Виндзорские приключения Фальстафа

0
1681

Камерная сцена Большого театра продолжает традиции великого мастера оперной режиссуры Бориса Покровского ставить на ней оперные редкости. Недавно прошедшая здесь премьера комической оперы «Фальстаф, или три шутки», написанная Антонио Сальери в 1799 году по известной комедии Уильяма Шекспира «Виндзорские насмешницы», — первое знакомство российского зрителя с этим сочинением. Создана она силами постановщиков дирижера Ивана Великанова, режиссера Александра Хухлина и художника Анастасии Бугаевой.

Миссис Слендер – Анна Сменюк, миссис Форд – Александра Наношкина

Миссис Форд – Александра Наношкина, Джон Фальстаф – Василий Соколов

Сочинения Сальери нечасто ставятся на российских сценах. В репертуаре московских музыкальных театров «Фальстаф» в Большом – единственная опера этого автора, за которым, с легкой руки А.С. Пушкина, в представлении многих закрепилась роковая роль в судьбе Вольфганга Амадея Моцарта. Сальери и правда сыграл важную роль в его жизни, но скорее со знаком плюс – именно он способствовал публичному исполнению многих его сочинений, а оперу «Свадьба Фигаро» считал самой выдающейся в творчестве австрийского гения. Неудивительно, что опера «Фальстаф», написанная через 8 лет после кончины Моцарта, несет черты схожести с его музыкой, и, в частности, со «Свадьбой Фигаро», из которой некогда распеваемый в венских трактирах мотив арии Фигаро «Мальчик резвый» Сальери цитирует в оркестре. Да и сам сюжет по либретто Карло Просперо Дефранчески, немного подкорректировавшего Шекспира, напоминает знаменитого моцартовского «Дон Жуана»: сэр Джон Фальстаф – самовлюбленный ловелас, стремящийся соблазнить благочинных кумушек из Виндзора, только, в отличие от Дон Жуана, не просто из чувства жажды жизни, а чтобы поправить свое финансовое положение. У него тоже есть слуга, наделенный комическими музыкальными характеристиками – Бардольф, который, однако, предает своего хозяина в отличие от моцартовского Лепорелло, в следствие чего кумушки решают разыграть повесу. Фальстафа ожидают веселые для всех, однако безрадостные для него приключения, приводящие к наказанию порока и торжеству справедливости, как и полагается в финале классической оперы.

Сальери придавал большое значение сценической и музыкальной динамичности действия, которую полагал одной из главных своих задач. Режиссер Александр Хухлин, создав недвусмысленный современный контекст, по-своему оформил сценическую динамику, сосредоточившись, главным образом, на переодеваниях. Главного героя, сначала попавшего в Темзу по милости затейливых виндзорских кумушек, а затем побывавшего старой тёткой кухарки Фордов и охотником Герном, он представил изначально в шортах и махровом халате, потом измазал грязью, обернув в фольгу, переодел в женский костюм и чулки, а в результате, в финальной сцене оставил и вовсе почти без белья. Изобретая динамику сценического действия, режиссер также не раз ронял Фальстафа, заставлял прятаться под женской юбкой, ползать на коленях и много чего еще. Обладатель красивого баритона и артистической харизмы Василий Соколов стоически прошел все испытания, нисколько не потеряв при этом в качестве музыкального исполнения, и составил центр этой постановки. Кумушек миссис Форд (Александра Наношкина) и миссис Слендер (Анна Семенюк) режиссер тоже сначала раздел до нижнего белья, а затем представил в ярких зефирных нарядах. Однако почему-то переодетая по сюжету в немку в одной из сцен миссис Форд оказалась в некоем подобии паранджи. Больше всего повезло мужьям кумушек – мистеру Форду (Валерий Макаров) и мистеру Слендеру (Александр Колесников) – от них переодевание потребовалось только в финальной сцене возмездия.

Джон Фальстаф – Василий Соколов

Александр Хухлин посочувствовал Фальстафу как персонажу, разбудившему в виндзорских кумушках молодость и подростковый авантюризм, а в результате оказавшемуся жертвой их розыгрышей, в последнем из которых он увидел «жесткий подростковый пранк». Видимо поэтому они вместе с художником-постановщиком Анастасией Бугаевой в качестве компенсации не только дали Фальстафу самое большое сценическое пространство – белую коробку авансцены, служившую по сюжету его гостиничным номером, – но и укомплектовали его современными удобствами – микроволновкой и холодильником. Все остальные события разворачиваются на своеобразном экране внутренней сцены, где появляются виндзорские проказницы в пестром цветнике и в зефирно-розовом будуаре.

Музыка Сальери под руководством Ивана Великанова звучит по-классицистски изящно и почти выверено, не считая некоторых расхождений певцов с оркестром. Впрочем, если списать это на премьерные спектакли, то есть надежда, что в будущем слушатель сможет насладиться не только незамысловатой динамикой сценического действия, но и стройным музыкальным исполнением.

Евгения АРТЕМОВА,
Фото – Павел РЫЧКОВ, ГАБТ

Источник – сайт сетевого СМИ artmoskovia.ru.
Предыдущая статьяСветлана ШЕТРАКОВА: «Сергей Есенин – суперзвезда из прошлого века»
Следующая статьяМеждународный День рек