во­де. Она уже жда­ла мужа в Петер­бур­ге. Доку­мен­ты были гото­вы, и их оста­ва­лось толь­ко под­пи­сать. Но в это вре­мя в Москве у Бояр­ско­го слу­ча­ет­ся настоль­ко силь­ный при­ступ пан­кре­а­ти­та, что меди­кам несколь­ко часов при­хо­дит­ся в пря­мом смыс­ле бороть­ся за его жизнь.

В боль­нич­ной пала­те Лари­са вмиг забы­ла о сво­ем наме­ре­нии раз­ве­стись. Рядом с кро­ва­тью стра­да­ю­ще­го от боли мужа оби­ды ушли в про­шлое. Она моли­лась лишь об одном: глав­ное, что­бы выжил.
После боль­ни­цы Бояр­ский с алко­го­лем завязал.

- Это ста­ло в тягость, это меша­ло рабо­те, здо­ро­вье уже ста­ло не выдер­жи­вать тако­го коли­че­ства, появи­лись боляч­ки, кото­рые меша­ли и семье, и мне, и про­фес­сии, — пояс­нил свое реше­ние Боярский.

- После это­го он очень изме­нил­ся, стал доро­жить сво­ей семьёй. У них сохра­ни­лась семья. Уже на «Воз­вра­ще­нии муш­ке­тё­ров» это был дру­гой чело­век. Он уже вооб­ще не пил, — делит­ся с про­грам­мой «Свет­ская хро­ни­ка» вдо­ва Хилькевича.

Что же заста­ви­ло Миха­и­ла Бояр­ско­го изме­нить­ся? Когда зна­ме­ни­тый актер попал в боль­ни­цу, он вдруг осо­знал, что теря­ет. Мож­но толь­ко дога­ды­вать­ся, какие сло­ва Миха­ил нашел для жены и как воз­вра­щал ее доверие.

- Боже, я его нико­гда в жиз­ни не дер­жа­ла. Если бы он ушел, я бы толь­ко пере­кре­сти­лась. Я хотя бы поспа­ла спо­кой­но несколь­ко ночей. А потом бы пожа­ле­ла, конеч­но, пото­му что сей­час мы живем очень хоро­шо. Это не я спас­ла брак, а он сам спас. Он изме­нил­ся, — гово­рит Луппиан.

- Может быть, она пер­вая поня­ла, что нам нуж­но быть вме­сте. Я дол­го к это­му шёл, пото­му что я при­ве­ред­ли­вый и безум­но любя­щий сво­бо­ду. Я пола­гал, что жен­щи­на может её отнять. А потом я понял, что я нику­да не хочу и деть эту сво­бо­ду, кро­ме как пода­рить сво­ей буду­щей супру­ге, — созна­ет­ся Боярский.

В насто­я­щее вре­мя артист живет семьей, теат­ром и фут­бо­лом. Неиз­мен­ной частью ново­го ими­джа Бояр­ско­го уже дав­но стал шарф люби­мо­го фут­боль­но­го клу­ба. Но и от широ­ко­по­лой шля­пы актер так и не смог отказаться.

Пуб­ли­ку­ет­ся по мате­ри­а­лам про­грам­мы «Свет­ская хроника»

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.