Трансформация реальности

0
998

Детский музыкальный театр имени Н.И. Сац представил мировую премьеру первой части футуристической трилогии «Я, робот» — AR-оперу по роману Виктора Пелевина на музыку Константина Комольцева «Любовь к трем цукербринам». Автором идеи и режиссером новой постановки выступил художественный руководитель театра Георгий Исаакян. Соавторами стали музыкальный руководитель и дирижер Сергей Михеев, сценограф Денис Сезонов и художник по костюмам Анна Кострикова.

Сцена из спектакля

Георгий Исаакян – уникальный генератор новых музыкально-театральных форм, с легкостью осваивающий любые пространства как в своем театре, так и за его пределами. Причем, как показала премьера AR-оперы «Любовь к трем цукербринам», пространства не только реальные, но и виртуальные. В то время как в течение последнего сезона реконструировался Большой зал Детского музыкального театра, режиссер создал проект «RE-конструкция», в котором представил ряд новых спектаклей в иммерсивной форме, освоив пространства фойе и ротонды. Новая постановка, представленная на Малой сцене, AR-опера «Любовь к трем цукербринам» на волнующую сегодня многих тему о взаимодействии человека и искусственного интеллекта, – это опыт освоения сплавленной театрально-виртуальной реальности, где впервые на музыкальной сцене используются новейшие научные разработки и технологии современности. Привычные средства живого театра соединены с новыми компьютерными и визуальными системами: это технологии добавленной (AR) и виртуальной (VR) реальности, динамические голограммы, «умный» и компьютерно-синтезированный звук и многое другое.

Для того, чтобы в полной мере погрузиться в этот оперный техно-мир, зрителям на входе раздают планшеты, с помощью которых по компьютерным командам можно погрузиться в «добавленную реальность», где реальные герои взаимодействуют с виртуальными.

AR-опера «Любовь к трем цукербринам» – это полная иронии и метафор полуторачасовая история в 11 картинах на тексты Виктора Пелевина, «сшитая» из фрагментов привычного и компьютерного мира, между которыми практически невозможно провести границу. Иронично уже само название оперы, соединившее имена создателей Фейсбука Марка Цукерберга и Google Сергея Брина с аллюзией на тему известной оперы С. Прокофьева, в названии которой фигурируют не цукербрины, а апельсины, но в центре внимания – та же идея зависимости от них основного героя. Сами цукербрины обнаруживаются в виде блестящих фиолетовых шаров в анимированном пространстве.

Сцена из спектакля

История требует декодирования и осмысления. Собственно, даже имя автора либретто закодировано под аббревиатурой М.Д. В трансформированной многоплановой реальности, картинки которой переключаются в привычном современнику клиповом режиме, участвуют и жрецы, и мифологические существа, и герои известных компьютерных игр, и реальные люди, живущие с виду привычной жизнью – радиоведущий, три феминистки из радиопрограммы и системный администратор Кеша.

Кеша начинает свой путь с иллюзии управления миром через компьютер, без которого он не мыслит существования, затем погружается в виртуальную реальность, в которой сознание уже сливается с героями из его компьютерного бытия, и анимационный помощник Ян Гузка вменяет ему в обязанности общение с такой же анимированной женой Мэрилин Монро и посещение общественной фазы сна LUCID, которая отвечает за новости, встречи и социальную жизнь. Но когда загрузка жены «сбоит», а в LUCID ему становится скучно, управление виртуальной реальностью выходит из-под контроля – возникший вирус переключает из желанного комфорта в ужас гибридной отравленной реальности. А мелькнувшее на короткий миг блаженство вновь оказывается обманом. Над всем этим авторы спектакля помещают высшую реальность, которая проявляется во вступлении и финале закольцованного сюжета. Именно в ней слышны надмировые голоса с трубным гласом «Оммм», ассоциирующиеся со сценическими образами монахов и восточной пагоды. Именно из этих безграничных космических просторов появляется основная реальность оперы, и именно в них она растворяется в финале. Здесь же возникает главный рассказчик этой истории – некто Киклоп, который «видит и слышит все». Из его уст звучит умозаключение, основанное на буддистских истинах: чтобы не погибать, достаточно «не отдавать игре иллюзий душу», быть здесь и сейчас, не отвлекаться «от великой цели».

Кеша – Михаил Гущенко

Идея оперы продиктовала ее эклектичную музыкальную текстуру и оригинальный сценический формат. В ее ярком и неординарном музыкальном повествовании есть традиционные для оперного жанра сольные, ансамблевые и хоровые номера, оркестровые интерлюдии, при этом в музыкально-стилистическом миксе преобладает медитативная, сонорная и конкретная музыка, в которую проникает хорал и экспрессивные мелодические интонации. Но главное, что этот первый и весьма удачный опыт молодого композитора Константина Комольцева в жанре оперы наилучшим образом раскрывает задуманные идеи, оказывая на слушателя мощное воздействие, а местами почти психоделический эффект.

Отдадим должное коллективу исполнителей театра – оркестру, хору, солистам, которые под точным и высокопрофессиональным руководством дирижера Сергея Михеева блестяще донесли аудитории все музыкальные смыслы.

Визуальная часть оперы тоже весьма интересно раскрывает идеи постановщиков: светящееся в полумраке большое экранное панно – центральный элемент сценографии, притягивающий к себе галогенные световые нити, – состоит из множества компьютерных экранов, на которых постоянно транслируется возникающая новая реальность, символично разбитая на массу мелких фрагментов.

AR-опера «Любовь к трем цукербринам», созданная благодаря гранту, предоставленному ООГО «Российский фонд культуры», — это несомненно веха в музыкально-театральном мире не только столицы, но и всей страны.

Эксперимент, предъявивший трансформацию привычной широкому зрителю оперной реальности, состоялся. Спектакль производит шоковый эффект новизной музыкально-театрального языка и сценического формата. Эффект со знаком «плюс» или со знаком «минус» – решать зрителю, но такой спектакль непременно заставит задуматься о гуманистической и философской составляющих взаимодействия человека и компьютера, которое становится все плотнее и грозит все более непредсказуемыми последствиями. И, несмотря на то что возрастной ценз спектакля 18+, он обращен, прежде всего, к молодому поколению – тому, которое в ближайшем будущем будет принимать самые важные для общества решения.

А зрителю остается ждать продолжения трилогии: голографического балета «Двухсотлетний человек» и компьютерной драмы «О-Н-А».

Евгения АРТЕМОВА,
Фото — Елена ЛАПИНА

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статьяПРЕМЬЕРА НА КАНАЛЕ: Документальный фильм «ПЕТЕРБУРГ КОСМИЧЕСКИЙ»
Следующая статьяСАНКТ-ПЕТЕРБУРГ: В рамках Международного Курдского Кинофестиваля представят 19 кинокартин