Роль «на сопротивление»: актриса Ася Чистякова рассказала о съемках нового сезона «Территории»

0
437

19 января в онлайн-кинотеатре PREMIER стартовал второй сезон фолк-хоррора «Территория» — сериала-путешествия, основанного на легендах и суевериях Пермского края. В продолжении истории герои оказываются между миром мертвых и живых.

Удастся ли героям выжить и сохранить себя? Где границы этих миров, и какую цену нужно заплатить, чтобы вернуться к живым? Все это можно узнать в продолжении мистического сериала. А мы поговорили с исполнительницей главной роли — Асей Чистяковой — и узнали подробнее о ее профессиональном пути и съемках «Территории».

– Начнем с истоков: ты из Петербурга, училась там и работала. Что изменилось с переездом в Москву?

– В Питере у меня действительно было большое количество проектов. Если честно, уехала я оттуда из-за иммерсивного спектакля «Вернувшиеся». В Питере у меня получилась большая история, я снималась чаще. Сейчас проектов меньше, но они качественно выше и роли «взрослее». Поэтому Москва — как следствие в моем карьерном пути.

К сожалению, главная проблема Петербурга — отсутствие денег, которое приводит к отсутствию проектов. Не знаю, жила бы ли я в Москве, если бы в родном городе все было иначе с работой. Я безумно люблю свой город, у меня там своя квартира в центре. Только момент с работой останавливает от возвращения.

Грустно смотреть на умирающий «Ленфильм». Что-то вроде «Следа» (многосерийный российский криминальный сериал) — я себя в этом не вижу совсем.

Классический театр оставил шрамы в моей душе, поэтому я проработала ровно 3 месяца на сцене репертуарного театра и уволилась с диким восторгом. Театр — последнее место, куда я пойду работать. Классные спектакли — да, но жить в рабстве я не хочу.

– Находишь ли различия в театре и кино в Питере и Москве?

– Все зависит от режиссера. В Питере нет денег, поэтому все хуже с проектами. Сам стиль в театре и кино особенно не меняется, можно попасть к дураку на площадку, а можно к прекрасному режиссеру — все дело в человеке.

– Расскажи о своем участии в иммерсивном театре.

– Из-за него я переехала в Москву! У нас была пресс-конференция по выходу «Беглых родственников», и я приехала на несколько дней раньше к своим друзьям в столицу. Выхожу из «Сапсана», и мне звонит мой агент: «Тут какой-то театральный кастинг, хочешь – сходи. Ты вроде любишь такие приколы». А у меня как раз было время. Это был первый день первого кастинга на спектакль «Вернувшихся» в марте 2016 года. Я тогда разрывалась между проектами, но мне однозначно сказали идти и заниматься новой работой. И, вот, я живу в Москве 6 лет.

Для меня иммерсивный театр — очень важная история (кстати, спасибо Славе Дусмухаметову, который дал на все это деньги. У нас хорошая связь сложилась с телеканалом «ТНТ», сердечная прям). С творческой точки зрения это невероятный опыт — как зашел на площадку, так в ней и существуешь. Чихай, умри, но ты не выходишь из образа, у тебя нет закулисья, нет «камера – стоп». Ты можешь очень четко построить образ и 2 часа жить персонажем. Большое спасибо всем людям, кто создавал и создает этот проект. Декорации, свет, музыка, все блистательно, и ты реально в это погружаешься. Здесь другая энергоотдача, другой энергетический обмен со зрителем. Ты видишь его глаза, и как у него набухает слеза, как она течет — ни с чем не сравнимый опыт, тебе его не даст ни классическая сцена, ни кино.

В иммерсивном театре все живое, рождается «здесь и сейчас». Для моего характера и темперамента — это идеальная работа.

– У тебя есть авторский курс актерского мастерства — как ты начала преподавательскую деятельность?

– Если честно, преподаю я с 3 курса театрального института. Сначала помогала преподавательнице по «сценической речи», потом она почти полностью передала мне учеников. Я вела и частные занятия по подготовке к поступлению, позже проводила мастер-классы для друзей из киношколы.

Мне это нравится, и я считаю это безумно важным. Однако пока что мне хочется заниматься с людьми, которые не собираются в профессию. Им я помогаю раскрываться и справляться с какими-либо травмами.

Мой курс актерского мастерства основан на рождении истинного и честного движения, слова и реакции. Он больше направлен на умение импровизировать и быть в контакте с партнером. Финально он должен привести к тому, что каждый выберет свою личную историю, которая больше всего на него повлияла, и создаст на ее основе небольшой этюд. Это все про рождение шага, первого слова, работу с партнером, эмоциональными состояниями, текстом и подтекстом.

– Наконец вышел второй сезон «Территории», где ты исполнила главную роль. Как проходили съемки?

– Все снималось в прекрасном Кусье-Александровском — это 3 часа от Перми, под городом Горнозаводск. Если в первом сезоне у нас была одна сцена в Москве, где мы снимались в бассейне, то в этот раз все сняли на севере.

Мне в этом сезоне было полегче в «физике» — меньше ходили по лесам, больше сидели, было много интерьерных съемок. Хотя у нас были «прекрасные» ночные смены на мосту, где мы всю ночь стояли под поливалками. Но мне с ребятами еще повезло. Сериал делится на 2 блока, и мой блок с Глебом Калюжным, Ксюшей Отиновой и Алексеем Розиным снимался осенью. Было холодно, но хотя бы мы не застали морозы, кроме пары сцен. У Ксюши даже есть видео, когда мы пошли греться в палатку с тепловой пушкой, а на улице было под -40. И что вы думаете? Я примерзла волосами к палатке! Я сидела, облокотившись на стул, и мои волосы примерзли.

– Была ли какая-то подготовка к роли?

– Перед началом съемок я улетела в Испанию (смех). Если серьезно, отдельной подготовки не было, потому что Надя — уже «заданный» персонаж для меня. У меня нет сложных трюковых историй и пр. К тому же, у нас сильно менялся сценарий, было много опасений. Честно говоря, первый драфт мне очень не понравился, я не понимала, что происходит с моим персонажем. Не буду рассказывать, что там было, но я запаниковала.

Сериал очень сильно изменился во время съемок благодаря нашему прекрасному режиссеру Динару Гарипову и креативному продюсеру Тимофею Шарипову. Днем мы отрабатывали, а вечером или ночью садились и работали над сценарием. Много сцен менялось, были постоянные «читки», правки. В итоге, в плане фильмографии, у меня это самая сильная роль. Моя героиня проходит потрясающие трансформации.

– Что в изменении твоего персонажа больше понравилось?

– Мне понравилось, что Надя раскрывает свой характер. Она стоит перед сложными выборами, совершает ошибки и взрослеет. Если в первом сезоне мой персонаж как «подруга главной героини», мягкотелая и «без стержня», то во втором она уже показывает свой характер. В начале истории для меня Надя — та «блондинка в хорроре», которую убьют первой, просто, чтобы зрителям было ее жалко. Хотелось большего.

Я долго отвоевывала ее, потому что изначальный персонаж был для меня не органичен. Даже мой сиплый голос рождает другое ощущение у людей. В первом сезоне мне было сложнее, многие вещи приходилось отстаивать. Слава богу, мы нашли общий язык с Тимофеем, и во втором сезоне стало больше сцен, сделанных Надей. Она не просто создает атмосферу, не просто герой, которого жалеют.

– В чем для тебя значимость проекта «Территория»?

– С точки зрения профессии этот проект очень важен для меня, потому что роль была «на сопротивление». Это не моя «органика», это не то, что я привыкла делать и тд. Я бы в жизни, такими девочкам, как Надя, даже руки не подала бы. Мне бесят эти ноющие, нежные, с придыханием... всю жизнь раздражают такие женщины.

Недавно сидели с друзьями, и там был товарищ, с которым мы давно знакомы. Речь зашла про «Территорию», и он спросил, кого я там играла. И очень удивился, когда узнал, что Надя — это я. У человека вообще не склеилось, что я могу быть такой. И это круто, на мой взгляд. Много раз сталкивалась с тем, что люди вообще не ассоциируют меня с этой ролью.

После первого сезона я проводила стримы в Instagram*, заходили подписчики, писали что-то вроде «так, это не Надя, расходимся». Во мне нет этой всей нежности, «девочковатости». Я очень переживала, что мне не поверят: иная мимика, жестикуляция, энергия. Для меня это было очень сложно, но я справилась и горжусь этим.

– И последний вопрос: с какими режиссерами хотелось бы поработать? Кто нравится?

– Я бы очень хотела с Тарантино поработать, это моя голубая мечта! (смех). Из наших режиссерово — с Юрой Быковым, Ильей Аксеновым, с которым у нас когда-то не сложилось. Я была утверждена на первый сезон «Мир, Дружба, Жвачка», но в этот момент запускалась «Территория». Хочется сняться у Леши Кузьмина-Тарасова, у Евгения Сангаджиева. На самом деле, еще столько режиссеров… Интересно работать с прикольными людьми над интересными сценариями. Какое бы не было «имя», если сценарий плох, то и не захочется участвовать.

– Посоветуй напоследок фильмы.

– Что ж, получится не топ, а просто ассоциативный ряд.

  1. «Закрытые пространства» Игоря Лебедева — очень классное русское кино, о котором мало кто знает. С крутым сценарием и здоровым юмором;
  2. «+1» — обожаю этот триллер Дэнниса Илиадиса;
  3. «Лев зимой» 1968 года;
  4. «Начало» с Инной Чуриковой;
  5. «Война и Мир» Сергея Бондарчука — для этого стоит купить проектор, это невероятное кино;
  6. «Ангел А» Люка Бессона — фильм, который пересматривала в детстве;
  7. «Всё везде и сразу» Дэна Квана и Дэниэля Шайнерта;
  8. «Молодость» Паоло Соррентино, у него также «Молодой папа», «Новый папа» и другие фильмы;
  9. «Десятое королевство» — сериал 1999 года, очень советую;
  10. «Бесславные ублюдки», могу перечислять еще долго, но остановлюсь на Квентине Тарантино.
Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статьяLadies Apriori reloaded: Дарья Зыкова и Варвара Мягкова снова выступят вместе в Галерее NIKO
Следующая статьяМузей Востока представляет персональную выставку современного иранского художника Хасана Рухоламини «Живопись сердца»