На Ржевской высоте

720

В пьесе Виктора Розова «Вечно живые» Фёдор Иванович Бороздин на известную реплику племянника Марка о тех, кто не вернётся из боёв войны, отвечает так: «А кто не вернется — тем памятник до неба!». Слова Фёдора Ивановича сбылись. 30 июня был открыт Ржевский мемориал, посвящённый всем, кто защищал в кровопролитных боях Отечество в 1942-1943 годов.

Фронтовики-окопники о войне вспоминать не любят, но всё же есть свидетельства тех дней и ночей. «Война — это живая, человеческая поступь солдата, — навстречу врагу, навстречу смерти, навстречу вечности. Это человеческая кровь на снегу, пока она яркая и пока ещё льётся. Это брошенные до весны солдатские трупы. Это шаги во весь рост, с открытыми глазами — навстречу смерти…. Это кровавые брызги в лицо, — разорванного снарядом солдата», — писал во фронтовых мемуарах «Ванька ротный» Александр Шумилин, участник боёв за Ржев.

Через год после 1945-го Александр Твардовский напишет знаменитое стихотворение «Я убит подо Ржевом», а в год 75-летия Победы на ржевской земле будет стоять скульптура павшего на поле брани воина работы Андрея Коробцова и архитектора Константина Фомина. Он парит над землей, залитой кровью, израненной разрывами снарядов, возносимый к небу стаей журавлей. А у подножия монумента – ржевско-вяземские выступы с именами 17-ти тысяч погибших бойцов.

И это – монументальное воплощение той самой вечности, сошедшей со страниц стиха Александра Твардовского, повести Вячеслава Кондратьева «Сашка».

Мемориал получил статус филиала Музея Победы.

Марина АБРАМОВА,
Фото – РВИО, Музей Победы

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.