Честный диалог с собой о карьере, роль мамы и плавание с крокодилами – откровенная встреча с Ольгой Мичи

161

Обре­сти жен­ское сча­стье, кра­со­ты, люб­ви и букет тюль­па­нов — клас­си­че­ский набор поже­ла­ний к Вось­мо­му мар­та, кото­рый вряд ли устро­ит совре­мен­ную жен­щи­ну. В пред­две­рии само­го глав­но­го жен­ско­го дня на пло­щад­ке про­ек­та «Роди­тель­ский уни­вер­си­тет: PRO-Роди­те­ли» ГК «Про­све­ще­ние» состо­я­лась встре­ча «Как сов­ме­стить зва­ние «Мама» и про­фес­си­о­наль­ный успех?».

Геро­и­ней пере­да­чи ста­ла Оль­га Мичи — экс­тре­маль­ный фото­граф, фото­ху­дож­ник, автор доку­мен­таль­ных филь­мов и пере­дач, посвя­щен­ных жиз­ни пле­мен и дикой при­ро­ды, чле­ном Рус­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го обще­ства, Твор­че­ско­го сою­за худож­ни­ков Рос­сии и International Woman’s Forum за мир и свободу. 

В цен­тре вни­ма­ния встре­чи ока­зал­ся непро­стой и уже став­ший клас­си­че­ским вопрос: мож­но ли жен­щине «все и сра­зу»? Мож­но ли оста­вать­ся в роли забот­ли­вой и вни­ма­тель­ной мате­ри, когда в тво­ем еже­днев­ном рас­пи­са­нии съем­ки, пре­мье­ры про­ек­тов, зару­беж­ные коман­ди­ров­ки, а еще — пла­ва­ние с кро­ко­ди­ла­ми и фото­сес­сии тиг­ров и афри­кан­ских племен. 

«Я дол­го дума­ла, согла­шать­ся или нет на сего­дняш­нюю встре­чу, так как тема «сов­ме­ще­ния» для меня выстра­дан­ная и тяже­лая. У меня двое сыно­вей — 15 лет и 1,5 года. На взрос­ле­ние млад­ше­го нало­жи­лись пан­де­мия, в этот же момент я вышла на новый уро­вень сво­ей рабо­ты — от travel-фото­гра­фии к серьез­ным про­ек­там в сфе­ре совре­мен­но­го искус­ства. Но мое­му стар­ше­му сыну доста­лись все тяго­ты жиз­ни с рабо­та­ю­щей 24/7 мамой», — пря­мо отве­ти­ла на вопрос о гар­мо­нич­ном сов­ме­ще­нии ролей фотохудожница.

Оль­га отме­ти­ла, что ее жизнь куда более экс­тре­маль­ная сей­час, чем до — даже в момент самых актив­ных поез­док и путе­ше­ствий. И это свя­за­но не толь­ко с мате­рин­ской ролью, но и со сме­ной фор­ма­та работы: 

«Рань­ше мне было понят­но, что и зачем я делаю. Я была уве­ре­на в сво­их физи­че­ских силах. Напри­мер, когда я погру­жа­лась с кро­ко­ди­ла­ми, я точ­но зна­ла, что выныр­ну. Если кто-то в мире это осу­ще­ствил — и я смо­гу. Сей­час я могу напи­сать в день око­ло 30–40 офи­ци­аль­ных писем из-за ста­дии пост­про­дакшн доку­мен­таль­ных филь­мов и фото­про­ек­тов. Так слу­чи­лось, что все три боль­ших про­ек­та вышли одно­вре­мен­но — и это дей­стви­тель­но стресс».

Пан­де­мия, по сло­вам Оль­ги, сыг­ра­ла ей на руку, предо­ста­вив допол­ни­тель­ное вре­мя. До нача­ла пан­де­мии коман­да Мичи нача­ла съем­ку круп­но­го доку­мен­таль­но­го про­ек­та «Лица боже­ства», и вре­мя на «само­изо­ля­ции» поз­во­ли­ло спо­кой­но и без стрес­са занять­ся обра­бот­кой материала. 

Обра­ща­ясь к исто­рии сво­ей карье­ры, Оль­га вспом­ни­ла и ситу­а­цию, зна­ко­мую мно­гим актив­ным и само­сто­я­тель­ным в про­фес­си­о­наль­ном плане жен­щи­нам: «Меня при­гла­си­ли в ИТАР-ТАСС, я пред­ста­ви­ла свои теку­щие про­ек­ты. И когда меня уви­дел дирек­тор, он спро­сил: «А поче­му вам дома не сидит­ся и не зани­ма­ет­ся сало­на­ми кра­со­ты? Вы посмот­ри­те на себя, зачем вам это нуж­но?». Потом он уви­дел мои рабо­ты и в удив­ле­нии спра­ши­вал, я ли это сни­ма­ла, прав­да ли сама все это про­жи­ла — в самых отда­лен­ных угол­ках пла­не­ты. Мы сотруд­ни­ча­ли око­ло года». 

Тема самых ярких вос­по­ми­на­ний — о пла­ва­нии с кро­ко­ди­ла­ми и аку­ла­ми — пред­ва­ри­ла раз­го­вор о чув­стве ответ­ствен­но­сти перед семьей. 

«Мне все­гда хоте­лось позна­ко­мить­ся с собой, понять, на что я спо­соб­на... Когда ты погру­жа­ешь­ся, нуж­но быть крайне скон­цен­три­ро­ван­ным. Если ты поте­рял какую-то деталь сво­е­го обо­ру­до­ва­ния, мож­но погиб­нуть. Выпры­ги­вая из лод­ки, нуж­но сра­зу же погру­жать­ся на дно, так как кро­ко­ди­лы напа­да­ют толь­ко на поверх­но­сти — и любой всплеск для них явля­ет­ся зна­ком еды, — вспо­ми­на­ет Оль­га, добав­ляя, — а дома меня ждал сын. Если рань­ше я еще раз­мыш­ля­ла о смыс­ле жиз­ни, о сво­их мораль­ных и физи­че­ских силах, то в этот момент шла борь­ба на выжи­ва­ние. Я почув­ство­ва­ла, как нико­гда, цену жиз­ни, важ­ность вер­нуть­ся домой. Как нико­гда я меч­та­ла обнять сво­е­го сына и близких».

Как поде­ли­лась сама автор мно­го­чис­лен­ных доку­мен­таль­ных про­ек­тов, посвя­щен­ных жиз­ни дикой при­ро­ды, после таких при­клю­че­ний быто­вые про­бле­мы уже не кажут­ся таки­ми большими. 

Срав­ни­вая, что же слож­нее — рабо­та с экс­тре­маль­ных усло­ви­ях или роль мамы, Оль­га не смог­ла дать одно­знач­ный ответ, даже исполь­зуя крайне тяже­лый при­мер. Во вре­мя съе­мок про­ек­та «Уяз­ви­мые», посвя­щен­но­го рас­ска­зу о куль­тур­ном свое­об­ра­зии выми­ра­ю­щих наро­дов мира, коман­де при­хо­ди­лось пере­но­сить дикую жару, сти­рать в кровь костяш­ки на бед­рах от тяже­ло­го оборудования. 

«А дома у меня полу­то­ра­го­до­ва­лый сын, кото­рый спит со мной каж­дую ночь. Ты хочешь выспать­ся, а у тебя чув­ство гипе­ро­твет­ствен­но­сти! Ты боишь­ся, что он сва­лит­ся с кро­ва­ти, замерз­нет, упол­зет так, что ты не заме­тишь. Это такие же бес­сон­ные ночи, пол­ные стрес­са, осо­бен­но, если ты моло­дой роди­тель...».

У зри­те­лей онлайн-транс­ля­ции встре­чи воз­ник зако­но­мер­ный вопрос о допол­ни­тель­ных ресур­сах помо­щи рабо­та­ю­щей, и рабо­та­ю­щей столь актив­но, маме. Оль­га Мичи одно­знач­но отве­ти­ла, что роди­тель­ство — это систе­ма вза­и­мо­по­мо­щи, и рас­счи­ты­вать на под­держ­ку близ­ких необходимо.

«У меня заме­ча­тель­ный муж, кото­рый не пытал­ся как-то пося­гать на мою сво­бо­ду, под­дер­жи­вал меня и не встав­лял в пал­ки коле­са. Меня отпус­ка­ли (в путе­ше­ствия), пото­му что был тыл, когда-то мои бабуш­ки и дедуш­ки так­же помо­га­ли моим роди­те­лям... Очень важ­но чув­ство­вать себя нуж­ным. Ино­гда в семье муж­чи­на дела­ет карье­ру, а жен­щи­на вынуж­де­на оста­вать­ся дома, у нее появ­ля­ет­ся чув­ство невос­тре­бо­ван­но­сти. Муж при­хо­дит домой и реаль­но не пони­ма­ет, поче­му она тоже устав­шая и рас­тре­пан­ная. Это непра­виль­ный под­ход. Все долж­но рабо­тать в системе». 

В таком кон­тек­сте слож­но не вспом­нить о реаль­ном назва­нии «дня пре­крас­ных дам» — Меж­ду­на­род­ный день соли­дар­но­сти жен­щин в борь­бе за свои пра­ва. Оль­га Мичи рас­ска­за­ла не толь­ко о сво­ем опы­те роди­тель­ства, но и поде­ли­лась вос­по­ми­на­ни­я­ми о роди­тель­ских тра­ди­ци­ях пле­мен, в сре­де кото­рых жила и работала.

«В пле­ме­нах все очень жест­ко и ино­гда жесто­ко. Напри­мер, мы посе­ща­ли место Omo Child — место, где живут дети мин­ги. Это дети, кото­рых пле­ме­на отвер­га­ют в силу неко­то­рых физи­че­ских несо­вер­шенств. Забо­ле­ва­ние, родо­вая трав­ма, а ино­гда даже вырос­ший в непра­виль­ном месте пер­вый зуб, осо­бен­но­сти пове­де­ния. Рань­ше пле­ме­на таких детей бро­са­ли в воды реки, где их съе­да­ли кро­ко­ди­лы, а сей­час есть целая про­грам­ма по вос­пи­та­нию этих детей в дет­ском доме... Мы виде­ли страш­ное отно­ше­ние к детям в Индии: маль­чи­ков там вос­пи­ты­ва­ют, а дево­чек необ­хо­ди­мо побыст­рее при­стро­ить. Отцы из мало­иму­щих семей отправ­ля­ют доче­рей на орга­ны или в пуб­лич­ные дома. У нас обще­ство постро­е­но на пра­во­су­дии и зако­нах, зако­ны пле­мен — свои».

Вме­сте с веду­щей кана­ла — Кри­сти­ной Колес­ни­ко­вой, дирек­то­ром по внеш­ним ком­му­ни­ка­ци­ям ГК «Про­све­ще­ние», Оль­га обсу­ди­ла и тему вос­пи­та­ния, ком­му­ни­ка­ции с уже взрос­лы­ми детьми. Стар­ший сын Оль­ги Мичи, кото­ро­му уже 15 лет, зани­ма­ет­ся язы­ка­ми и музы­кой, вме­сте с ней отправ­лял­ся в путе­ше­ствия на дале­кие континенты. 

«Я жда­ла, когда же мой стар­ший сын упрек­нет меня за мое отсут­ствие, но это­го не слу­чи­лось. Но у нас полу­чи­лось так, что мама — это и авто­ри­тет, и сти­мул дви­гать­ся впе­ред. Не важ­но, чем зани­ма­ет­ся жен­щи­на, важ­но, что­бы она пока­зы­ва­ла ребен­ку пози­тив­ный настрой», — дала совет зри­те­лям фотохудожница.

На вопрос «надо ли отры­вать детей от гад­же­тов» Оль­га отве­ти­ла одно­знач­но и поло­жи­тель­но, так­же доба­вив, что на ее взгляд, дети силь­но загру­же­ны в шко­лах и совер­шен­но ина­че про­жи­ва­ют дет­ство — они лише­ны акти­ва, не зани­ма­ют­ся всем тем, что пере­жи­ва­ло поко­ле­ние их роди­те­лей — от про­гу­лок в лесу и бегот­ни до экс­пе­ри­мен­тов. «Рань­ше нас не боя­лись отпус­кать в лес, сей­час мы боим­ся про­ис­ше­ствия в лиф­те... Я вот очень боюсь, что мое­го ребен­ка оби­дят физи­че­ски — это будет пси­хо­ло­ги­че­ская трав­ма на всю жизнь», — поде­ли­лась Мичи.

Как реко­мен­да­цию по пере­на­прав­ле­нию энер­гии из лент соци­аль­ных сетей в про­дук­тив­ное рус­ло, Оль­га Мичи пред­ло­жи­ла фото­ис­кус­ство. У Рус­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го обще­ства до 5 апре­ля идет при­ем работ на фото­кон­курс для школь­ни­ков — «Самая кра­си­вая стра­на гла­за­ми детей», чле­ном экс­перт­ной комис­сии кото­ро­го явля­ет­ся сама Ольга.

Так что все все-таки долж­но и может быть в при­о­ри­те­те у совре­мен­ной жен­щи­ны? Орга­ни­за­то­ры меро­при­я­тия попро­си­ли гостью дать чест­ный ответ, осно­вы­ва­ясь на ее соб­ствен­ном бога­том опы­те. Ответ, как и все рабо­ты Оль­ги Мичи, выгля­дит откро­вен­ным, прав­ди­вым и осно­ван­ным на взве­шен­ном подходе: 

«Я за то, что­бы люди вели чест­ный диа­лог с собой и выстра­и­ва­ли при­о­ри­те­ты. Если у вас есть про­фес­си­о­наль­ные амби­ции, пусть это будут чет­кие цели, что­бы пони­мать: ты не зря кра­дешь вре­мя у сво­ей семьи, ты достиг­нешь успе­ха и вло­жишь новые ресур­сы в близких...Поставьте ситу­а­цию на весы, задай­те себе пра­виль­ные вопро­сы и най­ди­те чест­ные отве­ты. Сего­дняш­ний мир — мир воз­мож­но­стей, все­гда мож­но дать выход сво­е­му твор­че­ству и жела­ни­ям, и не раз­лу­чать­ся при этом с семьей. Ино­гда не нуж­но бежать, сло­мя голо­ву, а про­сто подо­ждать сво­е­го времени». 

Встре­ча с Оль­гой Мичи про­шла в рам­ках феде­раль­но­го про­ек­та Груп­пы ком­па­ний «Про­све­ще­ние» «Роди­тель­ский уни­вер­си­тет: PRO-Роди­те­ли» при под­держ­ке про­ек­та ГЕРОИ и Фон­да Яны Поплавской.

Фото – Оль­га МИЧИ, предо­став­ле­ны ГК «ПРОСВЕЩЕНИЕ» для редак­ции СМИ «Арт­Мос­ко­вия»

Ори­ги­нал пуб­ли­ка­ции нахо­дит­ся на сай­те сете­во­го СМИ artmoskovia.ru | Если вы чита­е­те её в дру­гом месте, не исклю­че­но, что её укра­ли.