Страсти по Анне: мировая премьера оперы «Анна К.»

377

13 октяб­ря 2020 года на сцене Кон­церт­но­го зала им. Чай­ков­ско­го состо­я­лась миро­вая пре­мье­ра опе­ры Алек­сандра Жур­би­на «Анна К» под эги­дой сра­зу двух круп­ных музы­каль­но-теат­раль­ных фору­мов: фести­валь музы­каль­ных теат­ров «Видеть музы­ку» и при­уро­чен­ный к юби­лею ком­по­зи­то­ра фести­валь «Серьез­но и легко!».

Фести­валь «Видеть музы­ку», реа­ли­зу­е­мый при под­держ­ке Мини­стер­ства куль­ту­ры и с при­вле­че­ни­ем средств Фон­да пре­зи­дент­ских гран­тов, отме­ча­ет свой пер­вый юби­лей: в этом году фести­валь про­хо­дит уже в пятый раз. И, как все­гда, афи­ша это­го фору­ма напол­не­на самы­ми раз­но­жан­ро­вы­ми про­из­ве­де­ни­я­ми: опе­ра­ми, опе­рет­та­ми, мюзик­ла­ми. При­ят­но отме­тить, что пер­вый юби­лей фести­ва­ля орга­нич­но объ­еди­нил­ся с юби­ле­ем вид­но­го ком­по­зи­то­ра Алек­сандра Журбина.

Назва­ние опе­ры, «Анна К», адре­су­ет зри­те­ля к рома­ну Льва Тол­сто­го «Анна Каре­ни­на». Жур­бин создал дан­ную опе­ру ещё в 2014‑м году, но ее сце­ни­че­ская судь­ба ока­за­лась непро­стой. Повсе­мест­ный всплеск ком­по­зи­тор­ско­го инте­ре­са к рома­ну Л. Тол­сто­го поро­дил мас­су музы­каль­но-теат­раль­ных реше­ний в жан­рах мюзик­ла и бале­та. Они были постав­ле­ны во мно­гих мос­ков­ских и рос­сий­ских теат­рах, а в сезо­нах 2015–2016 годов и далее раз­но­об­раз­ные «Анны Каре­ни­ны» не схо­ди­ли с теат­раль­ных афиш. Изна­чаль­но запла­ни­ро­ван­ная поста­нов­ка «Анны К» в Боль­шом теат­ре не состо­я­лась, и пре­мье­ру при­шлось отло­жить на несколь­ко лет, воз­мож­но, имен­но для того, что­бы три­ум­фаль­но пред­ста­вить ее на юби­лей­ном фести­ва­ле композитора. 

Алек­сандр Жур­бин заду­мал свою «Анну К» как «гранд опе­ра», в самом хоро­шем смыс­ле это­го опре­де­ле­ния. И дей­стви­тель­но, в «Анне К» нали­цо все при­зна­ки «боль­шой опе­ры»: мас­штаб­ное, почти трех­ча­со­вое двух­акт­ное дей­ство с ари­я­ми и ансам­бля­ми, с при­вле­че­ни­ем боль­шо­го сим­фо­ни­че­ско­го оркест­ра и хора. Опе­ра была пред­став­ле­на в сце­ни­че­ской вер­сии. Дели­кат­но выпол­нен­ная, но при­вле­ка­ю­щая вни­ма­ние режис­су­ра Иго­ря Яцко при­да­ет поста­нов­ке фор­мат semi-stage. В этом ком­по­зи­тор нахо­дит толь­ко плю­сы, ведь за мас­шта­бом деко­ра­ций и рос­ко­шью костю­мов музы­ка порой усколь­за­ет от зри­те­ля. В осно­ву либ­рет­то (авто­ры Анна Роди­о­но­ва и Сер­гей Пло­тов) поло­же­на вымыш­лен­ная исто­рия, рас­ска­зан­ная от лица доче­ри Анны — юной Аннуш­ки Каре­ни­ной, отме­чен­ной в романе Тол­сто­го лишь пунк­ти­ром. Созда­те­ли же опе­ры транс­ли­ру­ют через образ юной геро­и­ни свою рефлек­сию по пово­ду тра­ги­че­ской исто­рии боль­шой люб­ви и забве­ния. Дей­ствие опе­ры раз­во­ра­чи­ва­ет­ся в двух вре­мен­ных отрез­ках: 70‑х годах XIX века и 1893‑м году. Для юной Анны, про­ти­вя­щей­ся жела­нию отца выдать её за пре­ста­ре­ло­го, но «выгод­но­го» жени­ха, чере­да собы­тий рас­кры­ва­ет­ся через вос­по­ми­на­ния оче­вид­цев исто­рии — геро­ев рома­на. Сто­ит отме­тить, что в либ­рет­то все пер­со­на­жи рома­на Тол­сто­го сохра­не­ны. Жур­бин, одна­ко, вво­дит ещё одно­го, доволь­но неожи­дан­но­го пер­со­на­жа – Пет­ра Ильи­ча Чай­ков­ско­го, осе­ня­ю­ще­го опе­ру незри­мым при­сут­стви­ем. В кан­ву либ­рет­то орга­нич­но вклю­чён эпи­зод из жиз­ни Чай­ков­ско­го, свя­зан­ный с холод­ным при­е­мом его Шестой сим­фо­нии в 1893‑м году. Жур­бин про­во­дит парал­лель меж­ду Анной Каре­ни­ной и Пет­ром Ильи­чом, кото­рый, по мне­нию ком­по­зи­то­ра, покон­чил с собой вско­ре после про­ва­ла Шестой сим­фо­нии. Тра­ги­че­ская гибель Анны выне­се­на в про­лог опе­ры и явля­ет­ся точ­кой отсче­та мно­го­слой­но­го тек­ста, насы­щен­но­го флэш­б­э­ка­ми, вос­по­ми­на­ни­я­ми и ком­мен­та­ри­я­ми. Роль ком­мен­та­то­ра выпол­ня­ет хор, рас­по­ло­жен­ный по анти­фон­но­му прин­ци­пу на сце­ни­че­ских бал­ко­нах и функ­ци­о­наль­но подоб­ный хору-ком­мен­та­то­ру в антич­ных тра­ге­ди­ях. Он явля­ет­ся сво­е­го рода Гла­сом Выс­ше­го Обще­ства, выно­ся­ще­го обви­ни­тель­ный при­го­вор и Анне, и Шестой сим­фо­нии Чайковского.

Либ­рет­то опе­ры име­ет слож­ную, мно­го­уров­не­вую струк­ту­ру, одна­ко, чет­кая сюжет­ная линия помо­га­ет не запу­тать­ся в хит­ро­спле­те­нии собы­тий и мно­го­чис­лен­ных отсы­лок. Кро­ме того, речь геро­ев-ари­сто­кра­тов отме­че­на быто­вой про­сто­той, что отда­ля­ет их от про­об­ра­зов Тол­сто­го и при­бли­жа­ет к совре­мен­но­сти, где зри­те­лю про­ще най­ти что-то своё. В сюже­те спле­та­ют­ся про­шлое, насто­я­щее и буду­щее в попыт­ке геро­ев загля­нуть в два­дца­тый век, с кото­рым они свя­зы­ва­ют свои надеж­ды. Но ком­мен­та­тор (он же режис­сер — Игорь Яцко) в ито­ге выно­сит вер­дикт – этот век ста­нет самым страш­ным в миро­вой истории. 

Музы­ка опе­ры гар­мо­нич­но соче­та­ет слож­ность и демо­кра­тич­ность, одно­вре­мен­но поли­фо­нич­на и про­зрач­на, а в пара­диг­му тональ­но­го мыш­ле­ния ком­по­зи­тор дели­кат­но встра­и­ва­ет эле­мен­ты раз­лич­ных тех­ник XX века. Музы­каль­ная ткань опе­ры плот­но «про­ши­та» лейт­мо­ти­ва­ми и музы­каль­но-смыс­ло­вы­ми арка­ми, напри­мер, не лишён­ной зву­ко­изоб­ра­зи­тель­но­сти темой поез­да и моти­вом осуж­де­ния Анны. Отда­вая дань Чай­ков­ско­му, ком­по­зи­тор искус­но под­ме­ши­ва­ет к музы­каль­ной палит­ре цита­ты из опер и сим­фо­ний композитора.

Маги­страль­ное дви­же­ние опе­ры под­чи­не­но валь­су, посколь­ку про­из­ве­де­ние наме­рен­но упо­доб­ля­ет­ся балу, на кото­ром юная Аннуш­ка ста­но­вит­ся дебю­тант­кой. Нали­цо парал­лель с дру­гой геро­и­ней Тол­сто­го – Ната­шей Росто­вой. Алек­сандр Жур­бин под­чер­ки­ва­ет род­ство двух Анн преж­де все­го музы­каль­но. Яркие и выра­зи­тель­ные мело­дии арий, напи­сан­ных в доволь­но высо­ких тес­си­ту­рах, под­чер­ки­ва­ют дра­ма­тизм и искрен­ность выска­зы­ва­ния глав­ных геро­инь. Пар­тию Аннуш­ки испол­ни­ла Ека­те­ри­на Чудо­тво­ро­ва, пар­тию Анны – Еле­на Терен­тье­ва. Образ нянюш­ки — пер­со­на­жа из наро­да — удач­но решен выбо­ром испол­ни­тель­ни­цы: фольк­лор­ной певи­цы Надеж­ды Крыгиной.

По сло­вам Алек­сандра Жур­би­на, состав испол­ни­те­лей менял­ся неод­но­крат­но, но в ито­ге полу­чил­ся опти­маль­ным. Сре­ди испол­ни­тель­ских удач так­же хочет­ся отме­тить Евге­ния Либер­ма­на (Каре­нин), Андрея Бре­уса (Врон­ский), Евге­нию Сеге­нюк (Лидия Ива­нов­на). Тро­га­тель­но и непо­сред­ствен­но испол­нил роль малень­ко­го Сере­жи Бог­дан Нагай, уче­ник дет­ской музы­каль­ной шко­лы им. Гли­э­ра, взрос­ло­го Сер­гея игра­ет Мак­сим Сажин. И конеч­но же, огром­ная рабо­та про­де­ла­на кол­лек­ти­вом Госу­дар­ствен­ной сим­фо­ни­че­ской капел­лы под руко­вод­ством Вале­рия Полян­ско­го, быст­ро и каче­ствен­но осво­ив­шей слож­ную и мас­штаб­ную партитуру.

Татья­на ТХАРЁВА,
Фото­гра­фии предо­став­лен­ны Орг­ко­ми­те­том фестиваля

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.