Руслан СТЕНЮШКИН: «В балете не всегда все будет складываться так, как хочешь ты»

1136

Руслан – молодой артист балета Мариинского театра. Выпускник Академии Русского Балета имени А.Я. Вагановой. Лауреат многих международных балетных конкурсов. Бронзовый призер Всероссийских Молодежных Дельфийских игр.

С Русланом мы поговорили о его учебе в Воронеже и Санкт-Петербурге, о сложностях профессии артиста балета, его педагогах. А так же Руслан дал совет тем, кто мечтает поступить в хореографическое училище.

– Вы ранее занимались бальными танцами и футболом. Как вы пришли в балет и почему решили выбрать эту профессию, если бы не балет, то кем бы хотели стать?

– На самом деле, футболом я очень рано начал заниматься. Но не профессионально. Играл в футбол с друзьями после школы. Мне это очень нравилось.

А в бальные танцы меня привела одноклассница, которой был нужен партнер. Она меня попросила вместе с ней танцевать.

– А были у вас результаты, серьезные достижения в бальных танцах?

– Мы участвовали на конкурсах в Воронеже, занимали первые и вторые места на соревнованиях. Что-то выигрывали. Но в очень крупных международных турнирах мы не участвовали. Для меня это было скорее хобби.

В балет попал совершенно случайно. Мы с мамой были на даче и нам через общих знакомых позвонили и пригласили на просмотр в хореографическое училище. Там не хватало мальчиков. Это уже был конец августа. И мама сказала: «Почему бы не просмотреться? Понравится – будешь заниматься. Если не понравится, то никто тебя этим заниматься не обязывает». Я попробовал, и мне это понравилось. Балет меня затянул. И вот я в этой профессии.

– Ваши родители связаны с искусством? Вы из творческой семьи?

– Моя мама медик. Но она очень интересуется искусством, и в театр мы с ней много ходили.

– Если бы не балет, то что бы вы для себя выбрали?

– Я очень хотел с 8 класса пойти в Суворовское училище. А дальше в Военно-Медицинскую Академию. Хотелось так.

– Вы начинали учиться в Воронежском хореографическом училище и потом пришли в Академию Русского Балета имени А.Я. Вагановой. Есть ли разница в системе обучения между этими двумя заведениями?

– Отличается даже в плане зданий, как все устроено. Так же в плане методики обучения и самой атмосферы. Академия Русского Балета имеет огромную историю. Так получилось, что я попал, когда там уже несколько лет работал Николай Максимович Цискаридзе. И Академия была в совершенно замечательном состоянии. Были абсолютно все условия для занятий, для иногородних студентов хорошие условия в общежитии. Я попал просто в шикарную обстановку. И, конечно же, уровень подготовки отличается очень сильно.

– Что самое сложное в профессии артиста балета, к чему нужно готовиться во время учебы и работы в театре?

– Когда ты приходишь в эту профессию, то нужно быть готовым к тому, что не всегда все будет складываться так, как хочешь ты. Нужно понимать, что можно столкнуться со многими вещами, которые нужно принять и в любом случае трудиться и развиваться дальше.

Как говорит мой педагог Николай Максимович, нужно уже с самого начала готовиться к пенсии. И уже начинать это делать с самых ранних лет.

– У вас есть люди, на которых вы ориентируетесь в профессии и жизни? Кумиры?

– Есть такие люди, на которых я равняюсь, что-то пытаюсь от них взять и научиться тому, что мне в них нравится. И танцовщики тоже. Но я бы не хотел называть их имена.

– Вы сами часто ходите в театр как зритель, какие постановки вам нравятся? Классика, современное?

– Честно говоря, я с утра и до вечера в театре. Нет свободного времени. Очень проблематично куда-то выйти. Единственная постановка, куда я ходил в последнее время, это спектакль «Волнение» в БДТ (Большой Драматический театр имени Г.А. Товстоногова – прим.) с Алисой Фрейндлих. Мне очень понравилось, очень интересный, занятный спектакль. Всем его советую посмотреть.

А так другие постановки я могу иногда посмотреть по интернет. Мне очень нравится тот репертуар, который идет в Мариинском театре. Еще очень нравятся постановки Григоровича.

– Какие партии уже станцевали, и что хотелось бы станцевать в будущем?

– Если брать серьезные, значимые партии, то в начале этого года станцевал Эспаду в «Дон Кихоте». А так были небольшие сольные выступления в других спектаклях тоже.

Хочется станцевать классический репертуар, особенно партии Солора в «Баядерке», Ферхада в «Легенде о любви». Эти партии мне очень нравятся, в балетах шикарная музыка.

– А в Мариинском театре вы сейчас находитесь в статусе солиста?

– Нет, я артист кордебалета.

– Расскажите про ваших педагогов в театре, академии и училище. Чему вы у них научились и учитесь?

– У меня было много педагогов, которые менялись в детстве. В первом классе с нами работали Сычева Людмила Ивановна и Русинова Анастасия Михайловна. Со 2/6 по 4/8 класс Луиза Андреевна Литягина. Потом с 5/9 класса по 7/II курс я учился у Дубинина Анатолия Григорьевича. Это в Воронеже. В Санкт-Петербурге я попал в класс Николая Максимовича Цискаридзе. В театре репетирую с Реджепмыратом Абдыевым.

Таким, какой я есть, я стал благодаря всем педагогам. Меня научили самодисциплине с самого детства. И это самое главное в нашей профессии. За этим нужно постоянно следить. Самодисциплина – это умение себя организовать. Мне, например, надо постоянно растягиваться.

В Академии Русского Балета имени А.Я. Вагановой нагрузка колоссальная. Там именно нужно было тренироваться, быть физически выносливым. Нужно было быстро схватывать информацию. Сам общий уровень был настолько высокий, что нужно было быстрее догонять все то, в чем я отставал – это именно природные данные. То есть мне нужно было очень много растягиваться. И физической подготовки не хватало. Нужно было быть в хорошей форме, чтобы выдерживать тот ритм, который был в Академии.

– А какие-то конфликты, споры были с педагогами? Педагоги позволяли проявить свою индивидуальность?

– Когда ты ученик, ты в принципе должен молча выслушивать и принимать ту информацию, которая идет от учителя. Конечно, были споры. В любом случае, что бы ни случилось, учитель тебе желает только добра. Поэтому все, что было от педагогов – это только хорошее.

Вы сами понимаете, что бывает трудный подростковый период – с 14 до 18 лет, когда хочется и погулять. И приходится себя заставлять заниматься наперекор всем обстоятельствам. Конечно, это достаточно непросто. Такой период, когда на замечание хочется огрызнуться, но стараешься себя сдерживать и себе такого не позволять. Идешь молча к поставленной цели.

– Вы принимали участие во множестве международных мастер-классов и конкурсах. Какой из них вам запомнился?

– На самом деле, все конкурсы мне запомнились. Все были непростые, требующие соответствующей концентрации и настроя. Это очень непросто морально – участвовать в конкурсе, но приходилось над собой работать.

– Почему вы для себя выбрали Мариинский театр, и были ли приглашения в другие? В Большой театр приглашали?

– В Большой театр я не просматривался.

Сразу когда был выпускной экзамен в Академии, то тогда же мне поступило предложение о просмотре в Мариинский театр.

И что еще важно, пока я учился в Академии Русского балета, у нас все спектакли («Щелкунчик», «Фея Кукол» и другие) проходили в Мариинском театре. Я увидел этот театр, и мне там очень понравилась атмосфера. И я решил пойти после окончания учебы поступить туда.

– Есть ли у вас хобби, отличное от балета? Что вдохновляет? Что позволяет отвлечься от работы?

– Мне очень нравятся шахматы, очень нравится играть в настольный теннис. Это и отвлекает, и расслабляет. Очень помогает переключиться.

– А друзья у вас есть, которые не связаны с балетом?

– Да, есть. Мы очень долго дружим, еще с того времени, когда я жил и учился в Воронеже. Друзья детства. А так все окружение сейчас – это артисты балета и люди, связанные с искусством.

– Какой бы совет вы дали родителям, которые только-только хотят отдать ребенка учиться балету?

– Совет один – инициатива и желание должны быть у самого ребенка. Потому что многие родители отдают ребенка в хореографическое училище, в надежде на то, что он просто где-то будет проводить время, а не гулять по улице. Что им будут заниматься. Это очень неправильно. Если ребенку балет не нравится, если ему это не в кайф, то я считаю, что это просто пустая трата времени. Должна быть заинтересованность в серьезных занятиях балетом у самого ребенка.

Беседовала Анна ВОРОБЬЁВА,
Фото из личного архива Руслана СТЕНЮШКИНА

Оригинал публикации находится на сайте сетевого СМИ artmoskovia.ru | Если вы читаете её в другом месте, не исключено, что её украли.