«Мужики тоже плачут»: новая мужская искренность в бадди-треке Бутылкина

0
226

Вышел мужик ночью в поле с конем, но не бесцельно, а в поисках смысла жизни и ответов на волнующие вопросы… По привычке затянул свою любимую — про поле и коня… И понял, что хочется чего-то еще, новых, так сказать, музыкальных открытий и впечатлений.

И вот перед ним классическое перепутье, в лучших традициях сказок и былин. Прямо пойдешь — услышишь патриотическую песню, они сейчас и к месту, и не очень. Но ведь бывают ситуации, когда не до дел государственной важности и геройства, настроение не то. Не ощущаешь себя сейчас всеобщим заступником, спасителем и борцом за правое дело — меня бы кто спас, за меня поборолся…

Налево пойдешь — тут песни про тусовки, вечный праздник, прожигание жизни, застолья с мужиками, про «бро», моих пацанов, пацанскую дружбу. Смотрите, как мы зажигаем, нам тут и без баб хорошо. Или у нас тут клуб для тех, кто со стальными яйцами, мы за настоящее братство горой, а подкаблучники — да какие они мужики. А направо пойдешь — там песни о тоске по тем самым бабам и о несчастной любви.

Иллюзия выбора есть, но какой это выбор, все не то! А где же оно, то самое, глубокое, душевное, где они, песни про самые сокровенные, такие глубоко личные поиски и скитания, волнения и бесконечные блуждания? Хочется услышать о том, о чем мужики «в приличном обществе молчат» да и вообще держат в себе. Слезы.

При этой мысли перед взором путника открывается то ли никогда не существовавшая, то ли доселе ему неизвестная дорога. Прямо как в знаменитом фильме появилась несуществующая «Трасса 60», где сбываются желания, правда, в самом неожиданном свете. Это новый путь в музыке и культуре — путь откровенного разговора о мужских слезах. И дорогу эту проторил Бутылкин своим новым треком «Мужики тоже плачут».

Слезы вырываются наружу даже у самых брутальных мужиков, это факт. Но тут еще важно выбрать правильный тон разговора на щекотливую тему — без нравоучений, зауми, сюсюканья и всхлипываний в жилетку, не как врач с пациентом, а по-житейски, как будто на кухне. И это у Бутылкина получилось… благодаря контрасту юмора и серьезности, четко выверенной, как у шеф-повара, пропорции между ними.

«Овсянкин умер», — так начинается трек, сразу, с безапелляционного заявления о смерти одноклассника. Его беда не уникальна — «ну да, бухарик». Хоть и он сам дошел до жизни такой, все равно очень жалко. В целом пацан нормальный был, свой, родной, нахлынули воспоминания о том, как «за Наташкой с ним бегали по двору и дергали за косу». И защемило. «От микрофона я глаза не прячу, мужики тоже плачут», — да, Бутылкин понимает меня, мужика. Рано или поздно такое случается со всеми нами.

Но отдадим должное: трек не скатывается в уныние: почтили память, а сопли не жуем. Следующий куплет, вопреки ожиданиям, совсем не о том, как хорошо мы провели школьные годы с Овсянкиным, это не панихида. Погрустили, простились и хватит, темп ускоряется, и сменяется тема.

Теперь поговорим о футболе — паненка Федора Смолова на домашнем «Чемпионате мира-2018» — это трагедия. Вот где мужики выпустили пар, пережив все эмоции — от гордости за сборную и восторга до горечи нелепого поражения от хорватов, будущих вице-чемпионов. Да, тогда можно было и всплакнуть, разрешить себе это и дать карт-бланш, вложив в эти слезы и все личное, что наболело-накипело. Но сейчас многое пережито, пройдено столько дорог, и то футбольное поражение уже воспринимается с юмором и ностальгией, как эпизод в истории, которому мы были свидетелями.

Все же Бутылкин смотрит на мужские слезы с позиции силы. Мужчина в любом случае берет себя в руки, не теряет контроль над ситуацией и трезвый рассудок, не позволяет подавить себя и дать эмоциям верх, несмотря на минутную слабину. Выпустил пар, поднялся и отряхнулся — вот философия настоящих мужиков, которые не размениваются на мелочные слезы. «Когда сгорела дача и о любовных неудачах» — мужики не плачут.

Еще пару слов о музыкальной составляющей. В основе трека камерная мелодия, даже можно сказать, бардовская, но в ней нашлось место для веселья и балагана. Они «встроены» так уместно, что не затмевают и не опошляют идею тонкости и хрупкости мужской души, а органично дополняют ее. Сочетание женских бэков и прикольных нетривиальных сэмплов (фрагмент трансляции Первого канала с голосом комментатора Жеки Савина — «Красавы», рев автомобиля) отражает эту двойственность трека и его глубину. Есть невзгоды, но без иронии никуда.

Все мы знаем бадди-муви — фильмы о мужской дружбе, в духе «1+1» или «Достучаться до небес», а «Мужики тоже плачут» это бадди-трек — песня друг, утешающая, но между тем не дающая раскиснуть и не подавляющая волю.

Бутылкин — новый артист на музыкальной сцене. Не так давно он дебютировал с треком «Знаю Мама», о том, как самый дорогой человек тоскует без внимания от родного сына. И всего две этих песни закрепили его статус как «мужского артиста» поднимающего проблемы «сильного пола». Он балансирует на тонкой грани, не скатываясь при этом в шансон, музыку для блатных пацанов, треки для дискотеки в трениках во дворе или прокуренного караоке-клуба в подвале. Музыка Бутылкина вобрала в себя задор песен в духе «Музыки для мужика» группировки «Ленинград» или нетленной «Ели мясо мужики» «Короля и Шута», но и сохранила в себе романтику и искренность бардов-шестидесятников. Наверное, в этом и есть суть уникального стиля «бардхаус», который нащупал Бутылкин. Это интеллигентная и глубокомысленная музыка, которая отзовется и работяге и хипстеру, и синему воротничку, и белому, и шахтеру, и профессору… И даже милым дамам, понимающим мужчин, как самих себя.

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here